АДМИРАЛ

Александр Волгин

 


Маленький, несуразный человек, нелепо одетый во все сплавное, словно муравей тащил огромный синий рюкзак. Только что его не пустили в порог. Группа смотрела ему вслед, и ни один член команды не мог оставаться равнодушным. Да, вот так приходит старость. Не постепенно, миг за мигом обкрадывая тебя, забирая самое ценное – здоровье, радость мироощущения, жажду творчества, – а внезапно оглушает из-за угла, наваливается тяжелым камнем, так, что даже вздохнуть невозможно.

Совсем недавно Михалыч справлял шестидесятилетний юбилей, строил планы, был полон энергии. Он давно ходил в походы со своими единомышленниками. Если выражаться красиво, то реки, горы, тайга были для него единственной отдушиной в этом тесном, заваленном нужным хламом, мире. Добрый, романтичный по своей натуре, он жил далекими путешествиями. Помню, как загорались его глаза, когда он рассказывал забавные походные истории, которых за всю жизнь он накопил великое множество. А сколько еще будет! – не сомневался он.

Еще вчера он был суровым адмиралом, управлял катамараном, нес полную ответственность за остальных членов экипажа – его друзей, а сегодня ему сказали: "Извини, старик, но мы не хотим проходить с тобой этот порог. Ты сдал, тебе поздно ходить по порогам. Пойми нас, мы жить хотим".

Пока ты молод, здоров, полон сил и честолюбивых планов, ты не задумываешься о том, что когда-нибудь состаришься и тебе просто-напросто не хватит сил и здоровья выдерживать единственно правильную линию прохождения порога, сделать столь необходимый маневр, чтобы избежать катастрофы. Нет, я никогда не буду старой развалиной, обузой группе, я снижу планку, буду ходить по карелиям, как только почувствую себя старым. Но в этом и заключается главная ошибка молодости. Это ужасно тяжело – осознать, что ты уже не молод и то, что ты позволял себе раньше, теперь уже не под силу. Наверное, для этого нужно иметь сильный характер. Для многих – уж лучше сразу в могилу.

Группа понимала весь трагизм создавшейся ситуации. Мне хотелось побежать за Михалычем, еще раз объясниться, вернуть ему его законное место кормчего. "Не надо, он сам так решил", – остановили меня члены его (или уже не его?) экипажа. Мы пытались оправдать себя, переложить всю ответственность на него, мол, разве так на маршруте поступают? Подумаешь, не пустили в порог, меня тоже сколько раз не пускали – я ж не психовал, не уходил с маршрута. Он подвел всю группу. Что ж, вполне объяснимая защитная реакция, страусиная, если можно так выразиться. Я задался вопросом – а если бы мне вот так сказали друзья? Как бы я поступил? Нет, это не возможно! Ведь я полон сил, энергии, да к тому же опытней всех, я б сам ссадил их на берег, – мозг отказывался обрабатывать такую ситуацию.

Озвучить вердикт, который вынесли члены его экипажа, пришлось мне. Им, его старым товарищам, с которыми он прошел не один десяток сложных препятствий, было очень тяжело, практически невозможно выполнить эту неприятную миссию. “А кто ты такой? Я – командир”. “Нет, Михалыч, ты больше не командир”. Как тяжело мне дался этот разговор, не приведи, Господь, оказаться еще раз в такой ситуации. На душе было гадко, я чувствовал себя подлецом. Внутри снежным комом росло раздражение на себя, на Михалыча, на его соратников. Понимая, что нет смысла ковыряться в прошлом, я пытался прокрутить ход событий назад, найти там, в ушедшем времени, выход из создавшейся ситуации. Но и там выхода не находилось. Эх, как легко было бы сейчас плюнуть на все и вслед за Михалычем предпринять демарш, – а идите вы все к чертям, я тоже ухожу. Нет, нельзя, это значит – расписаться в собственном бессилии, именно этого мы так сильно боимся.

Двумя днями раньше катамаран-четверка, ведомая Михалычем, каким-то чудом смогла зачалиться, практически развалившись. В ключевом месте верхнего каньона Михалыч потерял весло и, растерявшись, упустил контроль над катамараном, вследствие чего неуправляемое судно разбилось о скалу. Сокатамаранщики, нахлебавшись адреналину, выбрали Михалыча козлом отпущения. Впереди ожидал более серьезный каньон, и экипаж не был уверен в его удачном прохождении. Именно тогда и состоялся описанный мной инцидент. Далее пришлось идти уже без доброго, немного забавного Михалыча. Мы благополучно, без особых напрягов, прошли оставшуюся часть маршрута. Все остались довольны удачным прохождением сложного участка, но у меня перед глазами до сих пор стоит образ в одночасье состарившегося, но гордого человека, уходящего по пыльной дороге в одиночество.

P.S. В следующий поход он пошел в одиночку…

HTTP/1.1 404 Object Not Found Server: Microsoft-IIS/5.0 Date: Wed, 13 Dec 2017 18:48:25 GMT X-Powered-By: ASP.NET CyrCoder: Win(default) ver.1.1 Content-Type: text/html

404 Object Not Found