Реклама: Массажная накидка Medisana medisana-msk.ru.


«Для прохождения нужна смелость. Для обноса- мужество.»

 

ОБНОС

  

Пустота и безразличие наполнили внутренности, они явственно ощущались даже  желудком, и только что упавший туда обед не создал привычного чувства сытости и удовлетворения. Знакомый приступ истерики то ли от обиды ,то ли от радости, -она и сама не могла определить, подкатывал к горлу. Она остановилась на вершине скалы и последний раз упёрлась взглядом в каскад Каши. Было тихо –здесь, на тропе обноса, лишь звенел раскалённый воздух и стрекотали кузнечики, а  привычный за две недели грохот воды остался далеко внизу. В этом месте река неслась в глубоком ущелье пятью ступенями двухкилометрового каскада, и сверху бешеный поток белой воды действительно казался кипящей манной кашей. Этот порог им не предстояло пройти.

Почему? Попытки ответить на этот вопрос приводили к тому, что она запутывалась ещё больше. Теории о невозможности впятером организовать на таком протяжённом участке реальную страховку , отсутствие которой якобы сродни авантюризму, псевдофилософские размышления об инстинкте самосохранения и ответственности «за» и «перед», что с древних времён повелевает человеку ,имеющему детей, не рисковать собственной жизнью, нежелание «создать проблемы команде» и прочий подобный бред –всё это казалось достойным оправданием, но никак не объяснением тех немотивированных позывов, которые заставляли её обносить ревущие сливы.

Вот и сейчас она не находила ответа на этот вопрос. Кому это надо? Она сделала вялую попытку предложить прохождение, больше для успокоения своего «Я», но ,разумеется, Адмирал её не поддержал. Адмирал уж точно знал, что именно его (Адмирала) заставляет возвращать команду из этих глухих уголков Земли в людскую толпу.

Решиться не удалось. «Обносим»- это команда. Она медленно поднялась, подобрала вёсла и рюкзак с барахлом и молча пошла за катамараном, который уже «плыл» наверх по тропе на плечах напарника. На ходу расстегнула гидраху и присела в кустики ,повинуясь «рефлексу порога», -рефлексу сбрасывания страха, как объяснил бы какой-нибудь психоаналитик-самоучка.

 «Боишься?»-это Адмирал. «Да». «Я тоже боюсь. Поэтому мы ЭТО обносим»-Адмирал указал на разверстую внизу пасть огромной бочки, перегородившей реку в середине порога. Она молча кивнула, она знала, что незачем идти, если боишься. Адмирал тоже это знал. Они уже давно ходили вместе.

«Мы бы могли пройти».- «Меня не устраивает «бы». Пойдём».

Бочка положит их , оторвёт от спасительных судёнышек и дальше –два километра самосплава в месиве из валов и камней. Адмирал говорит что-то про «слишком мало шансов»  -она не слушает. Итак ясно: во что бы то ни стало надо обнести, уйти как можно дальше от этого порога, пока страх ещё сильнее желания  пойти по реке. Желания пойти всем вместе, впятером, без всякой страховки, вопя «это любовь, детка!!» и, матерясь на напарников, вырастающие перед носом катамарана камни и ловко скачущего впереди на «белом коне»-каяке  Адмирала,  дружно работая вёслами опять ощутить не сублимированный и упакованный цивилизацией , а настоящий вкус природы, замешанный на борьбе за существование, а отнюдь не на лозунгах о ценности и смысле человеческой жизни. И вовсе не маниакальность самоубийц толкала их смотреть и смотреть на бурный поток, -самоубийцы не хотят жить. А они хотели. Очень хотели жить. Но ТАК и ТАМ.

Она оторвала взгляд от реки и шагнула на тропу обноса. И, словно тумблер в животе переключился в положение «off” ,-каждый нерв, каждая мышца расслабились отсутствием предстоящего прохождения  так, что она начала спотыкаться на ровном месте, от жары закружилась голова –её слабое место, и нога предательски соскользнула с камня.. «Забирай левей!»-по инерции скомандовал капитан..

 Катамаран глупым ярким пятном выделялся среди высоченных серых скал. Второй экипаж уже спустил своё судно в выходную шиверу Каши. В принципе это было лишнее –обнос сожрал день ,быстро наступала темнота и надо было падать на стоянку,- но это был ритуал. Она сползла к воде с вожделением черепахи после нереста, заняла своё место на правом баллоне, подтянула упоры, ещё раз оглянулась на обнесённый порог, и слёзы подступили к горлу. Это был последний приступ- она знала, оглядывая лица друзей, опять оставшихся в живых. Катамараны весело поскакали по валам прочь от Каши.

 На стоянке, преодолевая навалившуюся после тяжёлого обноса усталость, все пытались шутить и радоваться жизни. Она всё ещё видела ,будто сверху: два маленьких катамаранчика и каяк, внутри ТОГО порога идут легко и свободно в бурлящем потоке, преодолевая препятствия так, как в принципе все они умели это делать, когда были уверены и не боялись. Не было ни стыда от трусливого обноса, ни расстроенного отсутствием подвига тщеславия ,ни чувства, что «свирепая река победила», ни желания «вернуться и покорить». Ей просто не хотелось, чтобы всё это закончилось. Та самая истерическая радость : «не надо бороться за жизнь!» оставила неприятный осадок, осевший где-то на дне подсознания, и чего-то не хватало в стройной картине мироощущения, может быть желания ЖИТЬ любой ценой, жить ОБНОСЯ.

 Безразличие обволокло всё тело, оно явственно ощущалось каждой клеткой. Она смотрела в окно поезда, а в ушах всё стоял уже привычный за три недели грохот воды. До реки оставалось триста дней зимы…..

 

Марина  Мягкова

 

 

 


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |