Путь весла

Шаг первый. Чайник


Навязчивое вступление

В общем и целом это - не рассказ, не дневник и не история. Это поток мыслей, своего рода рефлексия начинающего каякера, несколько одинокого, поскольку таких в нашем славном городе почему-то мало. Тем, кто занимается этим долго, многие вещи скорее всго покажутся смешными, тем же, кто не пробовал этого вообще, отдельные моменты могут показаться непонятными.


Я частенько жалею, что из многочисленных видов экстремального спорта я стал заниматься именно каякингом. Почему? Потому, что когда ты сидишь в каяке, застегнутый и готовый к бою, в прямом достижении нет ни одного кармана, из которого можно было бы достать что-то путное. Например, сигарету Мальборо, и прикурить ее от зажигалки Зиппо, извлеченной из того же самого кармана. Чтобы все было правильно, и все вокруг оценили мою крутизну. Такой уж я человек, не могу жить спокойно, если считаю что плохо выгляжу в глазах окружающих, и отсюда как вечная необходимость - красивые жесты, выверенные движения, заготовленные фразы: Хотя прекрасно понимаю, что все это полная фигня, но не получается по-другому, так уж устроен, что поделать.

В моем спасжилете, вообще-то, есть небольшой кармашек на груди, но так почему-то постоянно получается, что если положишь туда что-то путное, то через 10-20 минут, в зависимости от насыщенности сплава, достанешь оттуда нечто абсолютно бестолковое, а что гораздо вероятнее, не достанешь ничего. Так уж сконструирован этот странный кармашек, что все, туда покладенное, стремится оттуда вывалиться. Причем, чем быстрее, тем лучше. Помнится, в одном из своих пеших путешествий по железной дороге с каяком на плечах, я нашел два стальных шарика диаметром около 4 см каждый, тут же придумал, как заверну их в носок и подкину Тиму в спальник. Чтобы послушать реакцию да поязвить потом, о чудесах протезирования: Ага, как же. Шарики эти положил я в волшебный карман моего спасжилета, а после банальной переправы через реку, когда я даже не одел юбку - лениво было отвязывать веревки, используемые мной вместо лямок для переноски каяка, я шариков в кармане не обнаружил! Это уже было, как в анекдоте про русского мужика, где "один сломал, а другой потерялся где-то:", там речь идет о двух стальных шариках и замкнутой системе типа бутылки.

Когда-нибудь, когда мне надоест спускать все деньги на поездки, походы и покатушки, я закажу себе у Юрчика а-фи-генный спасжилет, а в нем обязательно будет штук пять карманов, половина из которых будет водонепроницаемая - под сигареты, зажигалки и презервативы. Ну, не будем ханжами, мало ли чего бывает на сплаве, хотя, убей бог, я с трудом представляю себе ситуацию, когда могут пригодится презервативы во время сплава: Разве что воду вскипятить. Не пробовали? Обязательно попробуйте, самое уникальное в том, что непременно получится. Суп сварить не получится, говорят, из-за картошки презерватив прогорает, а вот чай - сколько угодно, хотя не пробовал я такой чай, вкусовые его качества описать не могу.

Хотя вообще - презерватив вещь мультифункциональная: можно спички завернуть, можно резинку сделать, можно воды набрать или привязать чего-нибудь: Вы не пробовали вязать раму катамарана презервативом? Я вот не пробовал, но что-то мне подсказывает, что можно. Один товарищ как-то предлагал делать весла из презервативов! Правда ни фига не вышло, но какова мысль!

Но, собственно, непосредственно при сплаве презерватив штука неактуальная. Там важно - как ты гребешь и куда ты гребешь. Важно знать, что будет там, за поворотом реки и перегибом поверхности воды. Важно помнить о том, что траектории движения с берега и с воды несколько различаются между собой. Важно не пугаться до обморочного состояния и работать адекватно ситуации. Много, что важно, но все это касается только воды, весла, тебя и лодки. А все остальное не важно, все остальное - это "суета сует и томление духа". Скорее всего, его просто не существует, этого "всего остального", есть только ты, весло, лодка и маленький кусочек реки, а может, просто какая-то бурбулентность, в которую ты с непонятной тебе и всем остальным целью заходишь снова и снова, переворачиваешься, встаешь, отстреливаешься, садишься снова и снова лезешь куда-то...

Помнится, при прохождении Казырской "Каши" на Ванькиной "Баварии" я не совсем правильно выбрал траекторию движения в пороге и влетел в довольно большую бочку. Причем промахнулся я всего на полметра, взял бы на полметра левее - прошел бы на ура. Ну и заколбасило меня там пропеллером: только на третьем обороте вокруг оси нос - корма я отстрелился: А потом горько жалел, что не продолжил вращение, ведь был шанс сделать пять-шесть оборотов, и на видеокамере это было бы гораздо прикольнее, чем мои жалкие три: Хотя прекрасно помню, что в панике уже почти не соображал, что происходит, и глотал воду стаканами. Вру. Я прекрасно соображал, что происходит, просто не мог совладать с собственным телом, которое считало, что 5-10 секунд без кислорода - это слишком долго: Бывает. К этому сложно привыкнуть. Но можно. Тренировки, терпение, труд - три составляющие успеха. Как бы это глупо ни звучало, но чем больше ты тренируешься, тем легче тебе удается вставать и тем меньше ты паникуешь, когда проходишь вниз головой какую-нибудь лютую бурбулентность.

Хотя было бы странно не получать удовольствие от этих тренировок: когда у тебя что-то получается лучше, чем раньше, или когда у тебя начинает получаться то, что раньше вообще не получалось, ты испытываешь многократный оргазм, делая это снова снова и снова. До тех пор, пока в голове не начнет шуметь, а мышцы не закостенеют. от одних и тех же повторов. Во всяком случае у меня почти так, если где и приврал, то только самую малость. Вот кого я не понимаю, так это тех людей, которые, купив себе лодку, практически в нее не садятся, а поставив где-нибудь в углу, любуются, изредка выезжая на ровную воду или соревнования, где в плавают только на катамаранах, глубокомысленно рассуждая о наличии опыта и неумении полноценно вставать. В общем-то, это их заморочки, как сказал в свое время Коля Гордиенко: "Я вот иногда задумываюсь - зачем мне два каяка? Даже на одном не катаюсь..." Да не знает человек, зачем ему два каяка, просто хочется и все тут, но не можется - из-за возраста, из-за того, что страшно, да мало ли из-за чего еще? Меня это не касается, я не такой.

Но в этом смысле про меня вообще лучше не говорить. Я отмороженный. Правда, может это удел любого каякера - две извилины, причем одна плавно переходит в то, о чем в приличном обществе говорить не принято, а другая - отпечаток удара каски о камень. Глубина мысли обычно обратно пропорциональна глубине второй извилины. Запутанность мысли отсутствует полностью, зато присутствует гнездоватость. Сколько не наблюдаю за каякерами, все что они могут сказать на берегу - это: "Ребята, я бы хотел, чтобы все водники начинали с каяков" или "Он пообещал, что у него в пороге будет свет и музыка, представляешь, в два часа ночи:", а на воде вообще всего шесть слов "Ты это видел?" и "Что это было?". А я не такой, молчу все больше, хотя, наверное, это по молодости лет, молчу и лезу. Как в анекдоте, "а я как птица: лечу и гажу", боюсь несусветно перед каждым серьезным порогом. Причем боюсь не столько воды, сколько того, что облажаюсь на глазах достопочтенной публики, которой на берегах порогов собирается такое количество, что иной раз плюнуть некуда, чтобы в зрителя не попасть. Всем интересно, как будет проходить тот или иной "отмороженный" каякер, ну и, как обычно, публика желает крови. Обычно эту кровь даю им я, так сказать, с фанатизмом подходя к вопросу: "Бегемот" на второй неделе сидения в каяке? Пожалуйста! "Кашу" в большую воду? Да легко! Как еще с Карпысака не прыгнул, удивляюсь. И только сейчас, спустя два месяца после покупки каяка, начинаю постепенно вставать не из заготовленной позиции.

Горжусь ли я этим? Да, горжусь, но почему - не знаю, мне кажется, так быть не должно, "не стоит вызывать на бой Мухаммеда Али, если не ходил в секцию бокса"c, хотя, с другой стороны, почему бы и нет? Помнится, после самосплава в "Бегемоте" у меня некоторое время возникали идеи типа "А не пошло бы все на?", а с другой стороны, я сидел и смотрел на тот порог, который отчаянно боялся пройти самосплавом буквально два года назад, боялся из-за камней, из-за бочек, и в голове вертелось немудреное "фигня". Да, были камни, но гладкие, ну уходишь ты в бочку с головой, что ж теперь? Мысль-то была одна, но простая: "Когда же это все закончится?". Оно и закончилось, как все оно рано или поздно кончается, проблему чалки решил за меня страхующий катамаран. Потом были теплые камни, заботливые руки и тревога в глазах...

Иногда я думаю, что ради этой тревоги в глазах, этих заботливых рук, я пошел бы в порог самосплавом еще раз. И еще. Видимо, чем-то в детстве недокормили, раз мне так требуется постоянное подтверждение того, что я нужен, что не просто так, а за меня переживают. Нет, чтобы подумать, каково оно - сидеть на берегу и переживать, глядя, как близкий тебе человек самосплавом заныривает в очередную бочару, а ты беспомощен что-либо сделать, если вдруг он не вынырнет... Хотя, с другой стороны, если начинать копать в этом направлении, то можно докопаться до чего угодно, к сожалению, наша жизнь не настолько однозначна, чтобы измерять все одной линейкой. Ведь если она постоянно выезжает со мной на покатушки, стремится пойти в какой-нибудь поход, значит ей это нужно?

В мире нет совершенства. Это знают все. А вот недавно я понял, что совершенства в мире не просто нет, а конкретно нет, то есть нет вообще, даже близко оно тут нигде не проходило, совершенство это, даже хвостом не виляло. К чему это я? Помнится, был такой порог "Трек", на Казыре, выглядел он как-то однозначно фигово со всех сторон, ибо был несложным, но и без "чистых" проходов, везде надо было куда-то нырять, что мне казалось делом довольно неприятным, но не в этом суть: А суть в том, что "чистую" дырку я-таки нашел, причем между двух сливов. Полоска чистой воды шириной в метр так и манила своей безнаказанностью, оставалось только прицелиться получше, зайти и попасть в эту дыру. Но с прицелом у меня довольно стремно, это я понял еще на Издревой, когда умудрился в двух с половиной соснах и трех дорогах не попасть в на станцию довольно приличных размеров.... Это, наверное, талант такой, блудить, где попало, помнится, ходили мы однажды в пешеходный поход первой категории сложности, по Салаирскому кряжу. На беду всей группы я оказался руководителем. И заблудился между двух речек: Правда, у меня был довольно бестолковый компас, плохая карта, но, как известно, на всякого плохого танцора найдется бестолковый компас. Я твердо знаю, где мы ходили первый день и последний. А фразой похода была случайно мною оброненная и ловко завхозом подхваченная: "То ли мы лоси, то ли я баран:".

Но вернемся к Казыру: Мимо намеченной траектории движения я промахнулся напрочь и проехал не там и стукнулся не туда, но в дыру все же попал. И вовсе не потому, что я с берега целился плохо, просто горячее желание попасть сделало свое дело, и порог был покорен самым быстрым и безопасным способом. Когда вечером следующего дня я пошел этот же порог, то обратил внимание, что дыра стала меньше приблизительно в два раза, то есть ровно-ровно под лодку. Но я снова умудрился в нее попасть, что меня несказанно порадовало. Как и любая нормальная история, эта тоже имела нормальный, вполне закономерный конец: мимо дыры я промахнулся. Но уже на следующее утро, когда уровень воды в реке вырос еще, а дыра превратилась в махонький мостик между двух пенных ям: Каким-то странным образом я попал под этот мостик, но все обошлось - шел я тогда довольно уверенно. Тогда я сделал для себя простой вывод: не надо становиться рабом своих привычек, всегда нужно идти там, где проще, а не там, где привычней.

Да и вообще, нет в мире совершенства, приходится выбирать не из того, чего хочется, а из того, что есть. А что есть? Есть порог страшнее, чем тебе хотелось бы. Что есть еще? Еще есть лодочка, которая несколько меньше, чем ты привык. По объему раз этак в десять. Ну и конечно же, еще есть ты, великий и ужасный за эргономической клавиатурой собственного компьютера, но тут почему-то с дрожащими пальцами, ватными ногами и слабостью в низу живота. Перед прыжком. Или перед порогом, не все ли равно? Нет, в общем-то не все равно, перед прыжком слабость внизу живота сильнее. Прыгали мы как-то с крохотного водопадика на Суенге, ну, точнее с плотины. Я потом фотографии сделал и обомлел, такие интерфейсы, что хоть на доску почета в комнате страха вешай! Хотя чего там, сперва два метра с кепкой пологий слив, градусей так под семьдесят, потом прыжок полтора метра с отвесной ступеньки. То есть, по хорошему, ни к голове, ни к заднице. Правда, потом порог достаточно достойный, в иных сливах по уши ныряли, но нырять по уши на Вуде - состояние скорее привычное, потому и порог оценили в четверку, за недостатком воды: стружек с каяков наснимали вагон и маленькую тележку, а одну лодку совершенно бездарно пробили:

Вообще, лодка - это что-то вроде одежды. Ты не залезаешь в нее, ты ее скорее надеваешь. Эдакий способ модернизации собственного тела для максимальной степени свободы на бурной воде. Модернизация не дешевая, и потому лодку свою ты любишь, как любовницу. Чем больше сил и энергии ты потратил, чтобы ее заиметь, тем жальче тебе с ней расставаться. Это типа как с горными лыжами - сломал и сокрушаешься по поводу того, что придется теперь, не понятно где, брать новые, чтобы кататься. В прокат или еще как, например не кататься, уже не катит, этот вопрос даже и не встает, думаешь только о том, где и как ты будешь брать новую. Хотя, когда от меня уплыл каяк на Казыре, я чувствовал себя так, будто потерял друга. От выражения моего лица шарахались не только люди, звери и птицы, но казалось, даже электричка ускорила ход, когда я смотрел ей вслед ненавидящим взглядом. Вуду-то я потом нашел, но машинисту явно легче от этого не стало.

С электричками у меня отдельная проблема. Я всегда на них опаздываю. Когда на час, когда на пять минут, но тем не менее с завидной стабильностью. Самое обидное было опаздывать на электричку где-нибудь в Лужбе, поскольку мало того, что первая электричка идет там в половине десятого, так она к тому же и последняя. И все, опа, больше никакой мазы добраться из пункта "А" в пункт "Б", кроме того как снова и снова, сбивая свои несчастные ноги, утрамбованные в кеды и неопреновые носки, о твердые шпалы. И камни между ними. Со шпалами у меня отдельная война, такое ощущение, что их делал какой-то садюга, которому в общем-то плевать на основные принципы гуманности и человеколюбия: все шпалы расположены так, что, если наступать на каждую, шаг получится сильно маленький, а если через одну, то сильно большой. В общем-то из любой ситуации рано или поздно находится выход, и с моим невезением на электрички я научился-таки ходить по шпалам. Через одну на каждую, то есть наступая на две шпалы из трех. Как это? Не скажу, попробуйте сами, но только в этом случае получается более или менее равномерное движение: Да, это если шпалы лежат равномерно, а не хрен знает, кем накидано, в противном случае легче идти по тропинке вдоль насыпи. Хотя это не так интересно - фиг найдешь маленький железный шарик, диаметром около 4-х сантиметров. Да и попробуйте пойти по тропинке, если поперек спины привязан трехметровый каяк. То еще удовольствие.

Частенько мне вспоминается, как долго и упорно меня варило в Казырской "Каше". А я потом старательно отшучивался, дескать, перепутал соревнования - родео с гонкой. Ну, положим, родео у меня там ни фига не получилось, но это можно было списать на незнакомую машину, которая к этому виду соревнований не была приспособлена вообще. Трехметровая Бавария поражает своей офигенной дурниной и способностью всплывать там, где даже чисто теоретически всплыть сложно. Хотя, может быть, это всего лишь моя непрофессиональная оценка препятствий и все такое... Но вуда мне ближе, вуда - она какая-то более понятная и логичная. Да и пробил бы я ту бочку нафиг, на вуде, ну, положим, вылетел бы на кормовой свече... Так в первый раз, что ли? Это, между прочим, уже почти стиль: если бочка чуть-чуть больше человеческих пределов разумности, - вылетаю я из нее обязательно на кормовой свече. Это - как отче наш, и как с этим бороться я еще не знаю, а тогда, на баварии, при входе, я даже положил на кокпит весло, чтобы передохнуть, потом уже на самой грани слива погреб вперед, чтобы не терять динамики. И не пробил... Бывает конечно, у всех бывает, но желательно пару раз за всю свою долгую и очень бурную. А комментарии-то какие были! Типа - как увидел, глаза округлились, весло бросил и вперед, вариться. Ну-ну, "весло бросил", ну да, глаза безумные, дак их бы на мое место поставить, перед таким порогом, в каяк. Дело-то даже не в бочке, у меня и сомнений не возникло, что с ней я совладаю, дело было в том сливе, что стоял за бочкой. Вот это было действительно страшно.

Страшно, страшно и еще раз страшно. Смотришь, как матерые ребята прыгают с водопадов, не страшно. Подходишь к порогу - страшно. Интересно, а как они сами-то? Боятся или нет? Наверное, боятся, не один же я такой, недомерок человечества. В любом случае идут. И я иду, когда считаю возможным... Иду туда, куда можно было бы и не ходить по здравому размышлению, да и по нездравому тоже. А почему иду? Быть может потому, что страшно?

 

Говор Михаил
Редактор Терешкина Ирина


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |