- Я буду плакать о тебе, - вздохнул Лис.
     - Ты сам  виноват, - сказал  Маленький принц.   - Я ведь  не хотел,
чтобы тебе было больно, ты сам пожелал, чтобы я тебя приручил...
    - Да, конечно, - сказал Лис.
    - Но ты будешь плакать!
    - Да, конечно.
    - Значит, тебе от этого плохо.

    - Нет, - возразил  Лис, - мне хорошо.

 

 

 

 

****

Мы познакомились с ним на «Весле». Я написал в форум, что хочу заняться водным туризмом, и получил массу откликов. Один из них был от Вадима. В завязавшейся переписке выяснилось, что живем мы поблизости. Не откладывая в долгий ящик, мы встретились.

-        Привет, ты Миша?

-        Да, а ты Вадим?

-        Да.

-        Привет!

Это был худощавый молодой человек невысокого роста со светлой, кучерявой шевелюрой и добрым тихим взглядом. По глазам ему было не больше двадцати. Действительно чем-то напоминал Маленького Принца…

Он научил меня многому из того, что знал и умел сам. До встречи с ним я не знал что такое катамаран, а о байдарке имел весьма смутное представление. Весь мой опыт водного туризма сводился к прогулкам на лодке в доме отдыха. Он учил меня обращаться с катамараном, читать воду, чалиться на сильной струе, упаковывать гермомешки. Мы стали вместе ходить в походы, а позже я сам не заметил, как мы сдружились и почти все свое свободное время проводили вместе. Он был великолепным фотографом и видео оператором. С его легкой руки многие интереснейшие моменты наших путешествий остались запечатленными на фото и видеопленке, оцифрованы и записаны в MPEG или DVD. Мне не удалось встретить человека, который бы разбирался в радиосвязи и электронике лучше него. В походы он постоянно таскал с собой массу разной электроники. Радиостанции, GPS-приборы, кучи батареек и аккумуляторов, мотки проводов и даже тестер.

Нас роднило многое: увлечение велосипедом, фотографией, музыкой. Но пожалуй самое главное – это страсть к путешествиям. В первый год нашего знакомства мы как с цепи сорвались. Побывали дважды на Кавказе, дважды на Валдае, в Карелии. А уж одно- двухдневных ПВД по рекам и озерам Подмосковья вообще не сосчитать. Этот ужасный непоседа в любой момент мог сорваться с места и умчаться за тридевять земель.

-        Алло.

-        Миш привет, это Вадим.

-        Привет.

-        Вова едет на Кавказ, поехали а?…

Он познакомил меня с интересными людьми – экипажем «Бешеной Газели», открыл для меня Кавказ, вместе мы открыли для себя Карелию, собирались на полярный Урал, Алтай…

На свой маленький сплавной катамаран он поставил парусное оборудование от байдарки «Таймень» и мы ходили под парусом по Истртнскому водохранилищу. Полулежа на баллонах, надев темные очки, мы ели бананы, изображая двух миллионеров на яхте. Рядом играл магнитофон.

-        Вадим, спуститесь-ка в трюм и принесите икру и кофе, а я пока послежу за курсом, а то чего доброго наскочим на коралловый риф, в здешних местах их чертова уйма.

-        Слушаюсь сэр.

Мы смеялись и дурачились как дети. А как мы чудили на Новый Год… Только теперь понимаешь, как мы были счастливы. А тогда мы принимали это как должное и не обращали внимания.

 

 

****

 

Сегодня суббота, пятнадцатое января. Мы едем на «Володарку». Дорога без конца петляет, проходя через населенные пункты. Снег почти весь растаял. Погода теплая. С трудом верится, что сейчас самая середина зимы.

-        Точь-в-точь как в апреле прошлого года. Помнишь?

-        Ты прав – отвечаю задумчиво – присутствует некоторое ощущение дежавю. Не хватает только Димы на заднем сидении.

-        А когда мы встретим Гриффина с Егоркой и подвезем их рюкзак? - спрашивает он.

-        Ты что забыл? Мы обычно это делаем по дороге на весенний хронослет, на Истру.

-        Ах, ну да.

Приезжаем на место. Несколько ребят с «Весла» уже там. Все заняты сборкой катамаранов. Их «лягушка» находится в глубокой зимней спячке. Качает воздух в несколько раз медленнее обычного. Предлагаю разбудить животное основательно погрев его в машине.

Гидримся, собираем судно.

- Нужно все как следует заснять – говорит Вадик. – Хорошо, что мой фотоаппарат ставит дату.

-        Да – отвечаю, смеясь - не плохо бы еще лыжника на заднем плане…

У всех отличное настроение. Никто и не догадывается, что через каких-нибудь полчаса все так кардинально и непоправимо изменится…

 

 

****

 

- Почему он бросил весло? Почему он плывет лицом вниз и не шевелится?! Мозг пронзает страшная мысль: «не дышит!» Забежав пару десятков метров вниз по течению, прыгаю и плыву наперерез.

Ледяная вода слегка обжигает лицо. Как же медленно плыву, секунды тянутся бесконечно…

Доплыл, наконец то! Хватаю за шиворот, переворачиваю, поднимаю его голову над водой. Стеклянные глаза, белое лицо, на синих губах пена.

-        Дыши! Дыши, мать твою!!! - ору на него, что есть дури. Из-за тяжелого дыхания и волн, бьющих мне в лицо, вместо крика слышится невнятное громкое бормотание. Пена на его губах слегка шевельнулась. Дышит, ну конечно – думал я с надеждой, - иначе и быть не может.

-        Потерпи чуть-чуть, берег уже близко, вон и ребята на катамаране подходят…

 

Тяжело делать искусственное дыхание, после того как проплыл стометровку с полной выкладкой. Но в миллион раз тяжелее смотреть в стеклянные глаза друга, беспомощно лежащего перед тобой на грязном снегу…

Нелегко смотреть в заплаканные глаза его родственников, рассказывая как это все произошло…

В такие моменты больше всего хочется поскорее проснуться.

- И приснится же такое, наверное снова Ремарка перед сном начитался. Сейчас, сейчас прозвонит будильник, я встану и пойду на работу. Ни разу в жизни не просыпался на работу с такой радостью. Но нет. Ощущение того, что все это наяву очень четкое и беспощадное.

Проходит около сорока минут с того момента, как мы достали его из воды. Реанимационные действия не прекращаются не на секунду (спасибо ребятам), вот-вот приедет «скорая». Время тянется предательски медленно. Чтобы как-то действовать бегу за его лодкой. На берегу компания «рыбаков» маргинального вида допивает свой запас горячительного. Один из них спрашивает меня: «Ну как он там?» Дикое желание схватить его за шкирку и бросить под слив, чтобы на своей шкуре почувствовал «как он там»

-        Спокойно. Этот человек ни в чем не виноват, и к тому же интересуется искренне. В ответ машу рукой и бегу дальше. Ноги ватные, в горле стоит ком.

Вот уже и «скорая», сейчас помогут они ведь профессионалы…

Врач со спокойным видом спрашивает меня: «Сколько лет ему было?» Слово «было» бьет как обухом по голове…

 

«То, что не убивает нас, делает нас сильнее» - какая глупая фраза. То, что не убивает нас, делает нас грубее и черствее. Сильнее делают нас наши друзья, наши близкие. Они наш прочный тыл, наш иммунитет против жизненных бурь и невзгод.

-        Держаться! Держаться! – мысленно говорю себе, собрав остатки воли в кулак. Не подавать виду! Ребята и так «на взводе»!

Отворачиваюсь в сторону, изо всех сил кусаю ремешок каски, в висках ухает так, что окружающие звуки кажутся прерывистыми. «Скорая» давно уехала, а он остался…

Постепенно темнеет и холодает, пора снимать сплавные шмотки, они сегодня уже вряд ли понадобятся. Где-то внизу шумит проклятая «бочка», из соседних окон доносится музыка, репетирует какая-то рок-группа.

Музыка. Это одна из тех вещей, что связывали нас. По дороге на «Володарку» мы говорили о ней.

-        Ты знаешь – говорил я ему – такие ребята как Малмстин и Зинчук не кажутся мне большими музыкантами, они скорее спортсмены. Скорость перебирания струн не главное в музыке.

-        Конечно – отвечал он с жаром – Блэкмор и Нопфлер гораздо интереснее.

-        А есть еще Сантана и Элвин Ли.

-        Кто такой Элвин Ли, я такого не знаю.

-        Лидер группы Ten Years After, я тебе принесу, тебе обязательно понравится…

Не успел… Мы продолжали слушать музыку и говорить о ней.

Его диск, прослушанный на половину, еще несколько дней был у меня в магнитоле…

- Так, не расслабляться. Нужно позвонить родным, Любке с Федором, они еще не знают…

Иду за телефоном. Мысли путаются. Вынимаю его мобильник, нащупывая дрожащими пальцами кнопки, нахожу в записной книжке телефоны Любы и Федора. Как назло не один не отвечает. И где вас черти носят. Нашли время…

Через пять минут звонит его мобильник, снимаю трубку.

-        Да.

-        Чего Вадь? – Голос Любы звучит спокойно и неторопливо. Надо же, за каких-то два часа я совсем отвык от таких голосов.

-        Люб это Миша.

-        А где Вадик?

-        Он здесь…

 

 

 

 

****

Старое Троицкое кладбище находится в тихом, живописном месте, в небольшой березовой рощице с трех сторон окруженной огромными белыми полями и только с одной стороны к нему вплотную подступает лес. Эти поля с перелесками идеальное место для лыжных прогулок. Наконец то погода наладилась. В ближайший выходной нужно обязательно на лыжах с Любой и Вади… Нет, это теперь в прошлой жизни.

Какие чудовищно непривычные слова: гроб Вадика, могила Вадика…

Из-за облаков появилось солнце. Впервые за много дней. Оно напоследок освещает скорбные лица собравшихся, его лицо…

Ты всегда умел собрать людей в компании, создать нужную атмосферу, люди тянулись к тебе. Незнакомые люди уже в процессе заброски постепенно становились сплоченным коллективом, а к концу похода, это уже была хорошо слаженная команда. Так было много раз. Так было и в твой последний юбилейный поход на Большую Лабу.

Вот и сейчас ты собрал вместе столько незнакомых и таких разных людей.

Вадька, что же ты наделал? Что мы все наделали?!

Горсть земли гулко стукнула по крышке…

Прощай Друг. Ты навсегда оставил след в моей душе. Глубокий след…

 

 

 


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |