ХАРАМАТАЛОУ-БУРХОЙЛА-ТАНЬЮ-ВОЙКАР

Июль - Август 2002 г.

Несколько слов в качестве предисловия. Поход этого года родился из горячего желания Дрозда попасть на Полярный Урал. В общем туда, где много-много хариуса. Все остальное - вторично. В том числе волок, подъем против течения и т.п. Так что - на встречу к хариусу.

В итоге мы пошли классику - Собь-Хараматалоу-Буройла-Танью- Войкар-Горная Обь. Как средство сплава – «Скаут» и двухтонный кат-4. Что на 10 человек вроде как мало – но с учетом наличия группе двух детей и большого подъема и волока вполне приемлемо. С некоей самоуверенностью раскладку делали на двадцать дней. Оно конечно нахально - но подножный и главное подводный корм нас не мог оставить своей заботой и участием …

22 июля. Старт.

Все как всегда - вокзал (на сей раз Ярославский), гора вещей и мы – отъезжающие. На сей раз - на Собь и далее, до Оби. Всего - 10 душ, список позднее. Итак, 21.50, поезд Москва-Лабытнанги. Билеты - до Харпа. (Примечания Надежды: с билетами вышла путаница. Берем 10 билетов, пересчитываем, отдаем проводнику. Он пересчитывает – 7! Пересчитываем сами – 7?! Снова пересчитываем – 10. Уф-ф…)

23-24 июля. Поезд.

Мы едем. Едим, читаем, играет в тихие игры (сиречь преферанс). Сопровождает нас в этом путешествии весьма живописная пара проводников - девица, едущая свой первый рейс (смахивала на манекенщицу, носила фиолетовые очки. Мы явно произвели на нее неизгладимое впечатление, т. к. она нас узнала, когда мы ехали обратно) и жалующийся на жизнь проводник лет 50 (с сочным акцентом). В общем с кипятком проблемы, дров нет, окно упало (про окно поподробнее, так как я была непосредственным участником сего происшествия. Итак, когда я вошла в поезд, то почувствовала родство душ с Седрахом, Мисахом и Авденаго, ведь в поезде было не намного прохладнее, чем в пресловутой пещи огненной. Ну и, соответственно, попыталась открыть окошко. Легкое движение руки и окно стало падать вниз, а его рама – внутрь, на меня. В результате оно упало почти до уровня стола. Пришел проводник, пообещал, что все будет ОК, и не обманул. Бывает…) и т.д. Правда, когда мы дописывали в ночи пульку и проводник выключил в вагоне свет - зашел к нам и извинился, что свет выключил (вернее, осведомился – не рано ли? (это в полвторого ночи) Мы одобрили его действия и легли спать) В Печоре выскочили и купили хлеб на первые дни – в столовой около станции. Кстати, с момента нашего последнего визита в эти края (два года назад) в Печоре построили новый вокзал – вполне авангардный.

Но так или иначе до Харпа нас довезли строго по расписанию - в 18.59 по Москве мы прибыли. Харп поразил своими размерами - в общем поселок ожидался намного меньше. Практически сразу нашли колеса - «Газель» из Салехарда. Оказывается, что от Харпа до Салехарда сейчас дорога хорошего качества и всего 60 км. Поезд же идет только до Лабытнанг еще 2 часа и потом все равно нужна машина и переправа. Так что на машине от Харпа получается быстрее и всего за 60 руб. с человека.

Нас же довезли за 150 рублей до берега Соби чуть ниже Харпа – все на усмотрение водилы. Произошло это столь быстро, что с берега мы даже успели увидеть свой только тронувшийся из Харпа поезд. Если по часам - то в 19.20 и к 23.30 мы собрались. Надули «Скаута». Собрали кат – и поплыли. (Процесс сборки был долог и зело многотруден). Всего проплыли 30 минут (Кат плыл зигзагами. Трое мужиков дружно обвинили в этом Олю - дескать, она их перегребает. В результате на следующий день ее разжаловали в полезный груз. Со стороны кат (в полной загрузке и с 8 пассажирами) напоминает гибрид Ноева ковчега, караван-сарая и цыганского табора. Дети в восторге.) и встали ночевать на правом берегу на переходе галечной косы в лес. Вполне нормально для первого ночлега. Попили чайку и к полтретьего угомонились.

(Здесь и далее в скобках идут мои примечания. Они сделаны уже в Москве, когда дневник набирался - и отражают некие мысли о … В данном случае о первой благоглупости. Мы так и не перешли на местное время (плюс 2 часа к Москве) и жили в итоге в странном режиме – с уклоном в ночь. Поначалу это было мало важно, но чем дальше в август, – тем ночи темнее. А есть в темноте лично я не люблю – но в этом походе сие было достаточно часто).

25 июля.

У Пашки случился сдвиг в мозгах и во времени. Как итог он поднял всех на завтрак в начале восьмого (по часам Надежды – в 7 часов 13 минут). Процесс шел медленно и печально - но тем не менее народ все-таки выполз и собрался с силами. И даже что-то съел.

Сил оказалось немеряно и в 11.30 мы выплыли - перевязав на кате палубу. И за один день просвистели до Хары. В 3 часа дня проплыли Ханмей (приток четко виден, река шириной около 30 метров с достаточно тихим течением). Сразу после устья Ханмея перекат и сразу после переката по правому берегу на галечнике встали обедать. (На обеде видели чайку с птенцом. Птенец бегал по камушкам, а мамаша подозревала Марию в гастрономическом пристрастии к птенцам и угрожающе на нее пикировала.) В 16.40 стартовали дальше и к восьми вечера были в устье Хары. Приметы близости устья - большие валуны на правом берегу на достаточно крутом повороте (таких до этого на Соби нет) и тропа от этих валунов к домику. Дом виден плохо - реально его видно только при взгляде назад. Сразу после валунов начинается большая галечная отмель, которая хорошо видна даже в бывшую у нас большую воду. Примерно через 1 км от валунов - устье Хары (точнее - одно из многих устьев). В районе устья Собь сужается и имеет место достаточно мощный перекат между галечными отмелями на правом и левом берегах. В месте впадения Хары на правом берегу Соби есть стоянка - на высоко берегу в лиственницах.

Погода весь день - переменчивая, то дождь, то солнце. Но тепло.

26 июля.

Первый день вверх по Хараматалоу. Вода - очень высокая (на мой взгляд). За день дошли до скал, обозначенных на карте. Хотя по сути это не скалы - очень крутой галечный обрыв. Идти тяжело, много перекатов с сильным течением и много глубоких перекатов. В начале, сразу после устья Хары - огромное количество проток, где зачастую надо перекидывать береговую часть команды с берега на берег. Особенно достал один перекат, который в итоге миновали по принципу «Бывалые пираты всегда идут в обход». Мы его и обошли - по другой протоке. Там было мелко – но не было сбивающего с ног потока.

(В процессе форсирования очередного протока П. А. упустил сначала весло, а потом и последнюю, то бишь единственную, запасную лопасть. Так я осталась без весла, но, как показали последующие события, оно мне не очень-то пригодилось бы)

Шли всего 5 часов 45 минут (с 11.45 до 16 и с 17.30 до 19) и встали по ходу на правом берегу, сразу после участка скал на очень симпатичном месте. По GPS поднялись на 17 метров, но прямо от устья – всего-то 3100 метров.

Рыбы пока нет. Вода сегодня в реке очень мутная - цвета сильно разбавленного кофе с молоком. Скорее всего результат дождей где-то в верховьях и достаточно глинистых берегов в низовьях Хары. Жарко - в связи с чем открыли купальный сезон. Комар и мошка есть – но в умеренных количествах. Дождь шел ночью и чуть брызгал с утра – но днем, в основном, светило солнышко.

27 июля.

За день прошли кусок до и порога Гагарина и ушли чуть выше. Всего ходового времени - с 10.20 до 14 и с 16.40 до 19.30. В это время входит два обноса – частично обнесли кат на второй ступени Гагарина (обнос метров 30, «Скаут» провели) и полностью обнесли все на первой ступени того же порога. Между ступенями Гагарина – около километра. Ориентир первой ступени - скала по левому по ходу берегу и крупногалечная отмель по правому берегу. Напротив скалы и метров на 5 выше воды – микростоянка, с кострищем и местом под 1 палатку. Перепад на этой ступени напротив скалы - около полуметра. Вторая ступень – перепад метра полтора, крупные камни и скальная стенка на правом по ходу берегу. Обнос – по левому берегу, также с крупными камнями. Но все-таки камни поменьше и нести проще. Плюс сразу за сливом есть удобное место для загрузки лодок. Метров 700 ниже второй ступени Гагарина - мощный перекат, который можно спутать с этой самой второй ступенью. Но там практически нет перепада, река пошире и течение пожиже. Скала на этом перекате есть – на левом берегу. Но это скорее скалка – очень маленькая. Воды много - что скорее в плюс.

На второй ступени Гагарина поймали первых 4 хариусов – два Сергей Феликсович Дрозд и два Кис. Сразу же сконсумировали трех из них, четвертый остался на ужин.

Весь день – жара, голубое чистое небо. Дамы купались, нам же вполне хватило купаний попутных. По крайней мере я дважды грохнулся до полного намокания, причем один раз – с потерей накомарника (не слишком ли много потерь?).

(После обеда мужики стали «сдавать» и в лямку впряглись дамы. Дело пошло веселее)

После первой ступени Гагарина прошли ее около километра (два переката) и встали на правом по ходу берегу на неудобье - небольшая ровная полоса по краю галечника на границе с лесом. Лес – с мощным подлеском из ивняка и карликовой березы и с уклоном градусов в 10-15. На самой первой ступени Гагарина стоять негде. Метров чрез триста после стоянки - Красная скала (хотя краснота ее слабо заметна). Реально первая скала на Харе, вплотную подходящая к воде.

Пока ставились и ждали ужин (первое дежурство Димы с Мариной и не слишком складное) собрались тучки и над горами началась гроза. Нас дождик тоже задел - но краешком. А вот над горами молнии были супер. Четкие, практически вертикальные полосы молний. Но все-таки рыбу дожаривали в дождь и ели в бедламе и неуюте под плохо поставленным групповым тентом. Кое-как – это действительно кое-как, места под тентом хватило только на скатерку и 4-5 человек.

За день по прямой прошли 4100 м по GPS и поднялись на 18 метров.

28 июля.

Утро началось с пропажи. На ночь кинул в реку масло - чтобы получше застыло. Но мощный дождь в горах сделал свое черное дело и уровень воды поднял сантиметров на тридцать. Метра два пляжа в итоге залило – и с этой водой масло нас покинуло (опять потеря!). К счастью, Надежда вечером убрала подальше катовые весла – лежали они не так далеко от берега и могли бы уплыть.

С утра нашли причину того, почему у катов травил один из баллонов. Организовалась дырка в соске для надувания (трещина по шву) и через нее травило. Пережали трубку ниже трещины, замотали ее скотчем – и все окей.

Перешли к жизни по местному времени – с подъемом дежурных в 5.20 по Москве и в 7.20 по местному времени. За счет этого увеличивается период солнца и меньше спишь утром - когда солнце встало уже высоко и в палатке становится душновато и жарковато (мы еще не знали, что это был последний душновато-жарковатый день).

Вышли в 9.20 по местному времени и шли до 16.00 без обеда. (Было жарко. Серега возжелал холодный ветер. Через час ветер задул) Встали на стрелке Хары и Макар-Рузя, на высоком правом берегу. Чуть ниже - огромный галечный остров, который в нашу воду почти полуостров. Перепад между основным руслом Хары и заливом вдоль правого берега достигает примерно метра-полутора и идти надо именно вдоль левого берега. Мы вначале шли вдоль правого и в итоге запилили именно в этот рукав вдоль правого берега. Вначале там подъем кажется достаточно простым и легким - тем более что конца ему не видно. А вот метров через пятьсот этот рукав почти кончается - остается только чуть-чуть воды, текущей через галечник. Но при перепаде метра в полтора.

(Ветер крепчал)

В этом самом аппендиксе у мужиков ушел кат. Поток там очень приличный, кат вели на бечеве корабликом - и в один прекрасный момент его поставило поперек струи и стало утягивать. Пашка машину не удержал и отпустил пепелац на волю течения.

Все рванули за катом - Ольга, Пашка, Дрозд и Дима по правому берегу, Наталья с Надеждой - по острову. Кис (если кто не понял, Кис – это alter ego автора. Кажется, это болезнь такая, когда о себе в третьем лице говорят…) со «Скаутом» в это время был метров на 200 выше ката – практически в конце рукава. Он рванул по воде, по дороге догнал и подхватил в лодку Дрозда - и беглец был успешно пойман. С потерей где-то пятисот метров подъема и обретением лишнего ходового часа.

(Ветер крепчал)

Забег за катом стоил падения Наталье - она ограничилась только полным намоканием - и Ольге. У той ситуация похуже, после падения она еле дошла до стоянки. Сразу после падения Надежда ей ногу перебинтовала рубашкой, а уже на стоянке - нормально перебинтовали бинтом и прописали малоподвижный образ жизни.

(Ветер крепчал)

Если идти вдоль левого берега, сразу перед устьем Макара есть второй остров – длиной метров 200. На том острове есть даже хилая стоянка - но действительно огромная стоянка есть в устье Макара. Единственный минус - эта стоянка открыта всем ветрам. (Ветер окреп окончательно. Он сдул с равнины в ближайший лесок все палатки, кроме нашей (на правах рекламыÔ ), сдул костер и дежурных, насекомых и жару. Скаут взмывал в воздух, как испуганный гусь. Серега пообещал быть более осторожным в желаниях. Как говорится, Господи, когда я хотел, чтобы сборная России сыграла как Аргентина и Франция, я имел в виду не это!!!) Кроме ветра в целом погода весьма пристойная - в основном светит солнышко, бродят отдельные тучки. Но пока не брызгало.

Да, сегодня на реке встретили двух первых туристов - на кате-двойке вниз по Харе прошли два человека.

29 Июля

Дневка. Стоим у впадения Макара в Хару. День ветра и хариусов – ветер дует весь день и весьма прилично. Хариусов тоже ловили весь день. Как итог - жареха на обед и ужин, плюс засол 10 хвостов. И часть хариусов закоптили - в построенной Димкой и Машей коптильне.

Хариуса ловили в основном в самой Харе - хотя несколько хвостов взяли в Макаре. Главное место ловли - в протоке между левым берегом Хары и островом напротив стоянки и на левом берегу Хары метров на 300 ниже устья Макара. Напротив там высокая скала, на которой к вечеру встала на ночлег группа из 8 человек на двух катах.

Да, мое личное горе - развалились ручки у двух катушек и я остался с одним стареньким «Дельфином» (потери, потери…). Которого взял с собой в последний момент. Если и она загинет - плакала моя рыбалка.

Довольно холодно - в основном из-за ветра. Но зато нет гнуса.

30 Июля

День дождя. Он начался с ночи и шел полдня - в основном мелкий и нудный. Ну и мы шли – с 9.15 до 13 часов. Вымокли очень качественно – как снизу, так и сверху. Прошли не то чтобы супермного – по прямой всего-то 1.9 км. Но река сильно петляет и в реале это километров 5 – причем километров достаточно тяжелых. Участок кстати очень красивый – много выходов скал, где приходилось переходить\переплывать с берега на берег. Если точно – то выходов таких 4. Каждый – с мощным перекатом под скалой с большим количеством хариуса на границе струи. Хотя из-за дождя ловили мало. Встали метров через 500 после четвертой скалы на левом берегу. Эта скала далась наиболее тяжело – хотя проходимость ее очень сильно зависит от воды, а уровень ее меняется быстро. За день она успевает и подняться, и упасть. Так сегодня и было – к вечеру вода поднялась сантиметров на сорок, а потом опять упала - сантиметров на двадцать.

Встали рано, сушились, варили уху и жарили хариуса. Благо вторая половина дня оказалась много лучше первой – дождик скончался и даже проглянуло солнце.

31 июля.

И выше и выше по Харе. Сегодня дошли до Степан-Рузя, прошли порог Титова. (Сам порог очень красив – мощный слив, зеленая вода, в целом, как в Карелии. Эх…) Он метров на 500 выше Степана. Мощный слив у скалы по ЛБ с навалом на скалу, по ПБ - мелкая галечная отмель. Течение мощное, но по отмели Степан Рузь в месте   впадения в Хараматалоупроводится без проблем. Скорее всего проход по ПБ есть в любую воду. Скала правда так себе – метра три высотой, гранитный валун и только. Шли с обедом с 9.15 до 12.45. и с 15.00 до 17.00. Встали метров на триста выше порога Титова на ПБ у плохо видимого выхода к реке старой колеи вездходки. Эта вездеходка идет по ПБ и выходит к Титову, а в другу сторону - уходит вдоль Малой Хары. Колея хорошо набита и в месте стоянки проходит метрах в 100 от берега. От стоянки метров 300-400 - до стрелки Большой и Малой Хары. Завтра идем туда. Опять много рыбы. Грибов практически нет, голубика и морошка еще зеленые.

Мой личный счет по хариусу на сегодня – 10 хвостов. И один у Надежды.

 

1-2 августа.

Вверх по Малой Харе до Оник-Шора. Всего на этот участок ушло 12 ходовых часов. Спали на островке в месте, где горы вплотную подходят к Малой Харе. Место так себе, но для ночлега вполне сносное. Если быть совсем точным - в нашу воду это был материк. Но между островом и коренным берегом был явно заливаемый в воду чуть более высокую галечник. Всю вторую половину дня первого августа шел дождь – так что и этому месту были весьма рады. Тем более что мест для стоянок очень мало. (Видимо, в нашу мифологию наряду со священным Гольдбергом и пр. войдет миф о «чаде». Лучше его расскажет Сергей Дрозд, но я попытаюсь. Итак, он сотоварищи с катом брел где-то в километре после нас, людей сухопутья, и Петра со Скаутом. Далее цитата: «И вот мы вдалеке увидели палатку. Думаем: неужели Петр уже встал на ночь? Вроде бы и рано еще, но все так устали. Подходим ближе, и я задумался – почему палатка на берегу синяя? Ведь у Петра зеленая. Просто в голове не укладывается. И только подойдя ближе, поняли, что это не его палатка, и стоит здесь кто-то чужой. А Петр виднеется где-то далеко впереди. И тут… из палатки выбежало нечто неопределенного пола и возраста (то самое «чадо»), сказало: вы туда не ходите, вы сюда ходите, эта протока глубже, схватило чалку и потащило вверх по реке со сверхъестественной скоростью» А вы говорите, чудес не бывает)

Саму Малую Хару можно разделить на два участка. Первый километр – шивера «адская сила» - состоит из большого числа камней разного размера и формы при приличном падении воды. Далее река становится шире и как бы более пологой - участки с минимальным течением перемежаются короткими перекатами, на которых собственно вся вода и падает. Особенно силен один такой перекат - где падение примерно 1,5 м на участке длиной 10 м. В этом месте река делится на два рукава и идти нужно правым по ходу – левый рукав кончается тупиком. Здесь кстати есть стоянка по правому по ходу берегу – но она в наш день была занята. В бывшую у нас высокую воду подъем относительно не сложен - по крайней мере везде достаточно глубоко.

Встали 2 августа, не доходя примерно двести метров до устья Оник-Шора на левом по ходу берегу. До вездеходной колеи – метров двести по тундре. Место довольно открытое, но растут кусты и отдельные пихточки. Дров маловато – но вполне можно набрать плавника. Как выяснилось на следующий день, можно было подняться еще метров на 500-600 – там есть вполне приличное место для остановки. Но подъем на эти 600 метров был бы достаточно сложен – Хара разбилась на множество проток и сильно обмелела. От места стоянки хорошо видны два останца на берегу Оник-Шора, третий останец остался на километр ниже стоянки.

Есть голубика – еще не совсем готовая, но спелых ягод набрать можно. Грибов мало – но есть, Димка мал-мала набирает. И по-прежнему много хариуса.

3 августа.

Дневка. День отдыха перед волоком - привести в порядок мысли, чуть отдохнуть, собраться, подкормиться. Так как место оказалось хариусно-голубичным - за дневку наловили бешеное количество хвостов. В том числе Манькой был пойман рекордный для сего похода хариус в 43 см (впрочем, длина его была натянута Дроздом). Ели его в итоге в 4 видах – соленый, вареный (уха), жареный и печеный в фольге.

Словом, отдых.

(Встреченная на следующий день группа с удивлением узнала от нас, что хариус в Харе есть. И в больших количествах. Мой результат на Харе – 45 хвостиков).

4-5 августа.

Волок. Объединяю два дня в один - хотя дни были разные.

День первый - мужской. Четыре мужика унесли лодки и часть еды. Питер – «Скаут», Паша с Дроздом – по полката и Димка - рюкзак пищи материальной. Волок весь идется по очень хорошо набитой вездеходке, идущей вначале вдоль правого берега Хары и где-то через 1 км после уходящей к горам. По нашей погоде (накануне было сухо, хотя и прохладно) тропа более-менее сухая, вода встречается там, где тропа пересекает Оник-Шор и какой-то ручеек, впадающий в Хару. Ну и в самом конце волока приходится пересекать вброд два ручья, впадающих в Бурхойлу. Чем выше – тем лучше открывается вид на горы, на хребет Пайер. И всю дорогу маячит перед глазами одна гора перед Пайером. И пять языков снежников - они были видны еще от лагеря, были с нами весь волок и отлично видны от точки конца волока на Бурхойле.

Шлось как-то очень легко и быстро – всю дорогу пролетели за пять часов в режиме 45+15. Вышли из лагеря в 9.50, в 3 часа были на Бурхойле, час отдохнули и в 19.20 были уже в лагере. Пашка как самый лось пробежал быстрее нас – как по дороге туда, так и по дороге обратно. Для остальной троицы весь путь на круг занял 10 часов. Повезло с погодой – прохладно, дождик только чуть-чуть брызнул. На обратной дороге встретили группу ярославцев – они только начали волок. (Сначала ярославцы набрели на наш лагерь и были немало озадачены, встретив посередь тундры 6 баб, из них 2 младшего школьного возраста, без единого мужика) Лагерь встретил радостными воплями и оладушками в больших количествах.

Волок, день второй. Весь остальной скарб. День оказался труднее предыдущего. Рюкзаки оказались тяжелее, плюс усталость первого дня – и брелось много медленнее. Вышли в 11.40 и первые (Дима, Марина и Надя) дошли до Бурхойлы только к 17 часам. Правда, Надя час ждала Диму и Марину у ручья перед Бурхойлой, приняв его за искомую речку. (Дима пришел и сказал, что уже совсем близко. Я-то думала – метров 50, ну 100, мы шли еще полчаса. Это был самый ужасный момент волока – для меня. К вечеру я чувствовала себя как пожилой сенбернар, страдающий остеохондрозом) Но ручей – это ручей, Бурхойла в месте выхода к нему дороги выглядит как вполне текущая речка шириной около 10 метров. Последняя группа – Дрозды в полном составе - пришли только к восьми вечера. Как раз к ужину. К этому времени на берегу уже стояли Димина и наша палатки и журчал костер. Хотя место весьма неудобное - леса нет, только карликовая березка. Растущая весьма густо – так что место под палатку находится с трудом. Ну и березка (даже сухая) без поддува горит с большой неохотой. Тем не менее, ужин был приготовлен и съеден с большим успехом.

6 августа.

Первый день вниз по Бурхойле. Вообще-то более правильно писать название речки как БурхОЙла. И ОЙ выделить болдом. Не река, а каменные джунгли. Периодически русло реки перегораживается живописно разбросанными в стиле сада камней (только очень большого сада) булдыганами разного размера и формы. При этом иногда между камнями не было места даже «Скауту». В итоге за день - один обнос метров в двести и для Скаута, и для ката.

Кроме всего прочего в этих каменных джунглях зачастую очень мелко - так что вариант опять «пеший по конному». При этом кончается каждая гряда обычно такой гребенкой, через которую плавсредства переволакиваются с чувством внутренней боли за шкуру этих самых средств.

Скорость перемещения оказывается соответственно очень низкой. За день по прямой (шли с 14 до 20 часов без обеда, вышли поздно из-за сборки ката и общей усталости после волока) прошли от точки волока каких-то 4 километра. Встали после очередного «садика» и в виду нового «садика» на левом по ходу берегу в полуболоте - куске низкого берега площадью метров в 100. Дальше начинался лес – но там берег более всего напоминал танковый полигон и не содержал участков ровного места в принципе. Берег весь день при этом оставался низким, заросшим карликовыми березкой и ивой и достаточно болотистым. Фактически место где встали было первым с выходом леса к воде.

 

7-8 августа.

(Первое впечатление с утра – олениха с олененком, которых мы засняли на камеру с расстояния метров в пять)

Второй и третий дни на ОЙле. В общем все то же – камни, камни, камни. Долина реки расширяется, ОЙла становится шире, разбивается на рукава. Но при этом глубже не становится, периодически упираемся в галечные косы вообще почти без воды. Иногда речка собирается в одно русло – тогда можно чуть-чуть проплыть. И даже кое-где есть сливчики и валики.

Правда, берег постепенно лучшеет - становится выше и суше, лес подходит к воде поближе. От ивы и карликовой березы постепенно переходим к пихте, березе и ели. На берегу – море грибов, в основном маслят и подберезовиков. Так что береговая команда (а это все кроме меня, Пашки и Сергея Феликсовича) собирает грибы и пасется, подъедая ягоды). А мы бурлачим вниз - чертыхаясь и кляня это каменное чудо. Венец сего действа настал восьмого вечером - я со «Скаутом» как-то прорвался через очередное «каменное шоу» с потрясным финалом - река переливается тонкими струйками через косу высотой примерно в метр. И только в одном месте есть слив шириной со «Скаут» и шикарным зубом в центре. В этот слив мы и протащились. За сливом - метров 100 чистой и глубокой (ну метра полтора будет). А дальше - опять камушки.

Времени было 7 вечера. Сверху капало – как всю вторую половину дня. Решил вставать на ночь – тем более что ката видно не было. Выкинули барахло из «Скаута», поставили с Надеждой групповой тент. Ребят все не было - хотя время шло к восьми. В итоге пошел по берегу навстречу - и оказалось, что они с катом вконец и безнадежно застряли. Пришлось разгружать кат где-то метрах в 500-600 от лагеря, переносить вещи по берегу и проводить уже пустой кат. Через последнюю гряду камней у лагеря его просто перекинули.

Собрались к месту ночлега только к девяти. Благо, к этому времени дождик кончился - развели большой пионерский костер для сугрева и света. Ужинали под костер только дарами природы (грибы и рыба во всех видах) и гидрооксиью этила. Играли в шарады (этого передать нельзя, не буду и пытаться).

9 августа. Дневка.

После волока и трех дней ОЙлы - дневка. Дневка на левом берегу в смешанном елово-березово-пихтовом как раз напротив слива с «адской силы» в кусочек глубокой воды длиной метров в 50 и глубиной в метр-полтора. Спим и ловим хариуса. Кстати, его очень много в этой самой ванне размером 50 на 1. В итоге - насолено целое белое ведро, плюс нажарено от пуза, запечено в фольге 5 хвостов и оставлено на будущее еще 11. А благодаря изобилию грибов насолен большой кан. Перевязали кат, помылись-постирались. Благо почти не было дождя - только с утра чуть брызнул.

10 августа.

День неприятный. Но обо всем по порядку.

С утра со свежими силами преодолели последний «садик» на реке и поплыли – я с Надеждой, Сергей с Пашкой посадили Машу с Катей. Река несла довольно быстро и за час доплыли до Пятиречья. Перед ним – последняя проводка\протаска судов и далее кусок метров в 500 с веселым катанием по струе вдоль каменной стенки по левому берегу. На эту стенку или холм надо залезть – оттуда открывается великолепная панорама Пятиречья и всего Урала. Отлично виден Пайер и долины всех пяти сбегающихся тут рек.

 

 

 

 

 

Сразу после скалы на левом берегу – большая галечная отмель, напротив впадает Хойла и тоже выходит скальный берег длиной в 150-200 метров. На этой скале я и остановился – шел первым и решил дождаться кат. Было довольно прохладно и пока ждал, решил развести костерок для сугрева и обеда (времени был час дня). Ждал минут 15-20, уже начал волноваться – но тут появился кат с Пашкой, Сергеем и девицами. Остальные пятеро шли пешим порядком через скалу и скоро подошли по очереди (что важно) Надя, Наталья и Ольга. Начали готовить обед.

Не было Димы с Мариной – но никто особо не дернулся. Они часто шли последними и все молча решили, что они задержались на горе. Тем более что Наталья их там видела.

Но они не появились и до конца обеда - то есть прошло часа два с того момента, как их видели последний раз. Вот тут уже начались поиски. Дрозд пробежал по реке вниз пару километров – ребят не было. Мы с Надеждой вернулись обратно на гору, походили, поорали - эффект нулевой. В итоге решили сплыть метров на 500 вниз на боле открытое место, поставить там лагерь и искать дальше. В первую очередь решили с Дроздом пройти вперед по реке. Идея была в том, что ребята срезали в лесу угол, вышли на реку ниже нас и решили, что мы уже уплыли – без них. После Пятиречья река абсолютно плывучая. И рванули догонять. Олухи царя небесного, у нас не та компания.

В итоге пробежали вперед повдоль реки километров 5 – и никого не нашли. В лагере в это время поставили как ориентир на попа «Скаут», на елку подняли красный поросенок и запалили дымовой костер. В итоге лагерь можно было увидеть километра за три.

Вернулись с Дроздом обратно, собрали всех кроме девиц и Ольги и еще раз вернулись на гору. Там еще раз проорали - опять пусто. Время при этом клонилось к вечеру – было уже начало девятого. Решили ужинать и искать дальше утором - пока по не совсем ясной технологии.

И тут Наталья заметила ребят – они шли действительно снизу. Все оказалось именно так. Они, по их словам, убежали вниз километров на 10. И стали возвращаться уже где-то часов в пять вечера – так и не найдя нас на реке и правильно решив, что мы выше.

В общем все кончилось хорошо… Но с какими нервами.

11 августа.

Первый день Танью. Очень быстрый - в том плане, что в этот день Танью нас везла и еще как. От Пятиречья речка быстрая, в галечных косах, с перекатами через каждую косу. Скорость течения - около 5 километров в час. Идется весело, со свистом.

На обед встали после одной из таких галечных кос и сильной струи вдоль правого берега. На этом обеде Дрозд поймал рекордного для этого похода хариуса (48 сантиметров), а я – тайменя где-то на 3 кг. Таймешка взял на двойной лепесток - белый с красными полосками. Я бросал с берега, посадил блесну и поехал снимать зацеп. Снял, решил побросать с лодки за струю (с берега было далековато) – и на первом забросе сразу после начала подмотки 2-3 оборота катушки) последовал удар и началось вываживание. В первый момент подумал о крупном хариусе – но через минуту увидел хвост и спинной плавник и понял, что взял таймень. Одновременно вываживал (одной рукой) и пытался подплыть к берегу (второй рукой) – в лодку мне рыбу было не взять (что в тот же день подтвердилось – когда на проходе крупный хариус ушел, сделав свечку и ударившись о борт лодки). Кое-как доплыл и стал уже у берега подводить рыбу к гальке. (На этом этапе позвали Серегу. Он с внешним сочувствием и плохо скрываемым злорадством, впрочем, без особого интереса, поинтересовался, неужто опять зацеп. Его дальнейшую реакцию представить не трудно. Однако держался он с достоинством, и правильно – его вершины недосягаемы) Надежда попыталась на мелководье взять тайменя – но он вырвался и опять ушел на глубину. Но удалось его удержать, вылезти из лодки на берег и со второй попытки вытащить его на берег.

Вскоре после обеда проплыли стрелку с Сезым-Юганом (левый приток, перед устьем - плохо видная с воды изба) – и Танью резко поменяла свой характер. Никаких камней, на дне - песок и глина. Берега все в ольхе и иве и вообще болотина. Вода при этом течь тоже перестала. В итоге в половине шестого увидели на левом берегу песчаный холм высотой метров 10 – и встали на ночь. Скорее всего это был упомянутый в описании Гроховских холм со смородиной - такой на всем Танью один и спутать его просто не с чем. Место очень симпатичное - песок, сосны, смородина (которой, правда, мало). В этот же вечер Дрозд поймал первую на Танью щуку и ужин был сразу с тремя видами рыбы – хариус, щука и таймень.

12 августа.

Второй день на Танью. Великий день щучьего Эльдорадо и дождя на весь день.

Вышли в 11 и поплыли вниз по широкой и медленно текущей реке с песчано-глинистыми берегами. То мелко, то ямы глубиной метров в 5 и больше – с прозрачнейшей водой. И мы, и ребята тащили дорожку – и где-то минут через 20 после отплытия у меня была первая хватка. Спиннинг был у Надежды, я рванул к берегу чтобы оттуда вываживать рыбу – и не рассчитал. Оказалось, что лески на катушке мало и не доходя до берега она кончилась. И совсем ушла с катушки - я как последний чечако плохо затянул узел на шпуле.

Поплыли дальше – все так же с дорожкой. И к обеду поймали совместными усилиями шесть окуней - лаптевого размера, каждый грамм на 700=800. На обед встали на галечной косе с небольшим перекатом.

И вот тут началось… Пока обед варился, с этой косы Дрозд взял семь щук. (Реабилитации Серега ждал недолго. И пока остальные, пытаясь хоть немного подсохнуть, старались быть одновременно под тентом и около костра, что географически невозможно, он доблестно добывал нам еду. Тем более оставалось ее что-то негусто) Сразу после обеда на яме после косы – еще сколько-то уже на пару с Пашкой. А дальше и я нашел свое Эльдорадо. Тянул дорожку, была поклевка – но щука ушла. Бросил в точку схода - и новая хватка. Вытащил. Еще заброс – еще хватка. И так далее …

Причем все это – в прозрачнейшей воде. Прекрасно видно, как щука атакует блесну – особенно когда это происходит под самой лодкой. Порой за блесной щуки идут как окуни – толпой в 3-4 рыбины. И какую-то из них прорывает – и она вешается на крючок.

В итоге на одном и том же месте за 45 минут я поймал 9 щук. Подошел кат – и ребята тоже приняли участие в этом пиршестве. Периодически с ката тащили сразу по две щуки – и Дрозд, и Пашка. По своей рыбке поймали Марья и Димка.

И как итог дня – 34 щуки и 16 окуней. И мораторий на рыбалку до полного поедания этой горы рыбы.

С рыболовной лихорадкой прошли не так уж и много и воткнулись на ночлег в довольно неудобном месте. Но по меркам второй части Танью это скорее правило - а не исключение. Берега тут не самые приветливые - да еще и дождь

13 августа.

Танью-3. Река все шире, течение все слабее. Плывем. Рыбу не ловим – мораторий. Но едим весь день и во всех видах - в фольге, в жареном виде, в ухе.

За день доплыли до низовьев Танью - река тут шириной метров в двести. Но до Ворчато так и не добрались и встали на ночь опять в неудобье не доходя (по карте и описаниям) километра два до избы на правом берегу в устье Танью. Кстати, в описании эта изба описаны как «три избы» - но мы видели только одну.

14 августа.

Прошли остаток Танью (где-то час хода) и вышли в озеро Ворчато. Озеро большое и плоское – как тарелка. Глубина в основном – около метра, редко больше. До середины озера растет тростник - особенно по левому по ходу берегу.

После полутора часов гребли по озеру при слабом попутно-боковом ветре встали на обед - на берегу очень мокром и очень кочковатом. После обеда еще полчаса гребли – и первый остров размером где-то 30 на 15 метров. Кстати, во всех описаниях пишут о двух островах на Ворчато. На самом деле их три. Кроме этого первого и совсем маленького - но с курганом на северном конце с высотой скальной стенки метра в 3 - есть еще два острова. До них от первого плыть еще минут 30, а от этих островов до коренного берега - еще 30 минут. Первый из этой пары островов высокий, поросший сосной и тоже с курганом из камней. Второй - низкий и заросший ивой и ольхой. Проход к берегу – между островами, там мелковато - но проходимо. После этого пролива – прямо на коренной берег (где вполне можно встать на ночь) и потом вдоль берега налево до выхода из озера Варчатовиса. Как только увидите избу на правом берегу – вы уже в реке.

Эта изба егеря Андрея к ней мы подплыли в 7.10 – и он очень звал в гости всю компанию. Но Дрозд уперся и предпочел лес – а зря. Господа, егерь – чудо. По роду москвич, был шахтером в Воркуте, заработал силикоз и теперь 5 лет уже егерствует. Дом – полная чаша, с электричеством, теплой водой, видаком, СD проигрывателем и кучей мест для гостей. Плюс собаки (черная взрослая псина, весьма компанейская (в смысле, она залезла в байду и улеглась мне на колени), и щен породы а ля московская сторожевая) и котенок Кысь рыжей масти. (А еще – метровая щука на веревочке, привязанная к причалу)

(У Андрея мы пополнили запасы. Пока Петр вел светскую беседу, я гуляла по дому и смотрела на еду. Очевидно, Андрей умеет читать по глазам, и в результате мы оказались счастливыми обладателями нескольких буханок хлеба, бутылки подсолнечного масла и бешеного количества чеснока)

Но в итоге мы – увы – встали на правом берегу километрах в 2-3 от домика Андрея где-то в половине девятого вечера. Ужинали в темноте.

15 августа.

С утра - дождь с градом, весьма сильный и неприятный. Как итог вышли относительно поздно, в 11.30, но шли ходко и уже в час были в устье Варчатовиса. Чему способствовала река – в отличие от Танью, Варчатовис бежит довольно быстро. Есть отдельные перекатики, некоторые даже весьма ничего. По ходу поймали шесть больших окуней – все в начале Варчатовиса. На реке – две избы (одна нормальная, вторая – так себе). Еще одна изба на стрелке с Войкаром. При этом еще вопрос, что во что впадает - сливаются две равные реки шириной метров 60 каждая.

Сразу после слияния - большая галечная коса и довольно мощный перекат. А дальше кос меньше, перекаты послабее. Дно – чистая галька. Река течет довольно быстро - хотя и неравномерно, есть участки практически без течения.

(На обеде встретили двух весьма заросших и изголодавшихся молодых людей в гидрахах, за что дети прозвали их ихтиандрами)

На ночь встали после очередного переката на левом берегу на небольшой песчаной косе. Пока искали стоянку – Надежда нашла весьма кондиционный лосиный рог. Заберем как трофей с собой в Москву. Что печально – рыбы нет, на ужин только шесть ворчатских окуней. Из коих по рецепту Андрея сделан филейчик - а то окуня чистить просто бяда.

ФИЛЕЙЧИК ПО-ВОРЧАТСКИ

1. Отрезаем голову со стороны спинки – но не до конца. Потом решительным движением отрываем голову вмест с брюшными плавниками и требухой.

2. Вскрываем и дочищаем внутренности.

3. Отрезаем хвост.

4. Делаем два разреза вдоль хребта от головы до хвоста и выдираем хребет. От рыбки остается только два бока с чешуей.

5. Срезаем кожу с чешуей начиная с головы. Главное тут – острый, тонкий и гибкий нож.

Едим получившиеся филейчики.

Сей рецепт оптимален для достаточно крупного окуня (более полкило). А кожу, чешую, хвост и голову можно использовать для ухи. Наварчик с окуневой чешуи – пальчики оближешь.

16 августа.

Второй день плывем по Войкару. Река постепенно успокаивается, но главное – дождь. Очень сильный всю первую половину дня – вплоть до обеда. Пока обедали – он чуть перестал. Видать, тоже обедал. А после обеда – пошел опять в варианте от по чуть-чуть до ливня. И так не переставая шел до 10 вечера - часов 7 подряд. В дополнение к этому как класс на реке исчезли стоянки – галечные косы кончились и на смену им пришла ива. В итоге место для стоянки нашли только в начале девятого вечера - небольшой пятак относительно ровного места в ивняке и очень высокой траве (где-то по пояс). В сочетании с дождем высокая трава оставляла неизгладимые впечатления. Да и высадка на берег тоже была весьма аховой - он был крутой, высокий и весьма скользкий. (Больше всего от дождя пострадали Дима с Мариной, так как выяснилось, что из-за особенностей рельефа ровно посередь их палатки раскинулась лужа. На что добрая девочка Маша посоветовала: «А вы по берегам ляжте…»)

Но встали, развели костерок – и все вроде как и ничего. А когда дежурные еще и налили к ужину по чуть-чуть - жизнь стала почти прекрасной. А тут и дождик кончился.

Стоянка по всем прикидкам километрах в пяти от Вершины Войкара уже в паутине проток перед Войкарским Сором. Вода при этом очень высокая, луга залиты, все протоки глубокие и широкие.

Рыбы нет – за весь день поймали всего одну небольшую щучку.

17 августа.

Дождь продолжался всю ночь и шел утром. Так что завтракали, собирались и отплывали в дождь. Почти сразу после отхода у Димы с Дроздом взяла щука килограмм на 10 с гаком и длиной 104 см. Ее удалось подвести к кату, частично оглушить и потом вытащить на берег.

Поплыли дальше. Дождь постепенно слабел и где-то часа через полтора после отплытия (примерно в 13 часов) дошли до Вершины. Там сговорились с хантами о перевозке в Усть Войкар через сор. Шли на буксире – к моторке пристегнули кат и уже к кату – Скаут. (Картина незабываемая, особенно тот момент, когда Петр передавал со Скаута нам на катамаран конфеты при помощи спиннинга) И дотащили нас до сора за 2 часа и 2000 рублей. Просили при этом изначально раза в два больше.

Оставался последний рывок – от УстьВойкара до Шурышкар по Гороной Оби. За это ханты просили по 600 рублей с носа. После торга уперлись в 450 рублей - и мы плюнули и пошли сами. Только забежали в местное сельпо и купили курева, хлеба, какого-то печенья.

48 километров до Шурышкар почти превратились в самое увлекательное приключение этого похода. Вода в Горной Оби очень высокая – если это и не весеннее половодье, то почти. По словам местных, вода как пришла весной - так почти и не ушла. Залито все - косы, прибрежные покосы, ивняки. Ивы стоят на метр в воде – причем такая глубина сохраняется метров на 50-100 вглубь ивняка. Такого не было вроде как с 1975 года.

В итоге вышли из Усть-Войкара в полпятого и решили проплыть чуть-чуть (с часик) и уже завтра рвать до Шурышкар. Но вот тут и случился большой облом. Земля просто кончилась. Одна вода - все залито. Такие обские мангровые заросли – только вот приливов-отливов нет и вода стоит столбом.

Так и плыли – в поисках Земли. Которой упорно не было - хотя видения земли заставляли нас активно мотаться с берега правый на берег левый. Что при ширине Горной Оби метров в 700 было весьма забавно …

(В самом начале наших поисков мы встретили кусочек земли, который хватило бы на костер и пару палаток и, само собой, им не удовлетворились. Как мы жалели об этом два часа спустя! Если бы молодость знала, если бы старость могла…)

Постепенно народ все более смирялся мыслью о том, что земли нам не видать и ночевать будем на воде. Сцепим кат с Скаутом, загоним сцепку в траву у берега - и переждем два-три самых темных часа. А потом опять вниз к Шурышкарам. Или вообще плыть всю ночь - благо течение довольно быстрое (по GPS – около 3 км\час).

Но в итоге супер-пупер приключение не состоялось – часов в 10 вечера Земля была обретена. Честно говоря, после того стал очень понятен восторг Ноя - место для палаток, костра и дрова не так мало значат в жизни. Благодарить за сие чудо надо пару хантов, ночевавших не сейнере у берега. Они рассказали о двух избушках на другом (опять же) берегу Оби и показали направление на эти избушки (но столь широким жестом, что направление было в полгоризонта). Мы рванули и оказалось, что избушки действительно есть и вокруг есть немного сухой земли.

В итоге к двенадцати все было – рис с сублиматом, грибы, соленый хариус, «он» и готовый к потреблению спальник. К счастью, не было дождя - он кончился утром в Вершине Войкар и больше не капал.

18 августа.

Последний день на воде. От места ночлега до Шурышкар мы дошли за 5 с половиной часов с часовым обедом. С утра пожарили ту самую щуку на 10 кг и обедали именно ей и чаем.

В Шурышкары пришли к 7 вечера. Особенно крут получился последний этап – когда уже в виду Шурышкар мы по прямой форсировали заливной луг и кусочек леса. В лугах вода была глубиной от метра до сантиметров 30 – причем в одном месте мы чуть не застряли в остатках прошлогоднего стога. Срезали при этом километра 3-4 и вышли напрямую к дебаркадеру, от которого ходят «Кометы». Методом опроса с пристрастием местного населения выяснили, что «Комета» в Салехард бегает каждый день – или 7.15, или в 10.30 по местному времени. В наш день она шла в 7 утра.

В Шурышкарах место разборки судов – сразу выше села по Шурышкарскому сору. Место насиженное – валяются рамы от катов, остатки еды и одежды. В общем довольно загажено. Хотя право слово – убрать за собой не слишком сложно.

Мы на место сбора попали в восемь вечере по Москве и поставили одну палатку – для детей и примкнувшего к ним Пашки. Остальные провели ночь в сборах и трепе у костра (и, разумеется, ритуальном сжигании всего ненужного, что подвернулось под руку. О мои штаны, мысленно я пребуду с вами вовеки…) В 5 утра начали последний поход на север к дебаркадеру и в начале седьмого уже были на причале.

Как ни странно, «Комета» пришла вовремя и уже в двадцать минут восьмого мы уже плыли. Билеты – всего 62 рубля с носа. И даже за багаж ничего не взяли. Кроме нас было еще две группы - ярославцы (те, с которыми мы впервые пересеклись на волоке) и три суровых мужика с Лагорты. Они пешком прошли из Европы в Азию и сплавлялись только по Лагорте.

В Салехарде речной порт и паром в Лабытнанги территориально очень сильно разобщены. Эта километров на 15 и от речного порта до паром можно добраться на маршрутке № 1 (за 30 рублей) или автобусе тоже № 1, но много дешевле). Мы же арендовали после некоторых поисков «Опель-Астру» и в два рейса переправили к парому все вещи, дам и Дрозда. Остальная мужская часть добралась до парома на городском транспорте. Там у парома арендовали уже «Газель» и она нас довезла до вокзала за ноль рублей. Оплатили только паром – по двадцать рублей с носа. Пока ждали паром - пошел дождь. И так и шел до самого конца нашего пребывания в Лабытнангах.

Вокзальчик старый и деревянный – новый только строят. Купили билеты, сбегали в город за едой, позвонили в Москву и просто погуляли. Желающие посетили местную баню. Вечером пришел московский поезд, загрузились в него и переночевали уже в вагоне за 70 рублей с носа. Было сухо, тепло и вообще поездно. Вот только поезд стоял ….

19-21 августа.

Дорога домой. Все как обычно - спим, едим, читаем прессу, играем в преф. И пока едем вдоль Урала – идет дождь. Так что с горами мы простились так и не увидевшись …

 

 

 

 


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |