Главная  |  Клуб  |  Лента  |  Блоги  |  Галерея  |  Форум  |  Фото  |  Видео  |  Тексты  |  Снаряга  |  Погода  |  Связь 

Плато Путорана –  2002

 

 

 

Кат-4 « Рыжик»

 

1. Алипов Николай Николаевич  адмирал, руководитель группы, врач группы.

2. Алипов Антон Николаевич        артист группы, разводящий.

3. Божко Аркадий Николаевич     заместитель руководителя группы, завхоз, рыбак.

4. Пилютин Игорь Валентинович  реммастер и летописец, «боцман –  злая собака».

 

 

Кат-4 «Пепелац»

 

1. Карачев Николай Иванович  художник-фотограф, «черный плащ».

2. Куликов Игорь Викторович  шеф повар второй группы.

3. Рыбак Андрей Александрович  судовладелец и не рыбак.

4. Бородин Александр Николаевич  оперативный фотограф и видеооператор, далее руководитель второй группы, рыбак.

 

 

Еще в конце 80-х, после возвращения моего приятеля из похода на плато Путорана, зародилась эта моя мечта. Я тоже туда хочу! Но потом грянули политические и экономические потрясения, и мечта отодвинулась куда-то далеко-далеко. Однако искорка надежды не угасала. И вот весной этого года за бутылочкой традиционного пива «Афанасий», когда верстались планы на предстоящее лето, из глубин памяти всплыла эта давняя призрачная мечта. А что нам мешает это сделать, –  было ответом Игоря Куликова. А ведь действительно, что? И закрутилось, понеслось. Весь инет был перепахан в поисках информации, и даже добрались до библиотеки на Б. Коммунистической. Там, кстати, и состоялась первая встреча с командой, на хвост которой в конечном итоге мы и приземлились. Но это было потом. А на тот момент нам с Игорем К. очень не хотелось раздувать команду, много походов было схожено вместе, идти вдвоем – был бы самый  удобный вариант. Проанализировав ситуацию, пришли к выводу, что лучше всего будет использовать «вертушку» для заброски, но поскольку это удовольствие не из дешевых, решили собрать побольше народу для совместной заброски. В один из майских вечеров состоялся «Большой совет в Сходне» у Сереги Светлова. Собрались представители пяти групп, в конечном итоге этим все и закончилось. Но мы с Игорем не оставляли надежды и даже решились идти вдвоем по малой кругосветке (р. Глубокая – оз. Глубокое – оз. Собачее – р. Токингда – оз. Кета – р. Рыбная), т.е. довольствоваться малым. А из головы не шли слова Сереги Светлова: «…стоит ли так тратиться, чтобы увидеть только пару озер». Стало окончательно ясно, что без пешки не обойдемся. Взвесили все за и против, просчитали время, – с большой натяжкой вписываемся в три недели. Район все-таки сложный, глухой, и случись чего, вдвоем совсем тяжко придется. В этот момент появился в нашей компании Коля Карачев. Как професиональный фотограф, он мечтал об уникальных кадрах фантастической природы Путоран. Созвонился с Аркадием Божко, у них маршрут наполовину совпадал с нашим, и ребята согласились взять нас в свой коллектив. Закрутилась, понеслась совместная подготовка. У ребят схоженный коллектив, и как-то оно сложится с нами, новичками, среди них, с их устоявшимися взглядами и привычками. Но вот все приготовления позади, завтра вылетаем.

 

 

16 июля 2002 года, вторник

 

Из дома выехали задолго до вылета самолета, нам предстояло заехать к Коле Карачеву на дачу, оставить там его машину, а его самого забрать и доставить в аэропорт. Что мы, собственно, и сделали, в результате опоздали на целый час к условленному месту встречи. Не люблю подводить людей, но уже подвел, а в итоге получилась нескладуха с палаткой и тентом. Народ уже весь в сборе, много незнакомых лиц, это провожающие. Подгружаемся снарягой . У ребят приличный перегруз. В 21.50 началась регистрация. Суета, беготня, доплата за лишние килограммы, в среднем на нос по 38 кг и по 60 р. за кг перевеса. Сели, полетели. Постепенно спадает напряжение от предстартовой лихорадки. Принесли по стаканчику красного вина, наши в хвосте самолета разминаются продуктом покрепче, разведенным газировкой. Летели 3 часа 40 минут, компания «Сибирь», билеты по 4200 р., самолет Ту-154. Ночи так и не было. Пролетели Урал, блеснула серебристой лентой Обь, вскоре все внизу покрылось тысячами блестящих блюдец тундровых озер. А вот и батюшка Енисей.

 

 

17 июля 2002 года, среда

 

Сели нормально, прогремели по взлетной полосе, как по булыжной мостовой. На выходе из самолета проверка паспортов милицией, Норильск – закрытый для иностранцев город. У трапа радостная встреча со стороны комаров, налетел крупнячок на свеженьких, прохладно, раннее утро. Получили багаж, на выходе из багажного отделения еще раз просветили вещи. На ступенях аэропорта отметили прилет, на закуску завхоз выдал по сухарику.

Взяли билеты на автобус до Талнаха, по незнанию вылезли в Норильске на автовокзале. Почему-то мы стремились попасть в Гидропорт, хотя нам надо было к мосту через Норилку. От аэропорта Алыкель до автостанции г. Норильска можно доехать автобусом. Время в пути 40 минут. Цена билета 90 рублей до Норильска, 150 рублей до гидропорта Валек (вертолетная площадка). На автостанции Норильска можно пересесть на автобусы № 22 или № 29 сообщением до г. Талнаха. Разница между ними в том, что № 22 останавливается около автомоста через р. Норильская (гидропорт Валек), а № 29 – за 500 метров до моста. Справа от моста на ближнем берегу порт, к нему ведет грунтовая дорога. Здесь же находятся катера, которые обычно в пятницу вывозят на рыбалку рабочих комбината. Или можно попытать счастье найти катер на противоположном берегу у капитанов маломерных судов и моторных лодок. В гидропорт Валек с целью попасть на катер соваться не стоит, там их нет. Цена заброски в Восточную оконечность оз. Лама – 500 долларов США с группы (180 км). Совет тем, кто будет договариваться о катере, – можно попытаться сбить цену, но это надо делать заблаговременно, еще до отъезда (один из вариантов – созвониться с Вадимом Воронцовым, тлф. в Норильске 37-45-11). А еще лучше, если группа небольшая, договориться с кем-нибудь о совместной заброске. Время в пути от порта до восточной оконечности оз. Лама колеблется от 2.40 до 5 часов в зависимости от типа судна, у нас это заняло 6.45. Возможна заброска с помощью авиации. Один час работы вертолета Норильского авиаотряда стоит 35 тысяч рублей (МИ-8) или 30 тысяч рублей (МИ-2).

Сидим в Гидропорту, кусать нечего, пить есть… только высоко градусные напитки, Игорь Куликов и Николай Карачев в поисках катера. Народ спит на рюкзаках после газировки со спиртом. Алиповы поехали в Дирекцию заповедника к Владимиру Владимировичу Ларину – получать разрешение на посещение Заповедника.

По переписке в инете я знал, что в это же время будет забрасываться группа из Самары, и была слабая надежда, что нам  удастся присоседиться к ним. Наш вариант заброски прогорел, извозчик в последний момент просто пропал. Благодаря нашим настырным разведчикам Игорю и Николаю, а также ребятам из Самары и всем известному Вадиму, катер таки раздобыли, и даже два, один, по заверениям Вадима, по Норилке не вытянул бы. Самарцев пятеро, две девушки и три парня. Молодые ребята 23–25 лет.

Отчалили от Гидропорта в 12.15 по местному времени. Погода прелесть, тепло, но не жарко, слабый ветерок, переменная облачность. Шли сначала по реке Норилке на двух катерах. Потом пересели на один, когда вышли в озеро Мелкое. Шли долго, два раза причаливали к берегу, чтобы размяться, побродить. Один раз «моржовая» часть группы, разгоряченная и подогретая изнутри, устроила большое купание. В 19.00 подошли к восточному берегу оз. Лама. Красивый мрачный пейзаж. Аномальная зона, говорят, даже «тарелочки» здесь наблюдали. На противоположном берегу база УФОлогов.

Вадим высаживает самарцев и через сто метров нас. Уходит катер, постепенно превращаясь в точку на горизонте, стихает шум мотора, и на нас наваливается тишина. Вокруг горы, борта ложбины озера в километр высотой. Плато Путорана перед нами.  Ближайшая наша цель – перевалить через эти горы и выйти на Б. Хоннамокит. Маленько поднасел гнус, но не настолько, чтобы мазаться репеллентами.

Поставили лагерь прямо на прибрежной гальке. Поужинали, отпраздновали прибытие и упали спать. Уже засыпая, слышал, как подходила моторка, УФОлоги приходили в гости, угостили рыбкой.

Прошли по озерам около 180 км.

 

 

18 июля 2002 года, четверг

 

Сегодня пешка. Тихое, прекрасное и в то же время мрачноватое утро, на озере полный штиль. Слышен призывный клич «Вброшено!», значит, пора браться за ложку. Дежурные нажарили рыбы вдобавок к раскладке. Подкрепиться перед дальней дорогой таким пайком очень недурственно. Народ шатается по лагерю с замутненным сознанием, сказывается «усложненная» заброска. Истинно хмурое утро.

Долго собирались и переупаковывали рюкзаки, распределяли груз. Получается в среднем по 37–38 кг. В руках по дюралевой поперечине от ката и веслу.

Вышли в 10.10 вверх по Бол. Хикиканмыгде, но вскоре эта река ушла вправо в горы, а мы переходим на Бучараму, проломившись маленько через лес. Идем вдоль реки с бродами по колено и выше. Постепенно берега повышаются, местами проход невозможен из-за обрывов. Забираемся на полочку выше и, продираясь через кусты, обходим такие участки. Вскоре после выхода обгоняем самарцев, у них поздний подъем. Иду тяжело, рюкзак абсолютно не для этой цели, тем более с чужого плеча. С завистью поглядываю на  станковые рюкзаки у ребят, сам ведь ходил с таким и знаю, что и «полтинник» можно потянуть в нем без проблем. Еще одна наука. В 13.00 первый перекус – сникерс с чайком, и снова впрягаемся в лямки.

Тяжело даются метры, шаг за шагом углубляемся все дальше и дальше вверх по руслу Бучарамы. В 16.00 выходим на правый по ходу берег реки в устье небольшой речушки, принимаем ее за Геологическую (на карте ручей, обозначенный пунктиром, последний перед Геологической). Становимся на обед: бульонный кубик, кусочек колбаски, сухарики и лучок. Не густо, но в желудке потеплело.

Пошли правым (по ходу) берегом ручья, постепенно забирая все дальше вправо. Вначале идти не тяжело, редколесье, но чем дальше, тем все гуще лес, начался ольховник. Удовольствие не самое большое. Постепенно набираем высоту.

Встали на ночевку где-то в 18.00 с копейками, в дремучем лесу на приличном уклоне, вода из проточной лужицы, дров – море. Дождался ужина и, сломленный усталостью, завалился спать. Народ тусовался допоздна, даже пели песни, и откуда только силы у людей. Прошли за день 9–11 км.

 

 

19 июля 2002 года, пятница

 

Второй день пешки. Вышли в 10.46. Первая попытка выйти к реке Геологической. Ломанулись напрямую, сначала ничего, но потом ольховник встал стеной, с нашими-то рюкзачками не больно погуляешь. Взяли повыше, шли бортом долины по каким-то буеракам, курумникам, прочим ноговыворачивательным прелестям заполярной тайги, и все это по уклону градусов в 45. Погодка прелесть. Народ болеет после вчерашнего, у кого нет «вчерашнего», болеет чем-нибудь другим.

К обеду вышли на открытый склон, под нами, как на ладони, долины Бучарамы и Геологической. Стал понятен курс нашего блуждания. Соорудили традиционный обед из бульонного кубика и кусочека колбаски, благо, воду не надо искать, она везде. Лежим на живописной полянке с прекрасным видом на долину, черпаем кружкой кристально чистую ледяную воду из маленького ручейка и наслаждаемся короткими минутами отдыха.

На блужданиях потеряли полдня. После обеда больше шли по курумникам, то поднимаясь, то опускаясь по крутым склонам. К вечеру вышли на тропу, потом до натоптанной стоянки на краю огромной поляны на крутом склоне. Место вообще сказочное, ручеек с водопадиками, небольшие площадки, достаточные для установки палатки, море дров, с одной стороны лес, с другой – открытая поляна курумника, круто переходящая в скалу. (Курумник – огромные каменные языки, сползающие с гор, скорее всего с лавинами. Образованы как мелкими, так и крупными камнями.) Встали рано, в 18.30. Настрой был топать еще, но Алипов дает команду становиться лагерем. Одна половина меня с радостью соглашается с этим решением, а трезвый рассудок рвется вперед, ведь сегодняшний день прошел, почитай, впустую. Прошли всего 4 км. Начинаем выходить из графика. У нас троих, Игоря К., Андрея и меня, ограниченные сроки отпуска, всего три недели. На 7 августа –договоренность с вертолетом на выброску с кордона на оз. Кета. И собственно, с этого места начинаются напряги «чтобы успеть», напрягаем себя и по неволе напрягаем всех остальных, а ведь впереди еще весь маршрут.

Вечерние посиделки у костра, сегодня все не такие усталые, как вчера, Игорь К. пытается словесно и жестами описать бразильский карнавал, слышны аплодисменты, его снова вызывают на бис. Хорошо посидели.

 

 

20 июля 2002 года, суббота

 

Третий день пешки. Вышли в 9.15, сразу на тропу. Вскоре наткнулись на лагерь самарцев (Денис Гребенцов, Яна Исаева, Татьяна Морозова, Александр Орлов и Влад), пообщались, они тоже поблудили в поисках тропы. Угостили нас вкуснейшим зеленым чаем с самарскими хлебцами.

Дальнейший путь лежал вдоль русла реки, все выше и выше. По камням, по гальке, по воде. Зачастили броды, берег левый, берег правый. Пообедали, искупались, нас догнали самарцы.

Дальше шли, обгоняя друг друга. Прошли 9–10 км. Броды, курумник, ольховник, крупный галечник. Наша «лосеферма» впереди на белом коне (так мы прозвали основной костяк группы). Чем дальше, тем тяжелее, идем медленно, с трудом переставляя потяжелевшие ноги, поминутно скользя по камням, не хотелось бы подвернуть здесь ногу. Вскоре погода подпортилась, посыпалась мелкая морось, ничего, зато не жарко. Долина все более сужается. Несмотря на мрачную погоду, вокруг красотища, водопады, водопады, водопады. По мере подъема понижается и температура, мы еще в границе леса, а посему дождь и холод не сильно пугают,  лес – наша защита. Все силы на исходе,  отстал Андрей Рыбак, у него тоже проблема с рюкзаком, Алипов поднимается на ближайшую полку, и вот, вот она, долгожданная команда: «Встаем». Позади еще один тяжелый день. Прошли 12–14 км, но как тяжело они дались.

Лагерь ставили под усиливающимся дождем. Традиционные вечерние посиделки, идет дождь. Спирт пока еще есть…

 

21 июля 2002 года, воскресенье

 

Четвертый день пешки. Долгие сборы. Вышли поздно, в 10.46. Организм потихоньку втягивается, сегодня идется легко (по крайней мере мне, чего не скажешь о других, явно вечера у костра здоровья не добавляют). Сразу со старта форсируем реку и резко уходим вверх. Через пару переходов, продравшись через кусты вербы, поднимаемся на лысую горку –  пупындру, возвышающуюся над округой. На горке несколько палаток, делаем небольшую побудку. Из палатки показываются заспанные лица, группа из Минска с женщинами и детьми, идут челночным методом. Пообщались, поделились информацией, и в путь. Да, однако, безлюдными эти места не назовешь, уже третья группа повстречалась. Еще одна горка, и перед нами крутой подъём по осыпи до перевала самой крупной, уклон свыше 45?, подъем по ней сопряжен с определенным риском, поскольку камни живые и в любой момент могут уехать вниз, что чревато очень неприятными последствиями. Поэтому рекомендуется осуществлять подъем с интервалом в несколько метров между участниками. Поднялись наверх, виды обалденные, стараюсь ничего не упустить, снимаю все на фото и камеру. Всё, мы выше границы леса.

Впереди тупик, долина реки Геологической заканчивается, по правому борту между двух водопадов игрой света и тени на скалах – хмурая маска с волосами-водопадами, «дух гор» – так мы это прозвали.

Поднимаемся еще на одну горку и становимся на обед рядом с самарцами.

Уникальнейший костер помог нам приготовить обед. Наш бард Антон по общему решению группы взял гитару, но уже через пару дней похода в ней был сломан гриф, и дальнейшая транспортировка оной не имела смысла. В этот момент Антоном и был произведен знаменитейший удар гитары о камень, в результате которого образовалось некоторое количество дров. Поскольку это случилось выше границы леса, и с дровами было туго, на этих осколках тут же был приготовлен обед на две группы. Зрелище не для слабонервных.

Вспоминая отчеты, прочитанные при подготовке к походу, вызывал удивление тот факт, что наши предшественники, похоже, обладали невиданной силой и выносливостью, поскольку добегали от оз. Лама до границы леса за один день. Нам же, да и группам, шедшим параллельно с нами, это удалось только за 3,5 дня.

Поднимаемся еще выше, еще несколько полок. Противоположный берег реки уже вровень с нами, а мы все поднимаемся и поднимаемся. На одной из каменных полок останавливаемся. Проблемы со здоровьем. Принимаем решение заночевать здесь. Мы под самым перевалом, Игорь Пилютин ушел на разведку дальнейшей дороги. Коля Карачев взвалил на плечо треногу и отправился искать пейзажи для съемки. Наши попутчики, Самара, ушли вперед на штурм, молодцы, сильные ребята. В глубине полки, более-менее защищенной от ветра, поставили палатки. Дров нет. Воду удалось вскипятить на сухих веточках ивняка.

Ночью был сильный ветер с дождем, палатка подтекает (вот оно, где сказалось наше опоздание на сбор в аэропорту), с большим сожалением вспоминаем нашу уютную палаточку, с которой мы ходили не в один поход, а всего-то на 500 гр. тяжельше. Еще одна наука, бери с собой проверенную вещь.

Вокруг голые скалы, очень высокие крутые борта ущелья, которое прорезает плато. С краев плато падают водопадами ручьи и мелкие речки. Пейзажи завораживают и впечатляют. Ночью на вышележащую полку выходили бараны, те самые, которых заповедник оберегает.

Прошли за день немного, около пяти км. Сильно набрали в высоту, метров 500–600.

 

22 июля 2002 года, понедельник

 

Этот день запомнят все народы!!!

Пятый день пешки. Вышли поздно, в 12.40. Низкая облачность, ледяной ветер, холод собачий, мелкая морось то ли дождя, то ли снега. Уходим по долине вверх. Вскоре река прячется в каньон. Красота, холодные и мокрые скалы высятся над нашими головами, под ногами бесформенные глыбы камней, под камнями шумит река. Передохнули и пошли в каньон по руслу речки. В каньоне остатки наледей, красивейший полупрозрачный лед переливается изумрудами. Дальше за поворотом, в 500 м от входа, каменный мешок, где 15-ти метровый водопад падает в бирюзовую, даже в такую погоду, чашу! Возвращаемся назад. Прошли метров 50 и полезли по осыпи на левый (по ходу) борт ущелья.

Чтобы избежать столь крутого подъема по осыпи, надо, не входя в каньон, подняться по правому (по ходу) пологому подъему, но тогда выпадает из обозрения ряд прекрасных видов на водопад и каньон.

Взобравшись наверх, созерцаем окрестности. Виды фантастические, что-то в этом неземное, завораживающее. Внизу гремит водопад, слева от нас озеро, из которого вытекает река Геологическая. В точке, где река выходит из озера, устраиваем переправу, воды немного, переправа не вызывает никаких сложностей. Никаких, кроме одной, – при переправе Игорь П. подскользнулся и искупался вместе с рюкзачком. Да, удовольствие не из самых приятных. После переправы небольшой перекус дежурным сникерсом. Рядом большой снежник, догнавшие нас минчане катаются с горки. Но нам пора.

Дальше крутой подъём по правому (по ходу) берегу, по снегу, по камням. Снежники, ледяные линзы, курумник, просто каменные поля, вверх, вниз.

Вдалеке, по другому борту долины, увидели самарцев. Похоже, им тоже нелегко.

Да, это был действительно самый тяжелый день и в моей 27 летней походной практике.

Погода не позволяла остановиться и отдохнуть. Тепло сохранялось только под рюкзаком, ветер, низкая температура и горизонтальный дождь не давали никаких шансов на отдых. Накануне не злоупотреблял, но тем не менее шлось очень тяжело, вот, где сказалась сидячая работа и отсутствие физических нагрузок, а байдарочные прогулки с пивком – это только для души. Каждый шаг давался через силу, все больше начал отставать, чтобы дождаться отставшего, всем приходилось останавливаться, а, следовательно, еще больше мерзнуть. Шел, матюкался, ругал себя, что поперся на маршрут, ругал погоду, мокрые камни, ругал дождь, ругал ветер, рюкзак за то, что он тяжелый. Досталось всем и всё, но это было только потому, что меня никто не слышал, и эта моя минутная слабость больше не повторялась, хоть и были моменты не менее тяжелые, чем этот.

А природа как будто издевалась, впереди километрах в трех-пяти сквозь разрывы в облаках были видны голубые окна неба, и яркие солнечные пятна ползли по склонам гор, вот только не в нашу сторону, над нами по-прежнему беспросветные тучи, дождь, ветер и плюс 3. В этот тяжелый момент подошла помощь, сотоварищи подразгрузили мою поклажу, что дало возможность мне выйти из отстающих и доволочь свои килограммы. За что я им премного благодарен.

Примерно до 21.00 шли, брели, ползли к началу сплава, к реке Хоннамакит. Вышли  в том месте, где Хоннамакит делает крутой поворот на восток и принимает слева приток с оз. Поворотного. Под занавес еще одна переправа. Вокруг ни деревца, редкие кустики полярной вербы да белые комочки пушеницы. Народ разбежался по тундре в поисках сухих веточек. Почти одновременно с нами пришли и самарцы. Соорудили сообща даже костерок на карликовом ивняке. Два больших кана кипятили часа два –  два с половиной.

Отметили окончание пешки. Ужин в складчину с самарцами. За пять штурмовых дней прошли около 35–45 км, за сегодняшний день 9–10 км.

 

23 июля 2002 года, вторник

 

Ленивое пробуждение в лагере. Копошатся дежурные. Облачность переменная, иногда дождик, сильный холодный ветер. Температура около + 5? C. Надо собираться и идти по воде вниз, к лесу, к дровам, к теплу.

Начали сооружать суда под ледяным ветром и дождем. Собирались долго и нудно. Первый стапель! Вышли вниз в 16.30–17.00, шли долго и упорно. Озерные расширения, бесконечные проводки катамаранов по каменистым перекатам. Ветер в морду, дождь, пронизывающий холод. И огромная радуга через всю долину. Периодически над нами появляются голубые окошки неба, в них пытается выглянуть солнышко, но тут же стыдливо прячется за очередной тучей. Оглядываемся назад, там, откуда мы пришли, стоит черная стена облаков, и очень похоже на то, что идет снег.

Встали в устье Южной Нерокачи в 23.00 с копейками. Прошли по воде 15–20 км. Принимаем допинг, и спать. Ночевка без костра, на кочкарнике, веточек даже мелких не собрать, еда всухомятку. Третья холодная ночевка. После пешки все болит и ноет. Побито и растянуто все, что можно отбить и растянуть. Вокруг тундра, скорее горная пустыня, и ветер, ветер, ветер. Мощь Арктики против нас, но мы пока не сдаемся!

Самара идет где-то параллельно с нами. Немного пока отстают.

 

24 июля 2002 года, среда

 

Проснулся оттого, что по лицу елозит мокрая палатка. Ветер настолько сильный, что палатка, изогнувшись дугой, наваливается на нас, и кажется, – еще немного, и мы вместе с ней улетим. Под ковриком лужа, вода, стекая по стенкам, оказывается в палатке. Хорошая все-таки штука, пенка. Содрогаясь от холода, натягиваю на себя мокрый ледяной неопрен, бр-р-р.

Второй день сплава по Хоннамакиту. Вышли в 9.50. Без завтрака, под ветром и дождем. Очень холодно. Натянул на себя все теплые вещи. Ветер вбок и в морду –  штормовой силы! Берет отчаяние от бессилия что-либо сделать. Сплав – сплошная проводка и озерные расширения реки. Но ничего, через пять часов головоломной, упорной и нудной работы появилось течение, река сузилась, появились первые водяные препятствия.

 На границе леса встретили питерскую группу – еще 8 человек, 7 мужиков и одна дама. Возраст от 50 до 70 (!) лет. Суда –  две маленькие четверки. Вышли, пообщались.

Начались первые деревца, лихо перекрученные лиственницы. По одному дереву на гектар. Река уходит в ущелье, появились первые сопочки. Река матереет, шиверы, перекаты, порожки. Пока на 3 к.с. Праздник сплава, если бы не так холодно!

Справа приток р. Гулэми-Икен, на реке приличный паводок. Две реки сливаются и еще долго две струи, чистейшая с Хоннамакита и мутный поток с Гулэми, несутся, не смешиваясь. Река обрела силу, уже не надо прыгать в ледяную воду и перетаскивать по скользким камням тяжелый катамаран. Несемся, как курьерский поезд, валы по полтора метра, приходится прилагать усилия, чтобы удержать кат и не позволить потоку развернуть его лагом. Вода в Хоннамаките пошла матерая, кубов 20–30.

Остановились около 19.10–19.20. Десять часов сплава. По ходу Аркадий зацепил пять хариусов, примерно 2 кг рыбы. Праздник первого, за трое с половиной суток, костра! Огонь! Тепло! Дикое удовольствие, на душе ликование и неописуемое наслаждение теплом. Горячий ужин, первая за поход уха, усиливаем рамы катамаранов. Развели два костра, кухонный – поменьше и для сушки – побольше. Долго перевязывали раму, огрубевшие, израненные, покрытые трещинами руки отказываются слушаться. Руки – особый момент, настоятельно советую иметь перчатки и всевозможные кремы, желательно лечебные с силиконом для кожи рук, проблема сия вас никак не минует. Наученные прошлыми мокрыми ночевками, реквизируем с Игорем групповой тент, чтобы укрыть палатку. Легли поздно, часа в три ночи.

 

25 июля 2002 года, четверг

 

Третий день сплава по Хоннамакиту. Река набрала мощь и пошла резко вниз, вздуваясь валами и наваливаясь на скалы. Скорость завораживает, особенно после пешки, озерных расширений реки и проводок вверху. Вышли поздно, в 13.15. Шли до 17.30 с копейками. Останавливались пару раз, кидали блесну, вдвоем с Аркадием натаскали хариуса. Рыба идет очень хорошо, но времени на ловлю нам отводят очень мало. И снова скачем по валам. Несколько мощных прижимов с навалами на скалу, да несколько сливов с мощными бочками, в остальном приличная пруха со скоростью курьерского поезда. Встали над первым водопадом. Водопад впечатляет. Это надо видеть. Ориентир приближения к водопаду –  справа по ходу берег из валунов, шириной до ста метров и длиной километра полтора, открытый и не заросший лесом. Над самим водопадом в любую погоду стоит облако водяной пыли, видное издалека. По правому берегу народ обычно выставляет тур из камней и разобранных каркасов катамарана. И тем не менее, надо быть внимательными, чтобы не влететь в водопад.

7–7,5 метров падения с расходом под полтинник кубов не оставляют шансов на благополучное прохождение водопада . Для истинных оптимистов примерно через 2 км еще один водопад, те же 7–7,5 метров, но более злые. Очень красив каньон за водопадом. Еще очень сильно впечатляет предводопадный участок реки. Подпора нет! Поток разгоняется по каменному лотку и падает вниз в пене и грохоте. Кат провели на бечеве под самый водопад, где и разгрузились. Над водопадом, в лесочке, прекрасное место для стоянки, где как раз и сошлись три группы: мы, Самара и питерцы, и всем хватило места.

Почти полудневка, хотели сегодня же выйти на пешку, но что-то замешкались, захотелось перевести дух. В оставшееся время отдыхали, разбирали и сушили каты, ходили на нижний водопад и делали большую жареху с большой ухой из хариуса. Лепота!!!

Погодка так себе, иногда срывается дождик, не жарко. Гнус практически отсутствует. Шум водопада убаюкивает, проваливаюсь в сладкую дрему, завтра пешка.

 

26 июля 2002 года, пятница

 

Пеший переход на озеро Аян. Вышли в 11.00, вскоре форсировали р. Чопко и остановились отдохнуть в красивейшем месте. Вверх по реке виден каньон до самого первого водопада, а справа внизу гремит второй водопад, река проваливается в узкую щель, выворачиваясь винтом. Вот, где бы постоять да полюбоваться красотой !!! 10–12 км шли 7 часов. Все как обычно –  броды, курумник, ольховник, крупный галечник, местами небольшие болотины. Иногда возникает из ниоткуда хорошая тропа, но так же внезапно исчезает. В средине перехода догнали питерцев, некоторое время шли параллельно, но вскоре они обогнали нас и быстро ушли вперед, не оставив нам никаких шансов. Молодцы !!! Мне бы в их возрасте так бегать, да и в моем возрасте было бы не плохо. Наши «лоси» тоже было ломанулись за питерцами, но вскоре вынуждены были остановиться, так как хвост в виде нас не давал им далеко оторваться. Догоняем наших, суровые сердитые лица, они чувствуют себя оскорбленными и униженными, пенсионеры кинули !!! Но нам не до жиру, дотянуть бы. Раздосадованный завхоз выдаёт сахарку для подкрепления духа. Идем по полкам сверху. Внизу видна широкая полоска воды и разбои, это река Аян. Решаем спустится вниз и идти по прибрежной гальке. На озеро Аян вышли в 18.10.

Новый стапель, уже третий. 23.24 –  уха. Катамараны собраны. Погода, вроде, налаживается. Завтра должны выйти в озеро Аян. Собираемся идти на распашных веслах.

 

27 июля 2002 года, суббота

 

Сидим на оз. Аян. Отдыхаем. Ветер встречный, выходить смысла нет, только намучаемся. Первая полудневка с начала похода. Мастерим распашные весла. Аркадий ловит рыбу, я тоже попытался покидать, но безрезультатно. Самара пришла утром. Встали рядом. Аркадий на рыбалке встретился с волком, только он на этом берегу, а волк – на другом. У самарцев удача, Яна зацепила гольца кг на 5.

Вечером в 19.40 выходим в озеро. Ветер стих. Температура примерно +3? C  +5? C. Низкие черные тучи. Впереди 70 км озера. Попытались идти на распашных веслах, но, видимо, сооружение наше не совсем жизнеспособно, разбираем и идем обычным стилем. На втором кате, похоже, не хотят расставаться с идеей распашной гребли и остаются далеко позади.

Первые 15 км прошли почти при штиле, иногда поднимался ветер в спину, но очень небольшой. Прошли бывший кордон на правом берегу, никого нет. Все заморожено до лучших времен. Около двенадцати ночи дошли до лагеря питерцев, они ушли еще днем. Вскоре остановились погреться и попить чайку, здесь же вяжем первую «галеру» (два ката вяжутся вдоль оси). Для меня это наука, никогда так еще не ходил. А ведь и правда идти так легче и быстрее, катамаран не рыскает, и есть возможность попеременно отдыхать.

Вперед, сволочи! На галеры!

Вперед, галерные каторжники…

 

Слышен призывный клич адмирала.

Это становится девизом похода!

 

В 1.00 отчаливаем. Дождь, ветер вмордувинд, холодно-о-о-о, промок насквозь, промерз до мозга костей, кажется, никогда так в жизни еще не мерз, даже зимой. Отвоевали у Бурхана еще 10–12 км. С трудом удалось уговорить Алипова пристать, чтобы погреться у костра. Знаю ведь, и остальным также нежарко, принимаю гнев командира на себя. Причаливаем к берегу, разводим костер, делаем чай и легкий перекус. В погоде заметная перемена, ветер стих, дождь прекратился. Гребем, гребем долго и упорно. Еще пару раз налетал шквал с ливневым дождем. Для поддержания боевого духа галерным выдали по 50 г. Вокруг красота-а-а, строго вдоль линии озера разделилось небо, слева – чистое голубое, справа – черное грозовое, зрелище, достойное кисти художника. Нашими кистями были фотоаппараты, чем мы не замедлили воспользоваться. В 7.30 причалили к берегу с твердым намерением поспать и отдохнуть, разбили лагерь, разожгли костер, приняли успокоительное. И вдруг боевой клич …Все по гал-е-ерам … ветер!!!!!

 

28 июля 2002 года, воскресенье

 

В один момент свернули лагерь и уже через пять минут поднимали паруса под недоумевающими взглядами самарцев, именно в этот момент причаливших к берегу. Это была дикая везуха, народ ликовал. Галера буквально выпрыгивала из-под нас. Пронеслись на таком подъеме километров 20, пока не стих ветер. Это дало нам возможность соорудить обед всухомятку. По-быстрому заглотив пайку и поудобнее устроившись на баллоне ката, решил вздремнуть… и уже погружаясь в сладкую дрёму, услышал… Ве-е-етер!!!! И снова подняты паруса, снова несемся по волнам. Но это уже не ветер, это уже больше похоже на шторм. Ветер давит сзади справа, и нас все больше относит к левому по ходу берегу, и когда мы опомнились, пришлось приложить немало усилий, чтобы вернуться под правый берег.

Выгребали долго и упорно, ветер с таким же упорством отбрасывал нас назад. Народ грезил, крыши отъезжали одна за другой… И когда нам все-таки удалось догрести до берега и встать на земную твердь, в теле не осталось ни одной клеточки, которая бы не болела и не ныла. Подошли к берегу в 15.15–15.25. Сготовили завтрак-обедо-ужин и повалились спать в 19.50–20.45. Ветер штормовой силы. Красоты неописуемые…

Рабочий день продолжался 19.30, ходовое время 16.30–16.45. Прошли 60 км.

 

29 июля 2002 года, понедельник

 

Просыпаюсь от треска ломаемых веток. Наверное, дежурные шуршат. С мыслью, что сейчас попью чайку, выползаю из палатки. В 07.49 пришла «Самара». Над озером густой пеленой стоит туман, в этом тумане самарцы чуть было не проскочили наш лагерь, заметили только благодаря красной раскраске нашего ката. Красота неописуемая, из тумана видны только верхушки деревьев и близлежащих гор. Кажется, что они парят в воздухе. Душа поёт !!! Тепло и солнечно. Именно это место осталось в памяти самым светлым и самым теплым, и даже те, кого напрягали трудности этого похода, зауважали Путорана.

Озеро Аян почти прошли. Противоположный берег глубоко уходит в горы, это устье р. Капчуг. Галера, каторжники и парусное вооружение помогли пройти 60–65 км за 15–16 часов! Это радует и вселяет надежды. Вышли в озеро в 10.00. Дальше река Гулэми, в узости разделяющей оз. Аян и Мал. Аян –  мутный грязный поток. Прошли Малый Аян и в 13.15 вошли в устье реки, вытекающей из оз. Мономакли. Обед, разборка катамаранов (третья), сбор рюкзаков на пешку.

С самарцами договорились, что забираем и выводим «в люди» их пятого участника – Влада, человек не туда попал и походные прелести ему в тягость. Тем более, что наш четвертый, Николай Карачев, просится уйти с первым экипажем на Дюпкун и далее. Будем ждать Самару на Нерале.

В 18.20 вышли вверх по реке, правым (по ходу) берегом к озеру Мономакли. Шли четыре часа, дорога вроде ничего, гораздо легче, чем на первых двух пешках. Местами шли вдоль реки по галечнику, иногда по наледям, также периодически появляется тропа. Дошли до озера, встали в 2–3 км от его начала на ночевку. Места очень живописные, озеро очень красивое.

 

30 июля 2002 года, вторник

 

Второй день пешки на Нерал. У некоторых – хмурое утро после вчерашних посиделок. Вышли около 11.00. Наш путь проходит по живописнейшим местам, ощущение, что ты находишься в каком-нибудь парке. Невысокие редкие лиственницы, белый мох, выходы скал. Это был самый легкий и красивый переход. В 12.20 вышли на Нерал, в точке выхода река в принципе позволяет сплав с проводкой, но вскоре начинаются разбои, и мы решили пройти еще 4–5 км. Обошли разбои, и в 15.00 встали лагерем на левом болотистом берегу. Четвертый стапель. Планируем сегодня застапелиться и выйти вниз по реке. Именно это я бы и посоветовал нашим последователям, поскольку часах в полутора от разбоев есть очень даже неплохие места. Однако выход задерживается, ждем Самару.

Вяжем упрощенную деревянную раму, алюминиевую отдаем на «Рыжик». Аркадий убежал рыбачить, с удовольствием пошел бы с ним, но надо вязать кат. Чтобы сбить оскомину, вышел на ближний плёсик, немного покидал, и вот уже на кукане семь хариусов, и Аркадий притащил еще три раза по столько же, всего примерно 9–10 кг рыбы. Вечером дележка продуктов, снаряжения, аптечки, ремнабора. Мы уже две недели в походе, притерлись в группе и познакомились с новыми людьми. Но нам надо торопиться на вертолет и дальше в Москву. Начинается праздничный вечер. Вся группа чистит рыбу, кроме судостроителей.

Оказывается, у нас кончился спирт. Ну, ПОЧТИ кончился. Грустно. Вечер удался на славу. Две ухи и куча жареной рыбы. Народ так и лежит живописными тушками вокруг костра. Но все когда-нибудь кончается. Кончился и этот длинный вечер.

 

31 июля 2002 года, среда

 

Встали раненько, в 7.00, народ после вчерашнего прощального ужина в спячке. Будить не стали, попрощались еще вчера. У самарцев забрали Влада, дальше он пойдет с нами. К 8.00 уже были на воде и, получив от адмирала (Алипова) напутственные слова, отчалили. У нас впереди переход на Кутарамакан и дальше на оз. Кета, а остальная группа уходит вниз по Нералу на Курейку, Дюпкун до Светлогорска.

Дальше мне вести группу, дело в общем-то привычное, но есть одно «но», – по р. Кутарамакан нет информации от верховьев и до устья Моя-Ачина, ну да ладно, пойдем сторожко.

Река Нерал веселенькая, сначала перекаты, мелкие порожки, потом все сложнее, дальше через лес с расческами и даже небольшими завалами, хотя все идется. Сразу за лесом разбои, река рассыпалась по широкой долине на мелкие протоки на протяжении 2.5–3 км. Нам повезло, удалось провести кат без всяких разгрузок и обносов, лишь иногда перетаскивая из протоки в протоку.

Около 10.40 выбрались, река собралась в одно русло, и мы снова поскакали по перекатам, мелким шиверам и порожкам, уходя чуть ли не на каждом повороте от прижима под нависающий берег.

Приближалось устье Амутнёрала, и мы несколько раз выходили на глубокую разведку, чтобы не проморгать точку, где нам предстоял переход. На третий раз мы угадали и остановились в неприметном месте, от которого до Амутнёрала было не более одного км. До устья идти не стоит, поскольку последние километры реки текут параллельно, и потом придется возвращаться.

Антистапель, пообедали пойманным хариусом и кашей, собрали рюкзаки, вес около 30 кг.

В 18.30 сделали первый шаг четвертого пешего перехода. Но это уже был шаг к дому.

Поначалу шли вдоль реки по еле заметным тропам, которые неизвестно откуда появлялись и куда исчезали. Идти было сыро, поэтому поднялись выше на полку, и дальнейший путь проходил по курумникам. Внизу шумит река, река без плесов, очень хотелось бы скатиться по ней вниз.

Постепенно погода испортилась, заморосил дождь, но остановить ему нас удалось только в 23.00. Ночевка на одной из полок, в лесу у еле заметного ручья. Прошли 6–7 км.

 

1 августа 2002 года, четверг

 

Проснулись часов в восемь, по палатке барабанит дождь, вылезать из теплого спальника не хочется, но деваться некуда, сегодня решающий марш-бросок. В одно из окошек между заходами очередной тучки собираемся, легкий завтрак и вперед. Только тронулись, снова дождь. Чем дальше, тем больше ручьёв. Десятки, сотни ручейков стекают со склонов гор. Ориентируемся на крупные ручьи, нанесенные на карту, «двушка» вполне удовлетворяет своей детализацией. Тропы практически отсутствуют, курумник переходит в топкие участки, а дальше просто редколесье и снова курумник. Неприятности доставляет ягель, напитанный водой, он становится скользким, ноги выворачиваются на камнях, скользя по нему. Для таких переходов необходимо обращать особое внимание на обувь. Обувка должна быть крепкая, с жесткой подошвой и достаточно свободной, чтобы поддевать шерстяной носок. Ноги при любом раскладе всегда мокрые, поскольку форсирование водных преград по десятку в час – непременный атрибут пешки. Вот здесь и выручает шерстяной носок, я одевал неопреновые носки и сверху еще носок для защиты неопрена, таким образом, нога, хоть и мокрая, но в тепле.

 Ближе к обеду форсировали крупный приток с довольно мощным течением и крутым падением русла. Выше по ручью виден развороченный лес, ощущение, что здесь поработало стадо бульдозеров, представляю, что здесь творилось в паводок месяц назад. Вдоль ручья натолкнулись на заросли красной смородины и на некоторое время застряли, пока не набили оскомину.

На обед остановились в 14.20 на берегу живописнейшего ручья, дождь прекратился, выглянуло солнышко. Приготовили обед, заодно и посушили промокшие вещи. Но особо рассиживаться некогда, сегодня планируем дойти до Верхнего Амутнеральского озера. И снова, как говорит Игорь П. «…буераки, реки, раки...». Вскоре дошли до Нижнего Амутнеральского озера, вдоль всего берега тянется болотина, прошитая десятками ручейков, идти тяжело, ноги проваливаются, стараюсь ступать по кочкам, там хоть какая-то твердь. По болотине периодически появляется тропа, и все время преследует запах коровы, виден свежий след от копыт. Как нам позднее рассказал егерь, мы шли по следу лося, но саму животину так и не увидели.

 В 19.40 вышли в верхнюю оконечность нижнего озера и остановились в восторге от красот, открывшихся с вершин холма. Внизу видны оба озера и протока, их соединяющая. Чуть дальше уже видна долина Кутарамакана, до которой рукой подать. Такие места не часто попадаются, и мы решили становиться на ночевку. Обследование холма показало, что не нам одним приглянулось это место. В былые времена здесь располагалось стойбище, о чем говорили жерди от чума и полусгнившие нарты в количестве, не менее двух. Красивое уютное место, хорошая погода, ужин и теплая постель, –  что еще надо усталому путнику. Вечер был длинным, с посиделками, красивейшим закатом и старыми байками. Прошли за день 15 км.

2 августа 2002 года, пятница

 

Подъём, завтрак, все как всегда, по уже накатанному руслу . Выходим в 9.40 и к 10.20 делаем остановку для отдыха в верхней оконечности В. Амутнеральского озера, отсюда уже возможен сплав в сторону Нерала. Еще несколько переходов, и мы выходим к Амутнералу, быстрый поток шириной метров пять, перекрытый массой упавших стволов-расчесок , недалеко от этого места выходит из гор, рассыпается на несколько проток и вливается в озеро. Подстраховывая друг друга, форсируем реку и углубляемся в лес. Где-то рядом Кутарамакан, уже слышен его шум.

 В лесу свой особый микроклимат, таких высоких деревьев мы больше нигде на маршруте не встречали. Ощущение такое, что ты не в глухой тайге, а в каком-нибудь парке, в лесу чисто, отсутствует подлесок, площадка ровная. Между реками Амутнерал и Кутарамакан практически незаметен водораздел, и в паводок, похоже, эти реки пересекаются, выход из гор у них один напротив другого.

В 12.00 выходим на берег Кутарамакана, воды в принципе достаточно, но много поваленных деревьев, и впереди по карте видны разбои. Решаем пройти до того места, где на карте река собирается в одно русло, а это еще 4–5 км. Дальше идем по левому берегу реки, он более сухой, и есть хорошая тропа, только на последнем километре –  полтора тропа теряется. Заканчиваются разбои, и мы выходим на берег в 15.20, отсюда уже возможен сплав. Место не очень, но зато есть удобная пляжная площадка на берегу. Обедаем и начинаем стапелиться, уже в четвертый раз. Хочется побыстрее стать на воду. После трехдневного перехода сказывается усталость, движения, как в замедленном кино, в результате сборку заканчиваем ближе к вечеру, зато кат собрали на совесть, собираемся идти на нем до кордона в устье Иркинды. Долина на участке с разбоями просматривается далеко вверх километра на два – два с половиной. В один из моментов замечаю в километре от нас медведицу с медвежонком, желания познакомиться поближе нет, мы поднимаем шум и в это же время разводим дымный костер, медведица уходит в лес. Игорь в очередной раз демонстрирует свои поварские способности, после ужина всем спать, завтра сплав.

 Пеший переход 8 км.

 

3 августа 2002 года, суббота

 

Вышли поздно в 11.30, настроение приподнятое, впереди сплав и, по нашей скудной информации, без проблем. Особо не спешим, периодически облавливаю омуты, хариуса взяли достаточно, чтобы не быть голодными. Река тихая, спокойная, с мелями и небольшими перекатами. Километра через 3–4 приток справа, река Ягдакту, сразу стало веселей, пошли небольшие порожки с прижимами к скалам. Все это 2, максимум 3 к.с. Идет дождь, холодно. В одном из сливов при попытке сделать зацеп, ламаю свое весло, быстро выхватываю у Влада, и тут же чалимся в улово. Застряли, пытаемся из подручных средств соорудить хоть какое-то подобие весла, благо лопасть осталась. Используем паузу, чтобы сварить обед. Хариус сам выпрыгивает, только успевай кидать блесну. Часа через полтора мы снова на воде, характер реки тот же, иногда усложняется на порогах с крутыми поворотами и навалом на скалы. Часам к шести вечера упираемся в мелкий перекат, круто уходящий влево, что-то насторожило в этом повороте. Делаем просмотр, впереди за поворотом порог, торчащий посреди потока зуб не даёт нам шансов на успешное прохождение. Делаем проводку к началу порога и чалимся к правому берегу в 15 метрах от него. Идет дождь.

Мы с Андреем уходим на разведку. Проходим немного вперед и теряем реку из виду.

За порогом – крутопадающий быстроток метров через пятьдесят уходит в узкую щель с торчащей по центру скалой. Водопад не высокий, метра 4, но шансов пройти его невредимыми нет. Сразу за порогом каньон шириной 10–12 м со стенками высотой 20–25 м. Пройдя километра два, убедились, что каньон тянется далеко, и просто обнести его не удастся. Возвращаемся, удрученные внезапно возникшей преградой. Пройти-то каньон можно, но его надо сначала разведать, организовать страховку. Кроме того, в нескольких местах мы заметили габаритные непроходы. Нет, это не для нас. Попытаться можно только на каяке, с хорошим опытом и группой поддержки.

После непродолжительного совета принимаем решение делать еще одну пешку в обход каньона. Разбираем кат с таким старанием собранный, Игорь с Владом готовят хариуса. Поскольку мы опять вылетели из графика, решаем идти после ужина. Но, как вы себе представляете, выход в ночь и с полным брюхом – не реально. Уговариваем себя встать пораньше. Уютное место, красивый тихий вечер, погода наладилась, на горах висят клубы тумана. Проваливаюсь в сон под шум водопада.

 

4 августа 2002 года, воскресенье

 

В 7.00 мы уже на ногах, быстрые сборы, кат уложили еще вчера. Поднимаемся сразу на высокий берег и выходим на болотину с редкими островками, где можно остановиться отдохнуть. Постепенно лес становится гуще, и вот мы уже идем по коридору из глухого ольховника. Изредка открывается вид в сторону реки, там все еще каньон, мы высоко на полках, до реки около километра. Коридор ольховника все гуще, идем по тропе, похоже, оленьей, а дальше уже и не коридор, а тоннель из переплетенных веток. Идти тяжело, рюкзак все время цепляется за ветки. В 9.15 коридор внезапно заканчивается, и мы выходим на высокую скалу. Дух захватывает от вида, который открывается с ее вершины. Фотографируемся на фоне красивейших далей. На противоположной стороне виден очень глубокий каньон реки Водопадной. Стоит потратить столько сил и энергии, чтобы увидеть это. Со скалы виден весь наш дальнейший путь, конец каньона и река на много километров вперед. Начинаем крутой спуск и, не доходя до реки, упираемся в скалистый обрыв высотой в 7–10 этажный дом. Спустится негде, если только вернуться назад вдоль скалы (так в принципе и надо было сделать), но мы идем вперед, продираемся сквозь заросли ольховника и лиственницы. В одном таки месте находим крутую осыпь, доходящую почти до вершины скалы. Спускаемся с трехметрового обрыва и по крутой осыпи выходим к реке.

Пятый стапель, место красивейшее, в огромном камне, на котором мы расположились, в углублениях небольшие озерца воды, вода в них градусов на 7–8 теплее, чем в реке, пользуясь этим, устраиваем банно-прачечный день, благо погодка разгулялась, солнце, даже загораем.

Пока идут сборы, беру спиннинг и иду за хариусом. Река уходит за высокие скалы, и что там впереди – не известно, решаю разведать. Выхожу за поворот, слышен нарастающий шум, чтобы увидеть, что там внизу, подбираюсь к самому краю скалы, а внизу... еще один водопад. Внимательно осматриваю подходы, по левому берегу прекрасный обнос со спуском к реке. От сердца отлегло –  пройдем !!!

Около 18.20 становимся на воду. Перед водопадом зачалились и довольно легко обнесли его. Место и сам водопад очень красивые. Традиционная скала посреди потока и две мощные струи падают с высоты 6–7 метров в бирюзовый омут. Пользуясь моментом, кидаю спиннинг, берет крупнячок на килограмм, вытаскиваю несколько штук. Седлаем нашего коня, и в путь, надеюсь, дальше без таких сюрпризов в виде водопадов. На часах 19.00. Еще километр в высоких берегах каньона, и мы вылетаем в широкую долину. Пару порогов с крутым прижимом, и справа впадает Моя-Ачин. Метрах в 500 от устья виден водопад, но нас уже несет на полной скорости дальше. Воды в реке много, Моя-Ачин принес почти столько же воды, что и в самом Кутарамакане. Вспоминаю фразу из описания: «…от Моя-Ачина на реке препятствий нет …». Перекаты с высокими стоячками в расчет не берутся.

Часто останавливаемся, ловим хариуса. В 20.30 встали в месте впадения р. Сев Хукта. Ни одного заброса без рыбы, минут за 15 примерно 12 килограмм, еще несколько забросов, и вытаскиваю пару сигов, всё, достаточно, ведь ее еще и чистить надо.

Течение несет дальше, даже и грести не надо, пытаемся наверстать график.

На ночевку встали поздно, ближе к полуночи. Ночи, хоть и белые, но уже не те, сумерки. Долго не могли найти подходящего места. Залегли часа в два ночи, ставили лагерь, чистили рыбу, готовили ужин. Очень плодотворный день, прошли пешком 8 км и по воде километров 40. Завтра выходим в озеро, а озеро надо идти ночью, когда стихнет ветер, спим долго.

 

5 августа 2002 года, понедельник

 

Отсыпались до «не могу», встали около 11.00. Долго собирались, перечистили всю рыбу, приготовили полный кан маринада. Вышли часа в четыре пополудни. До озера км 10. Шли, не спеша, частенько срывался дождик, в 19.00 вошли в озеро. По всем законам подлости сразу же появился ветер и, конечно же, вмордувинд, и пошел по нарастающей так, что мы до первого выступающего мыска 5 км выгребали уже с трудом. Решили переждать и приготовить обедоужин.

Пока мы ужинали, было тихо и сухо, но стоило нам тронуться в путь, как сразу же заморосил дождь. Последующие два часа нашей героической гребли сопровождались проливным дождем. К полуночи решили зачалиться и разжечь костер. Дождь не переставал. Мы в самом центре аномальной зоны второй раз за этот поход (первая зона была на оз. Лама), психологически это ощущается. Натянули тент и с большим трудом разожгли костер. Сушились около часа, пока не перестал дождь. Последующие два часа –  борьба с вмордувиндом и дождем. Где-то вдали у подножья гор мелькает еле заметный огонек, это кордон. Но сил до него догрести нет. В 4 часа раннего утра поставили палатку и забылись коротким мокрым сном. За тонким тентом бушует Бурхан, на озере штормит.

 

6 августа 2002 года, вторник

 

Встали в 7.00 быстро собрались. Послали Бурхана куда подальше, впряглись в веревки и повели кат на бечеве, пересиливая ветер и преодолевая вброд неглубокие заливчики.

Завтра вертолет, и мы тешили себя слабою надеждой, что с кордона на Кутарамакане удастся выйти на связь и вызвать вертолет сюда, как мы были далеки от знания истинного положения дел.

К 10.00 добрались до кордона. Нас встретила огромный пёс, кавказец, и большой ленивый добрейший кот с обрезанными ушами. В то время на кордоне, кроме указанных жителей о четырех ногах, находилось еще пятеро людей. Первой же вестью нас пришибли, …связи нет, рация в ремонте уже недели две.

Стоило нам причалить к берегу на кордоне, как погода сразу успокоилась, и выглянуло солнце. Делать нечего, разбираем кат, собираем рюкзаки, все не нужное оставляем здесь. Переодеваемся в «пешую» сухую одёжку. Хозяйка угостила кипятком и хлебом, не виденным нами уже три недели, какая вкуснотища. По словам местных, до оз. Кета 8 км. Выходим в 14.00. Нам пророчат, что не успеть к кордону на Токингде, но мы не верим в пророчества, мы надеемся только на себя.

От кордона к перевалу ведет хорошая, хоть и крутая, тропа и только под самым перевалом она постепенно теряется, растворяясь среди камней. На перевал поднялись в 15.30. Идем по верхней полке, все чаще путь преграждают глубокие овраги, переходить через которые приходится по крутым осыпям. Вынуждены спустится вниз и идти по лесу. Везде мокрый ягель, сплошняком пошли языки крупной сыпухи, ноги скользят по камням, велик риск получить травму. Где-то в середине перехода вышли на большую поляну с редким лесом и великолепной тропой, по ходу набрали грибов. Вскоре тропа опустилась к ручью, текущему параллельно склону, и затерялась в зарослях полярной вербы. И вот здесь-то все и началось. Последние полтора – два километра стали для нас сущим адом. Кусты высотой по пояс, а то и в рост человека, переплелись и не давали никакой возможности продвигаться вперед. Под ногами сплошняком водяные потоки плюс ко всему этому дикая усталость. Нервы на пределе, с проклятиями и массой наилучших пожеланий в адрес Бурхана и всех, кто рядом с ним, ломанулись, и вот мы на берегу долгожданного озера. Тишину, висевшую над вечерним озером, разрезал четырехголосый крик:                                 «… последней пешке ….. ц ...». На часах было 23.00.

Превозмогая дикую усталость, начали шестой!!!! стапель, в нашей практике это рекорд.

 

7 августа 2002 года, среда

 

Стапель закончили часам к двум ночи, несколько раз пили чай, иногда срывается дождь, очень холодно. В 4.30 утра спускаем кат на воду, очень хочется спать. Медленно набираем скорость, на озере полный штиль. Подбодрил экипаж обещанием расколоть последний сникерс, но только, когда дойдём до мыса на правом берегу, еле заметного вдалеке. К 7.00 добрались до мыса, расстояние около 10 км. После небольшого перекуса сникерсом, четвертушка на брата, снова на весла. Поднялся ветер, и – о чудо!!! – в спину. Быстро ставим парус, приспосабливаем весло под руль, но сидеть за этим рулем оказалось самым тяжелым делом, потому как после прекращения движений веслом, рулевой моментально начинал засыпать, а если находились силы не уснуть, то начинал одолевать холод. От руля пришлось отказаться. Недолго мы радовались ветру, через два километра он стал затихать и менять направление, теперь он дул слева сбоку. Так от мыса к мысу мы продвигались к заветной цели. И когда кордон появился на прямой видимости километрах в пяти, мы решили сделать последний перекус, на последних продуктах, перед последним броском.

По словам егеря с кордона Юрия Меркульева (нас уже давно ждали), картина, которую он наблюдал в бинокль, была следующая: «… смотрю – идут, но идут как-то странно, описывая дуги то влево, то вправо, то вообще начинают вращаться на месте, подумал – пьяные, но потом понял, что люди мужественно борются со сном…».

К пристани причалили ровно в 10.00.

Мы успели точно в срок!!!

Сразу навалилась дикая расслабуха, все болело и ныло, казалось, на теле не осталось ни одной живой клеточки, которой бы не коснулась эта дикая нагрузка. Юра накормил нас дивным обедом из красной рыбы, жаренного сига, хлебных лепешек и сладкого!!! чая. После чего мы завалились спать в отведенной нам комнате, НА КРОВАТЯХ!!!

В 16.00 по полудни пришлось проснуться, предстоял сеанс связи с большой землей. Вертушку обещали только на завтра. Со спокойной совестью, что от нас здесь уже не зависит дальнейшее развитие событий, снова завалился спать.

 По всей территории заповедника два сеанса связи в сутки: в 10.00 и в 16.00. На связь выходят все кордоны и Норильск, кроме того, на коротких расстояниях применяют переносную р/с. На протяжении трёх дней мы следили за ситуацией на всей территории заповедника, а также за продвижением той части нашей группы, которая ушла на Дюпкун. Благодаря чему им была устроена встреча задолго до кордона.

Поднялись ближе к вечеру и начали топить баньку. Но что-то не заладилось, и баньку принимали в третьем часу ночи, печь явно требует реконструкции.

Закончился последний активный день нашего похода, с 4.30 до 10.00 прошли 22–24 км.

 

8 августа 2002 года, четверг

 

А дальше что? А дальше мы ели, спали, снова ели и снова спали. Погода испортилась, вертушки не будет, где-то в душе я даже рад тому, что её нет, так не хочется улетать из этого райского уголка. Заготавливали дрова в один из перерывов между сном и пищей. Юра, кроме как вкусной пищей, в изобилии кормит нас историями о местной жизни и неглубокой истории. Весь предшествующий месяц он не видел ни одного человека, изголодался по общению и очень удивлялся тому, что перед нами прошли две группы, одна вышла из Токингды, молодежная, а вторая – кат с моторчиком прошла под противоположным берегом, но ни та, ни другая не зашли к нему. А зря. Кордон расположен в устье реки Токингда, собственно, это не совсем кордон, а база фирмы Токингда-тур. Сюда периодически вертолет привозит желающих пообщаться с природой, организует эти туры Андрей Никулин со товарищи, собственно, с его помощью обратную выброску мы и осуществили на вертолете. Кто заинтересуется, у них есть свой сайт, там можно получить всю информацию.

На вечернем сеансе связи узнаем, что наши уже на кордоне на озере Дюпкун у Кожемякина. По словам  Кожемякина по рации, пришли измученные, он их накормил, все тут же завалились спать.

Отдыхаем, отходим, ноги отекли, стали кругленькими, но ничего, пусть отдыхают, они заслужили. И снова сон.

 

9 августа 2002 года, пятница

 

Проснулись поздно, к утреннему сеансу связи, ночью ребята вставали пить чай, благо ничего считать не надо, ни сахар, ни хлеб, ни чай. Влад хочет остаться на кордоне до конца лета и резко взялся за хозяйство, кухня его, учится печь лепешки. У нас сегодня день трудовой терапии. Ремонтируем крышу на летней кухне, на самом домике, заготавливаем дрова. Вечером по связи сообщают, что борт придет завтра или послезавтра по погоде. Игорь в расстройстве, он опаздывает в Москву. Юрка достает из запасников бутыль, остатки пиршеств его предшественника,  у него сохранились по причине не потребления сего продукта. Расстроенные Игорь и Андрей усаживаются за дегустацию. Созревает решение соорудить шашлычок из красной рыбы, Андрей Рыбак берет это на себя, ну и вкуснотища, скажу я вам!!! Прошли по территории базы, набрали ведро грибов в дополнение к шашлычкам. Тяжело-о-о, разве можно так объедаться? Все завалились спать.

 В 19.00 вышел подышать, Юрке тоже не спится. И вдруг издалека донесся долгожданный звук: «….борт, к нам идет …». Залетаю в дом, пытаюсь поднять народ, все разомлевшие, сонные. Пока все просыпаются, приземлился МИ2, на сборы 5 минут. Надо успеть выскочить до захода очередного дождевого фронта. Пока выгружают продукты для егеря, успеваем схватить вещи, в основном те, которые на виду, рюкзаки были сложены накануне. Прощаемся с Юрием.

 Вертушка быстро взмывает вверх, и вот уже домики базы превращаются в маленькие точки и исчезают из виду. Летим ….. внизу проносятся лиственницы-спички, заливы озера, реки и ручейки. Под самый занавес успеваем выскочить с озера, сразу за нами захлопывается пелена дождя. Засверкали многоцветными блюдцами тундровые озера, засеребрилась извивающейся лентой река Рыбная, вариант выхода с озера Кета, но на это надо еще пять суток и немало сил. Только теперь мои ребята проснулись, о чем свидетельствуют заспанные лица, да я и сам хорош. Подлетаем, промелькнуло здание больницы, видимое со всех сторон окружающей тундры, река Норилка, исполосованная тоненькими черточками, пятница, народ рванул на рыбалку, вид, как на подмосковных дорогах в дачный сезон, и вот Валек. Столь быстрая смена событий не укладывается в голове, еще час назад мы были в глухом краю на берегу красивейшего озера, и вот мы уже на вертолетной площадке Гидропорта. Нас встречает Андрей Никулин. Вместе заказываем такси и отбываем в аэропорт. Должен заметить, что доехать на такси всего на 40 р. дороже, чем на автобусе, зато без пересадок и долгих ожиданий. Ночь в аэропорту, пиво, сосиски и сникерсы.

 

10 августа 2002 года, суббота

 

Билеты взяли в аэропорту, компания Сибирь продавала самые дешевые – 3900 до Москвы. Но некоторые компании загибали цену до 6000 р. Взвесились, багаж на выходе по 28 кг.

 В 9.00 по Москве прилетели. Влада – на Самару, а остальных забирает одной машиной Татьяна, жена Андрея Рыбака.

Измученные сильнейшей физической нагрузкой, холодом, дождями, отсутствием элементарных троп на пеших переходах, с заросшими густой щетиной физиономиями, мы представляли собой жалкое зрелище. Но в глазах горел огонек не побежденного, а победителя. За весь поход всего три дня, когда не было дождя, температура от +3 до +15 , в основном +11–12. Но один огромный плюс – очень мало кровососущих, наверное, вымерзли. Много было голубики, на морошку наткнулись лишь в одном месте, неурожай. Грибы были, не в изобилии, но в достаточном количестве, чтобы набрать на ужин.

Сильное психологическое впечатление сказалось и на дальнейших событиях. Еще две недели по ночам во сне я греб и карабкался по камням, продирался через кустарник и ругал Бурхана, а проснувшись среди ночи, долго вспоминал … где я?

 

Сбылось, осуществилась моя давняя многолетняя мечта,

 я был на Путорана!!!

 

 

Немного статистики –  протяженность маршрута:

 

1-й пеший переход –  40–50 км

река Хоннамакит – 80–90 км

2-й пеший переход –  10–12 км

озеро Аян –  70 км

3-й пеший переход –  12–15 км

р. Нерал (до устья Амутнёрала) –  20–25 км

4-й пеший переход (Нерал – р. Кутарамакан) –  30–35 км

Сплав по р. Кутарамакан (до водопада) –  15–18 км

5-й пеший переход (обнос каньона) –  8 км

Сплав по р. Кутарамакан –  50–55 км

 Оз. Кутарамакан –  25 км.

 6-й пеший переход (оз. Кутарамакан – оз. Кета) –  10 км.

 Оз. Кета (до кордона в устье Токингды) –  23–25км


 

ИТОГО: 395 –  446 км

 

21 день активного передвижения + 3 дня ожидания вертолета

с 17 июля –  10 августа 2002 года!

(150–180 км заброски, 120 км выброски на вертолете)

Шесть раз собирали и разбирали катамаран

 

 

В данном описании были использованы отдельные выдержки и фразы из походного дневника Пилютина Игоря.

 

Выражаю особую благодарность в подготовке текстового материала Терешкиной Ирине.

 

Бородин Александр

 

Москва 2002 год


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом | --> Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  Белая Сова |  База |