Ольга Плясова-Бакунина

Дневник сплава по реке Осуге

Тверская область

Кувшиново - Осташково - Прямухино - Бол. Борок

Апрель-май, 2003г.

* Размер каждого увеличенного фото около 100кб.

 


День первый

Фраза дня: «Дурная голова не дает ни рукам отдохнуть, ни заднице высохнуть».

 

Накануне майских праздников обрушилось редкое похолодание. Отрицательные температуры били рекорды. В ночь с 27 на 28 апреля до –7°C в Подмосковье и до –12°C в Тверской области. Мне даже неловко говорить посторонним людям о том, что мы все-таки идем в поход. А когда скажешь, то косо смотрят и вежливо меняют тему разговора. Ну, чего с нее взять, когда явно не все дома. Родные скорбно цитируют метеосводки и подсовывают теплые вещи.

Приобретаем новые импортные спальники CampuS, обещающие нам комфорт при +5°C, и полный экстрим при –4°C. Что это значит, толком никто не объяснил. Но обещали массу удовольствия, это, наверное, потому что я беру сразу два (с правой и левой молнией).

Из шкафов извлекаются свитера, штаны с начесом, шерстяные носки и зимние шапочки.

29 апреля в 6 утра мы должны быть в районе Зеленограда. Заброска на машинах. Разумеется, проспали. Собиралась до полуночи, и встать в 5.00 было выше моих сил (а про Димкины я уж и не говорю). Полусонные и заторможенные выехали из Москвы только в 6 с копейками, правильно рассчитав, что не одним нам будет тяжело. Зеленоградцы опередили нас всего на полчаса. Где-то под Клином, я пришла в себя и начала канючить, что без чашечки кофе я не обойдусь. Кофе, разумеется, с коньяком творит чудеса. Жизнь прекрасна и удивительна! ПРИКЛЮЧЕНИЕ НАЧИНАЕТСЯ!

Все-таки, напуганная прохладной погодой, пополняю запас спиртного: горилка с перцем и коньяк. Градус надо повышать. (А то по раскладке только сухое вино в пакетах).

Вот, наконец-то и указатель - Кувшиново. Практически сразу, под первым мостом - стапель. Время: около 11.00.

Узенькая, быстрая речушка. Совершенно не холодно. К 12 мы собраны и готовы к отплытию. Выпили, как полагается за начало навигации, съели супчик и по коням!

В 12.30 уже на воде. Минут через 10-15 сплава оказались посреди «озера». Причалили к левому берегу, на мостках. Саня пошел на разведку. Геннадий, джентльмен, блин, пытаясь вынести Аллу из лодки на руках, окунул, ее в воду, беднягу.

По разведанным - впереди плотина, явный «непроход», сток разбивается на несколько мелких струй. Мы заплыли на территорию картонно-бумажного комбината. Но вроде бы Охрана дала добро и нам разрешено спуститься на воду сразу за плотиной, а не делать 3-х километровый обнос.

Переправляемся на противоположный берег. Вскарабкиваемся наверх. Разгрузили, взяли, понесли.

Скатившись с плотины, вода стремительным домкратом... кажется, это уже где-то было. Но, тем не менее, вода стремительно обрушивается с высоты, с ревом рвется на волю. Чуть ниже через этот пенный и узкий, зажатый крутыми берегами проток, перекинут железный мостик. Кругом, какие то трубы, перекрытия, лесенки. На мосту собрались любопытные, с каждой минутой их становится все больше. Вот и охрана подтянулась, еще бы, когда увидишь такое. Работяги решают извечный мужицкий вопрос «доедет это колесо до Москвы или не доедет», т.е. пройдем мы здесь или не пройдем, кто-то сердобольно справляется о Генином здоровье, «не отморозит ли он себе эээ... детородные органы»? Шкиперу сказали, что под водой лежит железный трос. И он, не задумываясь, спустился в ледяную воду, пытаясь обнаружить его, течение чуть не сбивает с ног. Трос не обнаруживается. И продрогший герой, по железным перекладинам забирается наверх.

В русле бетонные сваи, железяки, вдоль берегов бьётся сугробиками рыжеватая пена. Дождь, ветер, шум падающей воды, клубы белого пара, брызги, окрики рабочих, и компания придурков на лодках - смех и слезы. Надеемся, что нас не включат в производственный процесс и не всосут через какую-нибудь трубу.

Первыми спускаем на воду Виктора с Аллой. Они мне напоминают обреченных Белку и Стрелку. Что бы не успели передумать, Геннадий с силой отталкивает их лодку от берега. И сопровождаемая истошным криком: «Бери левее!!!», лодочка стремительно уносится по течению. Мы следующие. Произошло все так быстро, что испугаться я не успела, пара не очень осознанных гребков, и мы уже на относительно чистой воде, за пределами фабрики. Но поток несет стремительно, вроде бы плывем в черте города, но смотреть по сторонам некогда, успевай уворачиваться, и выруливать, обходя завалы.

Впереди замаячил навесной мостик, провисший почти до самой воды, только по краям сомнительные по высоте проходы. Геннадий решил проскочить с ходу, наверно, лихости придало количество выпитого горячительного. В проход не вписались, у самого моста их развернуло лагом и потащило под мост. Лодка стала стремительно наполняться водой, каким то удивительным образом нос выбрасывается на берег, зато вся задница по уши в воде. Ребята всплыли. У Генки зуб на зуб не попадает, Сане пришлось геройствовать - нырять и выталкивать лодку, котелком вычерпали воду. На все это раздолбайство убили минут 40 – час. Остальные провели лодки под берегом, Димка даже не пожелал вылезать. Было это где-то в районе кладбища.

Вроде бы город позади, но на крутых поворотах еще натыкаемся на кучи мусора. Река узкая метров 5-7. Чередой пошли завалы. Где-то проводим лодки, но потом понимаем, что быстрее будет обнести по берегу. Кругом кочковатые луга, заросшие кустарником и тощим подлеском.

Вдали замаячили вершины елей, добраться бы до них, и встать. Видимо эта мысль не давала адмиралу покоя, и как только (минут 20-30 после обноса) стал карабкаться по крутому левому берегу хвойный лес, адмиральская лодка причалила к берегу. Бережок оказался крут, и здесь произошло очередное купание нашего «красного коня». А Димка родил фразу дня: «Дурная голова не рукам не дает отдохнуть, ни жо... высохнуть».

На вершине холма, среди вековых елей разбили лагерь, земля под тенью этих гигантов еще не оттаяла, колышки можно воткнуть только на треть. Поужинали, сварили глинтвейн и до темноты травили байки и сушили у костра вещи.

День второй

Фраза дня: «Surprise!!!!»

 

Ночью, как и было, обещано Геннадием, дождя не было. Но как только стал брезжить рассвет, по тенту палатки застучало. Мы пытались перележать дождь, но в 9 дежурным пришлось выползать и готовить завтрак.

Отныне, я, изображая из себя М. Галкину, буду каждое утро, пока еще все спят, варить на горелке в палатке кофе, писать дневник. А заодно подавать благоверному кофе в постель и угощать дежурных.

Отплываем в 10.30. Река по-прежнему не широкая. Низкие, лесные берега, прорезанные множеством проток, чередуются с густыми и холодными, поднимающимися уступами хвойными лесами. Течение быстрое, несет, только успевай отгребать и выруливать. За каждым поворотом жди сюрприза. Очень много завалов, иногда идущих чередой. Некоторые приходится обносить по берегу. Иногда ныряем в такой туман, что еле перебираем веслами, за пять метров впереди ничего не видно, и мы боимся с разгона налететь на корягу или завал. Передохнуть, покурить на воде здесь не получится. О непрекращающемся дожде уже все забыли, все внимание на воду, жутко не хочется перевернуться.

Где-то часам к 14 доплываем до мостика в районе деревень Городцы и Сурушено.

Мгновенно за ним стремительный зигзагообразный маневр в обход завала, камней и островка. Дальше река неожиданно присмирела, течение замедлилось, русло расширилось. Слева за березовой аллеей открылся луг, обрамленный по периметру лесом. Из далека доносится лай собак и шум работающего двигателя. Значит рядом деревня.

Правда, тогда мы не знали, какая именно. Потому, что никто не помнил, сколько вчера мы прошли мостиков и проходили ли вообще. Подвесной, кладбищенский, не в счет. Надо сказать, что на участке до Давыдово, этих мостиков не указанных на карте несколько - два, три. «У нас карта, компас (правда, с сильно подмоченной репутацией, и показывающий стороны света наобум), но скажите, - «Где мы?». Только повстречав, наконец, рыбака определили, что рядом Давыдово. И опять. По карте - моста у деревни нет, а на самом деле – капитальный, добротный мост, и судя по всему, построенный не вчера.

Встаем на «пережор». Наконец–то, прекратился дождь, выглянуло солнце. На обед потратили почти час.

zoom photo Река становится пошире. Но препятствий меньше не стало. В русле появляются огромные валуны, перекаты, те же бревна перекрывающие пол реки. Небольшие шиверы, где волны «плещут и бьют о борт корабля», прибавляя нам новых ощущений и эмоций.

В 16 часов проплыли дер. Давыдово. Да, такими темпами в Премухино, а значит, в баню, мы не попадаем.

Берега пошли крутые, на солнечных склонах яркие фиолетовые глазки – весенние первоцветы. Дер. Вышгород, как и положено, взобралась на высокий холм, сразу за ней справа - дер. Лукино. Там нужно быть внимательными, череда всякого рода препятствий.

zoom photo Затем тишь и гладь. Димка слегка разочарован. Я отдыхаю. Высматриваем по берегам стоянку, хочется на лугу, чтобы просушить вещи. Вдруг впереди явственный шум и бурление, мой капитан готов проходить не глядя, но я его притормаживаю. Пошли смотреть. Очередной сюрприз! Довольно сохранная плотина через всю реку. Справа – в волнах угадываются камни и топляк, слева - слив с перепадом в полметра и растопыренная коряга, а по центру, хоть все «кипит», бурлит и пенится, но более полого. Решаем проходить именно там. Прошли все спокойно и красиво. Даже рассказать нечего.

И почти сразу за плотиной крутой двойной поворот с сильным течением и мощной струей, прижимающей к левому берегу. За этим изгибом, на опушке леса, встаем.

Через час у полянки обжитой, захламленный вид. Утомленные переходом долго не можем справиться с обилием вещей, по кустам развешены носки, штаны, куртки, на траве разложены тенты и коврики - для просушки. Неторопливо готовим ужин. Почему - то, начав с приготовления глинтвейна, его сварили очень быстро. И потекли до полуночи извечные костровые разговоры «за жизнь». День медленно тускнел, вдали шумела плотина, пел Городницкий, согревая душу. Тело согревали глинтвейном.

День третий

«Под музыку Бетховена»

 

Совершенно божественный перламутровый рассвет. Из-за легкого тумана контуры и краски размыты, как на акварели. Фотографирую и забираюсь в спальник - досыпать.

Утром на траве и тенте иней. Но никто не замерз. Быстро позавтракали, а собирались в раскачку, разговаривали, попивали винцо, как ни как, праздник – 1 мая. Отошли в 11.00. Недолго плыли по лесу и уже к 12 часам подошли к Осташково. Где-то под Осташково прошли еще одну плотину, не такую большую и бурную как в первый раз, но все же.

У реки совершенно поменялся характер - широкая, метров 15-20, спокойная, плавная, только течение по прежнему быстрое.

Часам к трем подошли к Прямухино (могли быть гораздо раньше, если бы не дегустировали коньяк на плаву, не перекуривали, не выходили бы на берег размять ноги, повалятся на траве). Причалили до моста. Меня с Димой послали в деревню, разузнать, ждут ли нас, что с баней и вообще, определиться, представиться. Остальные стали выискивать место для стоянки, готовить перекус.

 

Теперь немного предИстории.

Прямухино - это родовое имение семьи Бакуниных. Наиболее известен, знаменит Михаил Александрович Бакунин. Философ и революционер, основоположник учения анархизма. Фигура яркая, сочная, не вписывающаяся ни в какие рамки, характеристики и классификации. Столько в ней всего противоречивого, неординарного, неуемного.

Но история Прямухино, это не только Михаил Бакунин - это история семьи, воспитания, отношений, образа жизни и мировосприятия дворянской России. Ушедшей, точнее с остервенением разрушенной культуры. Непонятной, чересчур мудреной, безалаберной, ослабевшей и бессильной защитить себя; к тому же совершенно чуждой огромному крестьянскому государству.

Мой прямой предок, приходившийся мне прапрадедушкой, Александр Александрович Бакунин – колоритная, интересная личность – московский студент, юрист по образованию, преподаватель римского права, вступил в действующую армию, когда началась русско-турецкая война, принимал участие в защите Севастополя, был близко знаком с Л.Н.Толстым. Пугал вольнолюбивыми речами начальников III отделения, но от революционной, тем более анархической деятельности был далек. Уехал учиться живописи в Италию и примкнул к повстанческим отрядам Гарибальди, впрочем, как многие бывшие там русские. Слыл оратором не хуже Михаила Бакунина, но выступал в основном в Тверском земстве, где ревностно служил многие годы. Был необыкновенно красноречив, красив, страстен, влюбчив, уводил чужих жен, был дважды женат, причем второй раз в 49 лет на 17-летней барышне Елизавете Львовой, родившей ему пятерых детей и находившейся полностью под влиянием обаяния и ума мужа. Проживал в Прямухино, любил сооружать альпийские горки и вести философские беседы.

Хотя, нечто подобное можно написать о любом из братьев и сестер Бакуниных, а в том, первом премухинском, поколении их было 6 братьев и 4 сестры. А если копнуть поглубже, начать с XVII века? Кого там только не было: сенаторы, революционеры, сестры милосердия, фрейлины-красавицы и первые эмансипе, эсерки, старорусские помещицы, ботаники, доморощенные поэты и философы, заставившие встрепенуться весь мир, рачительные хозяйственники, тургеневские барышни, верующие в Абсолютную Любовь, либералы и генералы, губернаторы, предводители дворянства, врачи, щеголи и кутилы, члены РСДРП – история семьи, история культуры - история России.

Ух! Не утомила?

Теперешний Смотритель, Хранитель, сотрудник Бакунинского Фонда – замечательный Сергей Гаврилович Корнилов, ждал нас. Ждал с натопленной баней уже вторые сутки. За что ему огромное спасибо. Мы парились в бане, мылись горячей водой, слушали Моцарта и Бетховена, разговаривали, спорили, угощались и радовались его искреннему гостеприимству и доброжелательности.

На следующий день он провел нас по Прямухинскому парку. Рассказал историю его создания, показал уникальные аллеи, горки, пруды, редкие деревья и растения собранные в нем несколькими поколениями Бакуниных. И опять, что ни пень, ни уголок, ни дерево, то История. Шишков, Александр Михайлович Бакунин, идеи Руссо, Мишель, Тургенев, Белинский, Кутузов, братья Муравьевы, декабристы, анархисты, демократы и мы - всё рядом.

День четвертый

Дневка.

 

Природа безумствует. Еще ночью поднялся сильнейший ветер. Под его натиском не устояла одна из елей и заломилась как раз на наш лагерь. Нам повезло, дерево легло «аккурат между» двух палаток.

Экскурсия, предки.

zoom photo
Осуга около Прямухино
zoom photo
Обломок некогда большого
обжитого дома
zoom photo zoom photo
Троицкая церковь
в усадьбе Бакуниных.
Архитектор Львов
zoom photo

 

День пятый, последний

«Еще не вечер», приключения продолжаются.

 

Проснулись рано, собрались довольно быстро. Особенно тщательно убирали за собой и тушили костер - от греха подальше. На воду встали в полдесятого. Перед самым отплытием показался любезный наш Сергей Гаврилович. Пришел еще раз попрощаться, подарить мне свою книгу, ну и наверно, заодно присмотреть за нами – непутевыми.

Под мостом прошли гладко. Поток стремительно выносит к плотине. Мы с Димкой вовремя поняли, что нам не перегрести к правому берегу (где, вчера, при осмотре, решено проходит - там чисто), пошли по центру. Немного чиркнули обо что-то. Но пронесло. Через пару минут уже под деревянным старым мостом. Тоже все гладко. Оборачиваемся назад, ребят не видно. Догнав Геннадия, кричим, что хорошо бы их подождать. Встаем. Мужики чалятся и идут смотреть. Я остаюсь в лодке. Но, просидев минут 10, понимаю, что-то случилось.

 

zoom photo
Прямухинская плотина

 

Виктор с Аллой перевернулись на плотине. Не сумели перегрести боковую струю, и она их кильнула на сливе. Окончилось все хорошо. Быстро выплыли, причалили лодку, все вещи целы, упустили только одно весло. Так что дальше Алла поплывет с нами, а Виктор будет управляться один. Сбереженный, пятидневной выдержки коньяк, прибавляет тепла и оптимизма. Случившееся вводит нас в тонус. До Большого Борка километров 20. Осуга – девушка с характером, и впереди еще одна – Куниловская - плотина. Ее прошли без проблем, мне только немного плеснуло в лодку (фартук был плохо закреплен). Всякие перекаты, стремнины уже не в счет. Мы теперь «крутые», опытные.

Конечно, я пишу с оглядкой на аксакалов. Но ведь для кого - то достижение - пройти «Розового слона» по большой воде, сплав по Мзымте, а для кого-то разрушенная плотина и лесной завал уже испытание и своя маленькая гордость. Мы не гонимся ни за адреналином, ни за категориями. Нам просто интересно. Мне даже больше интересно то, что вокруг, вид с воды, динамичность смены пейзажей, ситуаций. Ну, хватит оправдываться. Это все комплексы.

К часу дня подошли к Б.Борку.

Поход окончен, речка Осуга шустрая, неожиданная, не дающая нам скучать, позади. Мы возвращаемся в Москву, на работу, домой.

Но уносим новое Знание о себе, о других, об окружающем нас мире. Мы Приобщенные. Мы отличаемся от сотен, тысяч, даже миллионов сограждан: жителей, зрителей, сотрудников, попутчиков и собеседников, соседей и друзей. И знаете? В этом, что-то есть.

 

P.S. Мы сидели на лавочке около магазина. Алка больше смахивала на бродяжку. В прикольных, но явно устаревших и потерявших былой цвет штанишках. В зеленом китайском пуховике размера на два больше положенного, в заношенных и прохудившихся полотняных тапочках – гордость китайского экономиста-либзяках. На голове вполне сохранная и даже модная коричневая кепочка. В ней с трудом можно было предположить изысканную дамочку, объехавшую с мужем дипломатом пол-мира. На кого смахивала я со стороны, не знаю, но явно не на высокооплачиваемого менеджера западной компании. Потому что сошедшие с автобуса экскурсанты обратились к нам как к местным и завсегдатым покупателям этого магазина. Мы, отнекиваясь и тонко намекая на интеллигентскую сопричастность, выясняем, как там погода в Москве и сообщаем, что мы только что из Прямухино, что там много интересного и усадьба, и церковь. Но, нам заявляют несколько с высока, что, мол, они как раз туда и направляются, что у них «тематическая экскурсия по архитектуре Львова». И тут, подошедший Саня, добавляет масла в огонь, призывая ребят не ждать открытия, не создавать очередь, а двигать в Прямухино, там, со сладким придыханием говорит он, - три магазина и везде продают спиртное, вот только водкой, - здесь в голосе проскользнул некий минор, - торгуют в одном. Почему-то эта информация была встречена без должного энтузиазма. И молодые люди, явно не пролетарского происхождения, и респектабельные дамы, отягощенные знаниями об архитекторе Львове заспешили к автобусу. А мы по-прежнему были первые и единственные.

 

   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |