И.Потемкин,

мастер спорта СССР

Спортивный сплав на плоту

Издательство "Физкультура и спорт", Москва 1970.

Аннотация.

Плот - самое доступное средство передвижения по быстрым рекам. Путешествие на плоту увлекательно и спортивно, однако требует определенных знаний и умений. В книге рассказывается, как делать став плота, подгребицы, греби, как оснастить плот, чтобы плавание на нем было удобным и безопасным. Приводятся сведения о распределении обязанностей на плоту, о технике и тактике прохождения поворотов, прижимов, шивер и порогов. Читатель узнает также о конструкциях надувных плотов и об особенностях плавания на них.

Для широкого круга туристов.

Содержание.

Предисловие.

Плоты стали широко применяться туристами примерно с 50-х годов при освоении Алтая и особенно Саян. Тогда, окончив пеший поход по отдаленным горным районам, некоторые группы использовали плот для быстрого выхода из тайги "к людям". Во время сплава обнаружилось, что плоту не нужно робко жаться к берегу при встрече с препятствиями, что он прекрасно идет прямо по основной струе, не боясь волн и мощных сливов, а при умелом управлении может и маневрировать. Оказалось, что на интересной, живой реке совсем не до скуки, только успевай поворачиваться. Появились "чисто" плотовые походы. Число энтузиастов сплава быстро росло. Их уже перестали удовлетворять Вишера, Абакан, Хамсара, начали плавать по Кожиму, Уде, Казыру, потом пришла очередь таких рек, как Кызыл-Хем, Ока (Аха), Катунь, Цыпа, Бартанг, Бий-Хем. За какие-нибудь 10 лет плотовики покорили все значительные реки Урала, Алтая, Саян, многие реки Забайкалья и даже Средней Азии. Были освоены "непроходимые" пороги и участки рек, по которым до этого еще никто и никогда не проплывал. Традиционные "сложные" реки со средним падением на многодневных перегонах около 1,5 м/км, а на отдельных отрезках до 3 м/км перешли во второразрядные, а потом и в "речки для начинающих". Сложными стали реки и длинные перегоны со средним падением 2-3 м/км, с повышением на отдельных участках до 6-8 м/км, затем цифры выросли соответственно до 5 и 15 м/км. На каком рубеже водники остановятся, сочтя, что радость победы от прохождения рек с еще большим падением уже не окупается затраченными силами и временем, покажет будущее. Однако и из числа пройденных рек найдутся вполне достойные для желающих испробовать свои силы.

Буйный поток мощностью в тысячи лошадиных сил с двухметровыми закрученными валами несется через камни диаметром 2-3 м. Непосредственная, ощутимая близость столь жуткой силы (которая все-таки не может одолеть тех, кто знает ее повадки), дух борьбы, характерный для сплава,- вот что влечет любителей этого старинного и ныне возрожденного в новом качестве средства передвижения. Сейчас уже около половины водных походов по отдаленным районам совершается на плотах. Однако литературы по таким походам исключительно мало. Первая и единственная книга "Плот в туристском путешествии" (автор Ю.Б.Пржиемский), сыгравшая большую роль в развитии плотового туризма, вышла в 1961 году. С тех пор созданы оригинальные конструкции плотов, усовершенствованы старые и появились новые способы управления ими, возникли новые организационные приемы, облегчающие прохождение сложных участков. В предлагаемой читателю книге автор попытался отразить все эти изменения, чтобы новое поколение водников не повторяло ошибок своих предшественников.

Возможно, некоторые плотовики будут несогласны с рядом положений, изложенных в книге, что вполне естественно: ходить на плотах по сложным рекам стали сравнительно недавно и неустановившихся взглядов здесь еще много. Автор с благодарностью примет любые достаточно аргументированные или подтвержденные практикой возражения, что будет лишь способствовать скорейшему выявлению истины.

В работе над рукописью большую помощь автору оказал Е.Юшманов, а также Т.Пасекова, Л.Потемкин и Н.Рязанский. Выражая всем им свою искреннюю благодарность, автор ни в коей мере не желал бы перекладывать на них хотя бы долю ответственности за недостатки этой книги. Автор благодарит составителей прочитанных им отчетов и всех, кто делился с ним своими соображениями по данной теме.

Постройка плота.

Качество плота в большой степени определяет успех путешествия. Правда, автор не знает случаев, когда бы люди, решившие плыть по реке, отказались от своей затеи только из-за неумения построить хороший плот. В конце концов они на чем-то отплывают, делая тем самым первую заявку на аварию. Но даже если аварии не произошло, экипаж не получает того удовольствия, какое доставляет плавание на маневренном и надежном плоту, позволяющем взять от реки все, что можно. В сложном походе затраты труда на "верфи" всегда окупаются на порогах, а если инструмент у вас в порядке, вы еще и приобретете вкус к живой и разнообразной плотницкой работе, являющейся прекрасной разминкой перед плаванием.

Инструмент.

Топор - основной инструмент при постройке плота. В умелых руках это универсальное орудие.

Каким же должен быть топор, чтобы им было удобно работать? В момент удара к топору приложена равнодействующая сила сопротивления дерева где-то в середине лезвия, допустим в точке А (рис. 1) по направлению АВ (так называемая линия удара). Из-за наличия топорища центр тяжести топора (ц. т.) смещен в сторону от линии АВ. Обычно он расположен в области бородки (точка С на рис. 1). Если бы топор перед ударом падал вниз, все время сохраняя горизонтальное положение (без вращения), то в момент удара из-за несовпадения ц. т. с линией удара он бы резко повернулся топорищем вниз по часовой стрелке и работающий, желая сохранить горизонтальное положение инструмента, ощутил бы удар по пальцам. Чтобы избежать этого, перед ударом топору сообщают такое вращательное движение против часовой стрелки, чтобы оно скомпенсировало "стремление" топора повернуться топорищем вниз. Тогда после удара отдачи в руку не будет. В результате сложения движения топора вниз и необходимого вращения его против часовой стрелки получится вращение вокруг некоторой точки О, расположенной на перпендикуляре к линии удара, который проходит через ц. т. инструмента. Эту точку называют центром удара. Если разогнать топор, вращая его вокруг центра удара, то после удара топор будет неподвижен, и если держать его около центра удара, то отдачи в руку не будет.

Рис. 1. Различное взаимное положение центра удара и точки захвата:
C - центр тяжести; O - центр удара; P - место захвата; AB - линия удара; CD - центральная ось топора.


Правильно изготовленное топорище, выйдя из проушины топора, изгибается вниз так, чтобы оно пересекало линию CD (рис. 1, а) недалеко от центра удара О. Кисть руки держит инструмент в точке Р, и чем ближе эта точка к точке О, тем меньше отдача в руку. Обычно у топора с деревянным топорищем точка О или совпадает с Р, или сдвинута несколько назад и вверх. Такой сдвиг не страшен - просто перед ударом кисть должна не только вращаться, но и двигаться несколько вниз, как показано стрелкой на рис. 1, а. Это движение совпадает с направлением разгона топора перед ударом, и рука быстро к нему приспосабливается. Если же топорище изгиба не имеет (рис. 1, б), то центр удара О расположен ниже P. Теперь, чтобы топор вращался вокруг точки О, перед ударом нужно "дослать" точку захвата Р вперед по стрелке (рис. 1, б), а это уже неестественное движение. В результате работающий получает удар в руку или ему приходится переносить центр удара в точку Р, т. е. рубить не перпендикулярно лезвию (по линии АВ), а "наискосок" (по линии АВ1). Следовательно, топорище должно иметь такой изгиб, чтобы место, где рука держит топор при сильном ударе, находилось на прямой, проведенной через ц.т. топора параллельно его режущей кромке.

Второе соображение касается веса топорища. У "обычного" топора с "обычным" топорищем центр удара О лежит около точки захвата Р. В процессе многовекового отбора нужные соотношения были найдены чисто практически. Но если конструкция топора намного отличается от "классической", то он может лишиться и классических свойств. Если вес топорища слишком велик, то ц. т. топора сильно сдвигается относительно линии удара АВ (рис. 1, в). Топор после удара "стремится" повернуться топорищем вниз, и для компенсации перед ударом топор нужно сильно закрутить против часовой стрелки. Центр удара О при этом сдвигается влево и может значительно отойти от точки Р. Теперь, чтобы не ощутить отдачи в пальцы, кисть должна в момент удара двигаться вверх, т. е. после обычного замаха и разгона топора вниз нужно перед самым ударом резко поддернуть вверх конец топорища. Движение это неестественное, и научиться ему нелегко. Рассмотренный случай - не плод фантазии. Если рубить цельнометаллическим топориком с резиновой рукояткой, держась за ее середину (именно здесь расположен центр удара), все идет прекрасно. Однако, чтобы "рубануть покрепче", топорик обычно берут за конец рукоятки, и тут пальцы получают ощутимую отдачу (теперь центр удара лежит впереди точки захвата). Итак, вес топорища не должен быть слишком большим, по сравнению с самим топором; в противном случае длина топорища, которую удобно использовать, может стать существенно меньше его фактической длины и работать таким топором будет плохо.

Вес плотничьих топоров колеблется от 1 до 1,8 кг. Тяжелым топором хорошо валить деревья, колоть плахи на клинья и бревна на доски, забивать небольшие клинья при сборке подгребиц. Тесать им и выполнять мелкие операции не следует - сильно устают руки. Топоры среднего веса применяются наиболее охотно из-за их универсальности. Легкие топоры на тесальных работах дают практически ту же производительность, что и средние, а на отделочных работах - даже предпочтительнее. Поэтому в группе достаточно иметь один тяжелый топор, а остальные - средние и легкие. На мелких работах, требующих узкого лезвия, а также у костра, когда заняты большие топоры, можно использовать имеющиеся в продаже маленькие топорики (один-два на группу). Только не берите клепаных: они расклепываются иногда даже от намокания.

В плотовых походах наиболее удобны топоры с плотничьим топорищем длиной около 50 см. Размеры его приведены на рис. 2. Благодаря небольшому развороту хвостовой части вдоль оси топорища вправо рука работает более естественно.

Покупные топорища, как правило, недосушены и скоро рассыхаются. Чтобы весной хорошо насадить топор, покупать топорище надо осенью. Самодельные топорища обычно лучше покупных. Их изготавливают из сухой березы, дуба, клена, ясеня. Заготовка должна быть без сучков и такая, чтобы слои шли вдоль будущего топорища (такие же требования предъявляются и к покупным). Крепкое и долговечное топорище получается из высушенного корневища дерева, но его трудно обрабатывать. Топорище, изготовленное в походных условиях из сырого дерева, мгновенно выходит из строя. Если вы не очень уверены в надежности топорища, стоит взять с собой запасное, а также 2-3 клина.

Рис. 2. Элементы топора и размеры стандартного плотничьего топорища:
1 - обух; 2 - деревянный клин; 3 - лезвие; 4 - носок; 5 - фаска; 6 - пятка; 7 - бородка; 8 - топорище; 9 - металлические клинья; 10 - заточка "тесального" топора.


При насадке топорище подстругивают и подгоняют рашпилем по проушине. Желательно, чтобы бородка не "висела в воздухе", а касалась нижней стороны топорища - тогда топор дольше не раскачивается. Для правильного взаимного расположения точки захвата и центра удара расстояние от продолжения линии лезвия до хвостовой части топорища (а на рис. 2) должно быть около 5 см для больших топоров и 3,5-4 см для малых. Посередине торца топорища делают пропил глубиной 2-3 см для клина. Клин изготавливают из плотной сухой древесины (старое топорище, паркет, буковые дощечки от ящиков из-под фруктов). Он должен быть не уже проушины и длиной 10-15 см, иначе может расколоться. Чтобы клин со временем не вылезал, угол его должен быть маленьким; еще лучше загнать клин с куском металлической сетки (которую пускают вдоль клина) или посадить на клей (столярный, казеиновый). Хорошо сажать все топорище и клин на эпоксидной смоле. После того как клин забит, выступающее из проушины топорище отпиливают; чтобы плотнее прижать топорище к верхней и нижней стенкам проушины, в торец его загоняют наискось 1-2 металлических клина (см. рис. 2). При посадке, на эпоксидной смоле металлических клиньев не требуется. В водном походе в результате многократного намокания и высыхания топор начинает качаться. Избежать этого можно проолифив топорище.

Точат топор сначала на наждачном круге - ручном или электрическом. Черновую заточку, связанную со снятием значительного слоя металла, производят без топорища, а окончательную - с топорищем, поскольку насаживать острый топор опасно. Продолжают заточку на бруске до исчезновения заусениц, а конечную доводку делают на оселке.

Для чистовой подтески бревен и подгонки посадочных поверхностей удобен топор, лезвие которого имеет угол заострения около 20° и форму фаски, как на рис. 2. Но такое лезвие чувствительно к твердым предметам. Даже при рубке сухих крепких сучьев на нем могут появиться зазубрины. Поэтому рекомендуется иметь в группе примерно половину топоров общего назначения с углом заточки около 30° (для лагерных работ, валки деревьев, обрубания сучьев) и половину - с 20-градусной фаской (только для тесальных работ, на пешей части похода и во время плавания эти топоры не употребляются).

При упаковке топора в рюкзак на лезвие надевается чехол - согнутый вдвое и проклепанный у носа и пятки топора листок толстой кожи или алюминия. Крепится чехол на топоре завязками из киперной ленты, резинками или ремешками. Другой вариант чехла - кусок трубки из плотного полимера диаметром около 15 мм и толщиной стенки около 2 мм. На трубке вдоль образующей делается разрез, примерно на 2 см не доходящий до ее торцов. В разрез и вставляется лезвие. Торцы трубки можно сплющить и заварить, нагрев у огня. Переносят топор вверх топорищем внутри рюкзака, поставив на самое дно где-нибудь вдоль бокового кармана, или в заднем кармане.

В лагере или на "верфи" свободный топор втыкают в пень, поваленное дерево. Нельзя класть топор на землю: зацепив его в темноте, пораните ногу. Следует взять за правило, чтобы дежурный, когда группа располагается на ночлег, громко объявлял о месте хранения топоров.

Лезвие топора надо беречь. Нельзя на земле рубить дрова, заострять колышки. Рубить можно только на достаточно толстых кусках дерева. При отесывании бревно должно быть расположено достаточно высоко, чтобы проскочивший топор не втыкался в землю. Забитое лезвие нужно сразу исправить или хотя бы заправить края выбоины напильником и бруском. При отесывании рекомендуется периодически подправлять топор, снимая заусеницы оселком.

Топор - опасный инструмент. В туристской практике известно много случаев возвращения групп с маршрута из-за порубленных ног. Поэтому будьте осмотрительны. При работе в лесу, если мешают соседние ветки, обрубите их. Начиная валку деревьев, не торопитесь нанести удар - сначала займите устойчивую и безопасную позу. От топора часто страдает нога с той стороны, откуда идет подрубка дерева или отесывание бревна, из-за того, что инструмент, не врубившись, проскользнул дальше. Эту ногу нужно отставлять в сторону. Полезно прикинуть, как может пойти соскользнувший топор. Другая опасная ситуация - когда топор неожиданно легко перерубает ветку или стволик и идет дальше, а там оказывается нога. Тут также, прежде чем рубить, нужно убрать ногу с возможного пути инструмента. Правильная постановка ног скоро войдет в привычку. Опасно рубить в неустойчивом положении или когда нога стоит на скользком месте (мокрое или ошкуренное бревно и т. д.). Для проверки в этих случаях (а также в других) полезно сделать пробный замах топором без удара. Не работайте сильно раскачавшимся топором, который может соскочить и покалечить окружающих. Очень осмотрительным нужно быть на последних этапах отделки плота, когда несколько человек действуют на ограниченной площади. И вообще возьмите на вооружение слова С.В.Обручева: "Топор не менее опасен, чем заряженное ружье".

Рис. 3. Пилы, применяемые при постройке плота.


Пила - второй после топора инструмент. Для постройки деревянного плота лучше всего двуручные пилы. Они обычно имеют длину 120-130 см, но бывают и укороченные - 100 см. Если группа не очень маленькая и не ограничен жестко вес снаряжения, следует брать пилы нормальной длины; короткие при толстых бревнах имеют малый ход, и работа становится непроизводительной. Для облегчения пилы можно уменьшить ее ширину, отрезав около трети на гильотине, но при этом ровный паз сделать будет труднее. Дополнительно удобно взять легкую пилу, которой мог бы действовать один человек, - ножовку или полотно лучковой пилы. К полотну с обеих сторон привинчивают или приклепывают проушины диаметром около 3 см, согнутые из 0,5-0,7-миллиметрового листового железа (рис. 3). Полотно переносят свернутым в кольцо в кастрюле или привязывают к большой пиле. На месте работы в проушины вставляют согнутый дугой стволик деревца (лучше, если он имеет некоторую собственную кривизну), и пила готова. Такое полотно при весе 200 г позволяет валить 30-сантиметровые деревья. Дуга дольше сохранит упругость, если ее на ночь с одной стороны вынимать из проушины.

Рис. 4. Разводка и заточка пилы:
а - вид разведенной пилы; б - простейшая разводка; в - шаблон для разводки; г - положение напильника при заточке пилы.


Чтобы пила легко ходила в пропиле, он должен быть шире полотна. Для этого ее разводят, т. е. поочередно отгибают зубья в разные стороны - каждый зуб наружу от своей фаски заточки. Отгибать нужно не весь зуб, а только верхнюю его часть, не более половины высоты. Величина развода - 0,3-0,7 мм в каждую сторону, обычно не более половины толщины полотна. Для пилки сырого и мягкого дерева разводку зубьев делают больше, чем для сухого и твердого. Зубья нужно разводить равномерно, иначе пилу может вести в сторону, а зубья, которые сильнее отогнуты, быстро затупятся. Для разведения пилы существуют специальные приспособления - разводки. Более совершенные и сложные из них фиксируют угол отгибания зуба. Простую разводку (рис. 4, б) можно сделать и самому из 3-миллиметровой стали. Чтобы такой разводкой, не имея навыка, ровно развести пилу, из алюминия или мягкой стали изготовьте шаблон (рис. 4, в).

Точат пилу после ее разводки трехгранным напильником с мелкой насечкой (рис. 4, г). Новая пила "съедает" 2-3 напильника, на подправку старой обычно хватает одного.

При переноске пилы на зубья надевают сложенную вдвое длинную полосу толстой резины, кожи, полимера, отрезок шланга с прорезью вдоль его образующей или кусок веревки. После этого пилу "забинтовывают" полосой материи, конец которой крепят завязкой или булавкой. Другой способ - сложенную в несколько слоев полосу брезента длиной во всю пилу накладывают на зубья и привязывают 5-10 завязками, равномерно пришитыми по всей длине полосы, Двуручную пилу можно переносить, обогнув вокруг рюкзака сверху (это лучше) или сзади. Тонкую и гибкую пилу можно связать, сдвинув ручки вплотную. Такая упаковка удобна при перевозке вьюком.

Чтобы начать запил по разметке, пилу направляют согнутым большим пальцем левой руки, которая остальными пальцами опирается на бревно. Для безопасности большой палец нужно поднимать на 7-10 см. Пилу при работе нужно водить в одной плоскости, не перегибая и не свивая. Это достигается в результате тренировки. Пила изгибается сильнее, когда устают руки. Другая ошибка начинающих пильщиков, особенно сильных и темпераментных, - попытка ускорить работу, нажимая на пилу вниз и с силой досылая ее напарнику. При этом инструмент извивается, соответственно перевитым становится пропил. Пилу скоро начинает затирать, и дальше дело идет медленно, с огромной затратой сил. Чтобы пропил был ровный и инструмент ходил легко, нельзя нажимать на него ни вперед, ни вниз. Его тянут на себя и свободно отпускают, когда тянет напарник. Лишь приобретя опыт, удается нажимать на пилу и слегка толкать ее от себя, не перевивая паза. Чтобы паз не сужался под действием веса бревна, последнее подпирают около пропила. Если этого сделать невозможно, помогает клин или топор, загнанный в пропил. Чтобы не было защепа в месте выхода пилы из бревна, перед самым концом работают почти без нажима, а отпиливаемую часть придерживают.

Количество инструмента определяется условиями похода: длиной пешей части, сложностью реки, напряженностью графика движения. Много инструмента нужно взять в поход, основная цель которого - прохождение сложной реки, где вероятность потерять плот большая, причем подъезд к реке хороший (т. е. пешей части практически нет). Здесь все члены группы могут иметь по топору (каждый четвертый топор - маленький) и на двоих по пиле (каждая третья пила - одноручная). При этом ликвидируются простои из-за нехватки инструмента. Компромиссная норма при сложной реке и существенной пешей части - 2 топора и пила на 3 человека. Если сплав завершает горно-таежный поход, а постройка плота служит отдыхом после напряженной пешей части, да к тому же в группе есть охотники или рыболовы, которые в это время будут пополнять запасы провизии, можно взять по топору на 2-3 и пилу на 8-10 человек.

Для постройки плота хватает топоров и пил, однако полезно иметь и другие инструменты, облегчающие и ускоряющие работу.

Рис. 5. Долото (а) и буравы (б, в).


Долото (одно на группу) с лезвием шириной 20-30 мм и углом заточки 25-30°, ручка усилена металлическими кольцами (инструмент без ручки должен оканчиваться не тонким острым хвостовиком, а утолщением с коническим углублением - рис. 5, а). Применяется при прочистке паза для греби, вырубке узких пазов для страховочных кольев и т. д.

Бурав диаметром 25-30 мм (один на группу). Легче работать спиральным буравом (рис. 5, б). На верхнем конце инструмента сделано кольцо, в которое на месте вставляют деревянный вороток. Буравы, имеющиеся в продаже, очень длинны, их неудобно носить. Если конструкция плота не предусматривает сверления бревен насквозь, бурав нужно укоротить - отрезать часть стержня и снова приварить кольцо так, чтобы рабочая длина от острия до кольца была около 20 см. В отверстия, просверленные буравом, вставляют штыри, за которые вытаскивают греби, держатся, на которые вешают веревку и т. д.

В качестве измерительного инструмента удобны портняжные сантиметры (по одному на 2-3 человека). Они занимают мало места и обеспечивают достаточную точность. Можно работать и без измерений, подгоняя все на глаз по месту, но тогда трудно делать разные детали одновременно и в результате впустую тратится много времени.

Шнурок диаметром 2-3 мм и длиной 10 м для отбивания линий на бревнах (один на 4-6 человек). Нужен для разметки шпонок и гребей.

Карандаши для разметки (по штуке на человека). Удобны красный с синим. Обеспечивают большую точность и разнообразие, чем разметка углем.

Рукавицы брезентовые. Чтобы при постройке плота избежать ссадин, заноз, треснувшей кожи, мозолей, работать нужно в рукавицах.

В поход с напряженным графиком необходимо брать по паре рукавиц на каждого члена группы. В более простых походах, особенно когда взято мало инструмента, допустима пара рукавиц на двоих. Не работайте топором, если руки сильно запачканы смолой. Топор при этом в руках не скользит, но через 2-3 часа на месте смоляных пятен образуются водяные мозоли.

Гвозди необходимы при креплении некоторых не силовых узлов. Особенно в ходу гвозди длиной 150-200 мм. Гвозди длиной 100 мм слишком мелки. В деревянный плот можно вбить 30-40 гвоздей (в багажник и волнолом). Если вес снаряжения ограничен, достаточно взять 15 гвоздей для быстрого ремонта сломанных гребей. Количество гвоздей для надувного плота зависит от его конструкции, о чем будет сказано дальше.

Веревки. Плотовый поход требует веревок больше, чем какой-либо другой. Здесь необходимы:

  1. швартовая веревка (основная альпинистская капроновая или обычная пеньковая соответствующей толщины). На сложных реках стоит иметь кормовую и носовую швартовые веревки. В качестве носовой на маленьких плотах можно использовать репшнур, на больших (на 8-12 человек) - такую же веревку, как и на корме;
  2. веревка для привязывания рюкзаков. Если кормовой швартовой веревкой служит 40-метровая основная, то концом ее длиной 10-12 м можно крепить рюкзаки. Если кормовая веревка короткая, рюкзаки привязывают репшнуром или любой другой веревкой толщиной около 10 мм и длиной 15-20 м;
  3. пеньковая или хлопчатобумажная веревка толщиной около 10 мм и длиной 20-30 м - для крепления деталей подгребиц, багажника, запасной греби и т. д. Может быть заменена вицами, однако ценой дополнительного времени;
  4. киперная лента или эквивалентный ей по прочности шнур. Широко применяется в самых различных случаях. Потребности в большой степени определяются привычками группы. Расходуется 50-100 м;
  5. свободная капроновая веревка или репшнур длиной 30-40 м, необходимые при организации переправы с застрявшего плота, снятии его с камней и в других аварийных ситуациях.

Из вещей, которые нужны в походе, отметим: карабины альпинистские (2-4), полезные при различных работах с веревкой; блокнот и карандаши или шариковые ручки, лучше цветные, - для зарисовки порогов; темные очки для лоцмана при плавании навстречу низкому солнцу, спиннинг.

Каждый участник сплава по сложной реке должен иметь спасжилет или другой вид индивидуального спасательного снаряжения, нож - охотничий на поясе или складной в кармане на ремешке, непромокаемый вкладыш в рюкзак, личный запас спичек в немнущейся непромокаемой упаковке. Для защиты головы желателен шлем.

Материал.

Поиски сухого леса. Плот делают из сухостойных деревьев хвойных пород - кедра, ели, сосны, лиственницы. Древесина первых трех пород практически равноценна, а лиственница примерно вдвое тяжелее. Поэтому использовать ее нужно в последнюю очередь, когда не удалось найти деревьев более легких пород. Сухостойную лиственницу можно определить по следующим признакам. На ее сучьях встречаются "колена" - резкие изгибы, поэтому многие сучья имеют "изломанный" вид. Сучья ели почти прямые, изгибы сучьев сосны и кедра плавные. Кора лиственницы толстая, глубокобороздчатая, снаружи темная, на срезе буро-фиолетовая. Кора ели тонкая, снаружи и на срезе коричневая. Кора сосны кверху заметно светлеет, становясь почти бежевой. Древесина лиственницы значительно тверже, чем других хвойных пород, что заметно при пробе "на топор". Цвет древесины бурый или красно-фиолетовый (характерный признак лиственницы). Древесина ели белая, ядро древесины сосны и кедра может иметь розоватый оттенок.

Для среднего плота нужно около десятка сухих деревьев, и, чтобы не таскать бревна издалека, лучше сначала найти место с целой группой сушин. Много сухостойного леса можно отыскать там, где несколько лет назад был пожар или нападение древесных вредителей.

Об этих значительных по площади участках знают охотники, геологи, туристы. Группы в 10-20 сушин, как правило, можно найти в местах, где в тайге жили люди: кора толстых деревьев используется для крыш избушек и балаганов, а ошкуренные деревья, высыхая, служат отличным материалом для плота. Охотники и геологи становятся в устьях притоков (на "стрелках"), так что, выйдя по притоку на реку, в первую очередь осмотрите его устье. Если плот делается не далеко от поселка, спросите у местных жителей, где стоят на реке рыбаки или есть покосы, - вероятно, там будут зашкуренные деревья. Помогает осмотр тайги с утеса или высокого дерева. Если эти попытки не увенчались успехом, придется собирать деревья поштучно, прочесывая прибрежную полосу леса. Обычно довольно скоро удается найти место, где недалеко друг от друга растут 5-7 сушин; там и разбивают лагерь, а недостающие деревья подтаскивают со стороны.

Деревья должны быть хорошо просохшими, иначе грузоподъемность их будет невелика. На глаз оценить сухость можно по таким признакам. Если на дереве есть остатки хвои, оно еще как следует не просохло. У хорошо высушенного дерева нет даже тонких веток, остаются лишь толстые сучья. Это, как правило, самые подходящие деревья для плота. Сушины, которые стоят еще дольше, теряют все свои сучья. У них вдоль ствола идут широкие трещины, пугаться которых не надо. Такое бревно вполне пойдет для плота, придется лишь подумать, как его расположить, чтобы не скалывались различные пазы. В дальнейшем, когда у дерева отвалится вершина, вода от дождей попадает внутрь ствола, древесина намокает и гниет. От такого ствола почти всегда приходится сверху отпиливать несколько метров гнилья, и бревно может получиться коротким.

Совершенно не годятся для плота деревья, начавшие падать, но зависшие на соседях, а тем более лежащие на земле, - они слишком сырые. Не годится и плавник на берегу: удельный вес его, несмотря на "сухой" вид, может совсем незначительно отличаться от единицы (причем в любую сторону). Кстати, плавник нехорош еще и тем, что пропитан песком и быстро тупит инструмент.

Грузоподъемность плота определяется количеством людей на нем и характером реки. По малым неглубоким рекам с узкими проходами между камнями удобнее плавать на 3-4-местном плоту, и если группа большая, их нужно делать несколько. По рекам среднего размера можно плавать на любых плотах, в зависимости от вкусов группы и имеющегося леса. По большим рекам с мощными сливами и высокими волнами легче и безопаснее плавать на 8-10-местном плоту: он лучше "утюжит" волны и более остойчив.

Некоторые водники, преимущественно сибиряки, ходят на малых плотах и по крупным рекам. Отдавая должное высокой спортивности такого плавания, нельзя не отметить, что часто оно граничит с неоправданным риском. Грамотно оценить степень опасности может лишь тот, кто проходил подобные препятствия и имеет опыт сплава на малых плотах. Водники с недостаточным опытом по крупным рекам должны идти лишь на больших плотах. С точки зрения постройки один большой плот делать значительно быстрее, чем 2-3 малых.

Установив численность экипажа плота, определяют его грузоподъемность. Для этого суммируют вес людей, рюкзаков, будущих подгребиц (по 20-40 кг на каждую в зависимости от их типа и размера плота), гребей (по 20-30 кг на гребь в зависимости от размера) и полученный результат умножают на коэффициент, характеризующий запас плавучести (з. п.). Под з. п. деревянного плота обычно понимают отношение максимальной грузоподъемности бревен к суммарному весу груза - людей, вещей, подгребиц, гребей. Правильнее было бы вместо суммарного веса груза брать полный вес плота вместе с весом самих бревен, но не будем нарушать традиции.

Запас плавучести - важный параметр. Плот с большим з. п. не кренится при перемещении по нему экипажа и при интенсивной работе гребями в одну сторону. Он легче проходит водовороты и участки с сильным боковым течением, позволяет действовать обеими гребями на больших волнах; нырнув в слив или будучи накрыт высоким валом, быстрее всплывает, что уменьшает опасность переворота; наехав боком на камень, с меньшей вероятностью будет поставлен на ребро. Ниже сливов вспененная вода за счет большого количества пузырьков воздуха имеет удельный вес меньше единицы, и ее подъемная сила меньше, чем воды в обычном состоянии. Попав в такую воду, плот оседает глубже или даже начинает проваливаться. Насколько он успеет уйти под воду и как быстро затем всплывет, также определяется з.п. плота.

Обычно коэффициент з. п. принимают равным 1,5, что на еловом плоту позволяет проходить достаточно сложные препятствия. На еще более тяжелых участках з. п. можно временно увеличить за счет разгрузки плота. Для плавания по крупным рекам, где много высоких волн и мощных сливов, а лавировать между камнями приходится не часто, з. п. целесообразно принять равным 2-2,5. Учитывая сказанное, можно считать, что для плавания по "обычным" сложным рекам плот на 5 человек должен иметь грузоподъемность около 1 т, а на 10 человек - около 2 т. При определении грузоподъемности плота следует учесть, что бревна постепенно намокают. Через 1-2 недели вода проникает сквозь их боковые поверхности на несколько миллиметров, а по торцам на несколько сантиметров и даже несколько десятков сантиметров (в зависимости от качества древесины), так что эффективная длина плота уменьшается примерно на 0,5 м.

Может, кто-нибудь предложит достаточно простой способ пропитки торцов бревен для уменьшения скорости намокания?

Необходимый для плота объем древесины вычисляют по формуле:

где:

Чтобы точнее измерить удельный вес, можно при использовании деревьев одной породы, растущих в одинаковых условиях, опустить в воду чурбак, отпиленный от поваленного дерева. Отношение объема погруженной части ко всему объему и будет равно удельному весу материала. Чурбак нужно отпиливать от комля, так как удельный вес материала у вершины раза в 1,5-2 меньше, чем у комля. Более достоверные данные можно получить, временно связав на плаву 2-4 бревна и загрузив их людьми (пока бревна не начнут тонуть). Разделив вес людей на суммарный объем бревен, взятых для опыта, получим удельную грузоподъемность древесины, т. е. сразу величину 1 - d. Бревна особенно сильно намокают в первые сутки, поэтому результат будет более точным, если бревна спущены на воду накануне.

Наконец, можно пользоваться следующими данными: для плавания по реке средней сложности иметь на участника 0,3 м3 еловой или 0,5 м3 лиственничной древесины - это голодный паек. Чтобы плавание было сухим и более безопасным, а также чтобы проходить мощные сливы и большие волны, нужно указанные нормы увеличить примерно вдвое. Эти показатели получены путем усреднения результатов обмера реальных плотов в разных походах.

При определении объема бревна его можно считать цилиндром, диаметр которого равен полусумме диаметров в комле и в отрубе (без коры).

Размеры и количество бревен определяют, вычислив необходимый объем древесины. Если река достаточно большая и на ней не ожидается затяжных мелей, лучше использовать толстые бревна: плот будет готов быстрее. Правда, плот из толстых бревен требует более аккуратного управления, так как его труднее снимать с камней. Для плота на 5-6 человек можно рекомендовать бревна с диаметром в комле около 30 см, для плота на 8-10 человек - около 40.

Зная необходимую грузоподъемность плота G и определив, исходя из удельного веса и среднего диаметра Dср местных сушин, грузоподъемность одного погонного метра бревна , можно, задавшись длиной плота L, найти число бревен N, и наоборот:

Параметром, влияющим на управляемость и маневренность плота, является отношение его длины к ширине v. Удобно задаваться этим параметром и затем определять длину плота и число бревен из очевидных соотношений:

и

Величина b - ширина щели между бревнами - равна примерно 5 см.

В настоящее время не найдено оптимального отношения длины плота к его ширине v, а мнения плотовиков на этот счет расходятся. Чем же отличаются плоты с разной величиной v? Короткий и широкий плот (v = 2) более остойчив, быстрее и легче разворачивается с помощью гребей, легче перемещается поперек реки при работе обеими гребями, реже садится сразу носом и кормой на камни при неплановых разворотах. Длинный плот (v = 3,5) меньше тормозится на участках стоячей и завихренной воды, легче пересекает струи. До сих пор не ясно, за счет чего в основном обеспечивается различное сопротивление движению плота в продольном и поперечном направлениях - за счет того, что он собран из отдельных продольных бревен, или за счет того, что длина его больше ширины. Но похоже, что длинный плот быстрее смещается в сторону при скольжении под уклон или за счет поперечного градиента скорости течения, так что если стараться использовать для управления плотом в большей мере силу воды и в меньшей - силу мышц, то это лучше получается на длинном плоту. В то же время длинный плот строже: если лоцман зазевался, плот легко может начать разворачиваться и повернуть его обратно трудно, а посадить на камни сразу носом и кормой - легко. Как компромисс можно рекомендовать v = 3 для больших рек и v = 2,5 для малых с большим количеством камней. Для малых плотов величину v приходится брать равной 2,5 и даже 2, поскольку не следует ширину плота по комлям делать меньше 1,7-2 м. В противном случае он будет очень валким.

Приведенные соображения и формулы предназначены для тех, кто хочет иметь хороший плот и не делать ненужной работы. Имея портняжный сантиметр и маленькую логарифмическую линейку, можно за 10-20 минут определить основные параметры плота применительно к местным условиям. Те же, кому вытащить и закрепить пару-тройку лишних бревен легче, чем считать по формулам, могут ориентироваться на такие цифры: группу в 10 человек поднимает плот из 8 еловых бревен длиной по 8 м и средним диаметром 30 см (35 см в комле) или из 10 лиственничных бревен длиной по 10-11 м такого же диаметра. Группу в 5 человек поднимает плот из 7 еловых бревен длиной по 7 м и средним диаметром 25 см (28-30 см в комле) или из 9 лиственничных бревен длиной по 9 м такого же диаметра.

Если нет твердой уверенности, что расчеты сделаны правильно, спустите на воду и свяжите временно веревкой 40-50% бревен. Они не должны затонуть под весом всего личного состава (без груза). И еще один совет: если вы колеблетесь, какие взять бревна, потолще или потоньше, подлиннее или покороче, и вообще, какой делать плот, поменьше или побольше, - смело делайте его больше. Бревно на суше, особенно когда пытаешься сдвинуть его с места, очень впечатляет. В действительности лишь у немногих групп плот оказывался великоват, гораздо чаще отмечалось, что он еле держался на воде, особенно к концу похода. С лиственницей такие казусы случаются чаще, чем с елью.

Валка сушин. После того как сушины выбраны, их отмечают затесами. На затесе делают пометку, для чего предназначено бревно (став, подгребица, стапель и т. д.), затем приступают к валке. Валить сушины удобно бригадами по 2-3 человека. Деревья заваливают по направлению транспортировки: вершиной вперед тащить легче. Исключение составляет валка на крутых склонах: падая под откос, ствол часто переламывается. В этом случае сушины лучше класть вверх по склону. В нужном направлении в лесу выбирается прогалина, не перекрытая толстыми сучьями соседних деревьев, в нее вы и положите сушину. Чтобы легче было отпиливать и начинать тащить бревно, валите дерево не прямо на землю, а на слеги - 1,5-2-метровые обрубки стволов диаметром 10-15 см.

Рис. 6. Подрубка дерева для валки.


При валке дерево подпиливают со стороны, куда оно должно падать, на 1/4-1/3 диаметра ствола. Древесину вырубают топором и затем начинают пилить с противоположной стороны так, чтобы в месте встречи второй запил был на 3-5 см выше первого (рис. 6). Чтобы запилы встретились одновременно по всей длине, пильщики, подходя к концу, периодически говорят друг другу, сколько сантиметров осталось у каждого до встречи с подрубкой, и соответственно корректируют поворот пилы. Если этого не делать, то при нехватке у работающих опыта запилы встречаются сначала с одной стороны, после чего дерево оседает, затирает пилу, а при падении его ведет в сторону.

При валке с подрубкой вертикально стоящее симметричное дерево ложится в направлении поперек запила. Чтобы повалить дерево против небольшого наклона, его запиливают на половину диаметра или даже глубже. Таким же способом кладут деревья поперек небольшого наклона, но при падении их несколько уводит в сторону наклона, что нужно учитывать при выборе направления запила. Деревья с большим наклоном (до 3-5°) удается положить в нужном направлении путем раскачивания. Основной запил не доводят до подрубки на 3-4 см, после чего дерево начинают раскачивать, нажимая на него руками или длинным шестом, уперев его повыше в ствол. Основная ошибка при этом - попытка раскачать дерево в привычном ритме детских качелей или застрявшего автомобиля, с частотой около одного колебания в секунду. Дерево имеет большую высоту, и период его собственных колебаний составляет примерно 10 секунд. Нужно, присмотревшись к движению вершины, оценить этот период и раскачивать дерево, все время наблюдая за вершиной, в такт собственных его колебаний - секунд 5 нажимать, затем секунд на 5 отпустить и т. д. Раскачав дерево, в моменты раскрытия паза 3-5 быстрыми движениями пилы немного подпиливают оставшуюся перемычку, задвигая вслед за пилой топор.

Рис. 7. Полиспаст из карабинов.


Деревья с еще большим наклоном рациональнее валить туда, куда они "хотят" падать. Только когда есть опасность потерять сушину, уронив ее, например, с крутого обрыва, имеет смысл тратить время на борьбу с наклоном. В этом случае повыше на дереве закрепляют веревку, несколько человек возможно сильнее натягивают ее в нужном направлении и привязывают за какое-либо дерево. На последнем этапе натягивания веревки можно применить полиспаст из двух альпинистских карабинов (рис. 7). По мере запиливания дерево наклоняется в сторону натянутой веревки. Если оно перестало наклоняться, значит, веревка ослабла, и ее надо подтянуть. В результате одного из таких подтягиваний дерево завалится. Поскольку в случае обрыва капроновая веревка, да еще вооруженная карабином, может сильно ударить, на линии натяжения основной веревки не должно быть людей, а полиспаст нужно тянуть несколько в сторону.

При любом способе валки обязательно предупредите близко работающих о том, что дерево скоро "пойдет", а когда оно начало падать, снова громко оповестите всех об этом.

Если сушина пошла не точно в нужном направлении и зацепила за соседнее дерево, ее комель может сдать назад. Поэтому, перед тем как валить дерево, наметьте и, если надо, расчистите пути отхода, желательно в обе стороны от ствола. Дерево, особенно высокое, падает медленно, так что, когда оно пошло, не торопитесь. Спокойно выньте пилу и по намеченному пути отойдите на 2-3 м от пня, наблюдая за падающей сушиной. У заваленной сушины на предполагаемую длину бревна обрубают сучья. Кору снимать не следует, потому что мокрые ошкуренные бревна слишком скользки.

По срезу можно оценить сухость комля. Для этого в его торец легким ударом втыкают топор. Если вдоль лезвия выступила вода - бревно слишком сырое. Можно попытаться метра на полтора отрезать комель и попробовать еще раз. Если при ударе вода не выступает, но ее можно выдавить, нажимая в стороны на воткнутый топор, бревно удовлетворительное. Брать его или нет, зависит от качества и наличия других бревен. Из хорошо просохшего бревна воду выдавить не удается. Кусок комля отпиливается и в том случае, если в нем есть дупло или значительная часть сердцевины среза гнилая, а также если бревно у комля резко расширяется, образуя раструб ("закомелистое" бревно). Затем от ствола отмеряют и отрезают бревно нужной длины (или два, если получится).

Транспортировка бревен. Готовые бревна подтаскивают к месту постройки плота. Эта тяжелая работа требует участия всей группы. Средняя скорость протягивания лиственничного бревна через лес примерно 150 м/час, так что, если бревна валили далеко, их лучше тащить до воды и потом сплавлять.

Если позволяет вес бревен, быстрее всего выносить их на плечах. Для этого все становятся с одной стороны бревна по росту низкорослые впереди, со стороны вершины, а те, кто поздоровее, - к комлю. Равномерная расстановка людей вдоль бревна неправильна: при соотношении диаметров в комле и в отрубе, как 1,5:1, и разнице удельных весов за счет различной степени высыхания в 1,3-1,5 раза погонный метр бревна около комля весит примерно втрое больше, чем у вершины, а вся нижняя половина бревна раза в два тяжелее верхней. Соответственно нужно расставлять и людей. По команде заднего (ему виднее) бревно берут сначала на грудь, затем на плечо. Несут бревно все на одном плече, чтобы при необходимости груз можно было по команде быстро сбросить и ничьи головы этому не мешали. При переноске на плече бревно одноименной рукой нужно охватывать сверху. Бревна "не в унос" приходится тащить волоком. Чтобы сэкономить силы и время, проложите сначала дорогу, "вымостив" ее поперечными слегами, диаметром 10-15 см с шагом 2 м. Как катки, слеги работать не будут (для этого нужен ровный твердый грунт), поэтому сразу кладите их так, чтобы они не двигались, - с упором в дерево, кочку и т. д. В противном случае, когда бревно пойдет, всей команде придется спасать ноги от мечущихся слег. Дороги прокладывают одновременно с валкой деревьев. Работа эта особой квалификации не требует, и на ней можно широко "эксплуатировать" женский труд. Обычно удается проложить одну магистраль сразу для нескольких бревен.

Рис. 8. Вытаскивание бревна.


Таскать бревна удобно с помощью веревки. На вершину накидывается удавка (рис. 8); основная задача 2 человек, которые за нее тянут, - вовремя поднимать вершину на очередную слегу. Остальная часть веревки несколькими петлями заводится под бревно. Чтобы петли не передергивались, концы веревки каждой петли связывают или просто перекручивают. На каждый конец становится по человеку и по команде заднего бревно длинными рывками тянут вперед-вверх.

При небольших расстояниях затраты времени на заведение веревки не оправдываются, быстрее протащить бревно за бока руками (в рукавицах!) , пропустив его между ног (ноги пошире, чтобы не придавило). По команде "Раз, два, взяли!" бревно по полметра двигают вперед, а после рывка отпускают постепенно, так как оно может скатиться вбок на чью-нибудь ногу.

Наиболее простой и быстрый способ транспортировки бревна вниз по реке - сопровождение его вброд или вплавь. Если из-за холода или особенностей реки это сделать затруднительно или если бревно надо тащить вверх по течению, можно провести его вдвоем на двух веревках. Независимо от направления движения бревно располагается комлем вверх по течению. Одна веревка, основная, крепится удавкой со стороны комля. При слабом течении основную веревку нужно крепить на расстоянии 1/3-1/4 от комля. Если у берега есть камни и косы, а быстрины чередуются с тихими заводями, основную веревку крепите значительно ближе к комлю, иногда почти за конец бревна, иначе быстрые струи будут разворачивать его за выступающий комель. Вторая веревка, вспомогательная, завязывается за вершину у самого отруба. Натягивая ее, можно поставить бревно под некоторым углом к течению, и оно, как воздушный змей, начнет отходить дальше от берега. Это позволит, не влезая в воду, обводить бревно вокруг камней и мелей. Чтобы маневры выполнялись легко, основная веревка должна быть достаточно длинной. Если группа сушин добывается на большом расстоянии выше по течению, можно связать их веревкой в плотик и пригнать с помощью шестов или весел типа каноэ.

Валка и подтаскивание бревен к "верфи" - самая тяжелая и продолжительная операция при постройке плота - занимает 1-2 дня. Поэтому, выйдя к реке, не пожалейте 2-3 часов на поиски компактной и удобно расположенной группы сушин.

Подготовка бревен. Для разметки бревен, пропилки пазов, изготовления шпонок и других деталей плота нужна рабочая площадка. Ее следует выбирать поближе к воде. Размер площадки должен позволить раскатать бревна в стороны, чтобы у одного-двух можно было свободно пропиливать пазы. Для удобства бревна кладут не на землю, а на стапель из 2-3 длинных слег. Небольшой общий наклон или местное понижение можно скомпенсировать, подложив под слеги, на которых будут лежать бревна, толстые чурбаки. Лучшая площадка - земляная, покрытая травой. На песчаной площадке часто пропадает мелкий инструмент, а в затворах аппаратов и на зубах постоянно скрипит песок. Совсем плохо, если площадка на камнях: не большой срыв топора, и на нем остается неустранимая забоина; кроме того, в мокрую погоду камни становятся скользкими.

Лагерь ставьте возможно ближе к "верфи". Расстояние даже в 200-300 м замедляет работу - все время кто-то бегает за чем-нибудь к палатками.

Бревна укладываются на стапеле комлем в одну сторону. Теперь их удобно сравнить друг с другом и решить, какое из них где будет крепиться.

Если конструкция подгребиц такова, что их стояки будут крепиться в пазах бревен става, то на соответствующие места кладутся наиболее крепкие бревна - достаточно толстые в комле и в вершине, без больших трещин и гнилья. При П-образной подгребице таких бревен нужно 2, они стоят на втором или третьем месте от каждого края.

Наиболее толстые бревна можно ставить в середину или по краям. Если они стоят в середине, плот получается более валким, но на нем удобнее подходить к берегу, а подводные камни, от которых не успели увернуться, сравнительно спокойно проползают под крайними тонкими бревнами. Если же на камень плот все же сядет, то его разворачивают поперек течения так, чтобы камень оказался выше по реке, чем средние толстые бревна. Затем, приподняв борт вагами, плот можно снять с камня. Если толстые бревна стоят по краям, судно получается более остойчивым, но снять его с камня труднее. Поэтому на реке, где особенно опасны мощные сливы и большие волны, ставьте толстые бревна по краям; если же река небольшая и ожидаются частые посадки на камни, более толстые бревна ставьте в середину. Не всегда удобно размещать экипаж на плоту симметрично, запасная гребь также не является симметричной нагрузкой, ибо лежит вдоль самого борта. Так что не следует стараться ставить на обе стороны плота бревна одинаковой толщины. Наоборот, прикинув, кто где будет стоять, может быть, вы обнаружите, что грузоподъемность одной половины плота нужно увеличить. Этого легко добиться, меняя местами более толстые и более тонкие бревна.

Затем надо определить, где у бревен будет верх, а где низ. Распространенное мнение, что бревно нужно крепить так, как оно само плавает, для спортивных плотов не оправдано. В то же время не безразлично, какой стороной крепить бревно. Если у него есть трещины, то расположите его так, чтобы трещины не служили основой для сколов при забивании клиньев в различные пазы. Например, в месте, где будет прорезаться горизонтальный паз для шпонки, трещину нужно расположить в вертикальной плоскости. Кривое бревно лучше крепить горбом вверх, подтесав его у комля и вершины, чтобы оно не слишком выступало вниз за остальные бревна. Если крепить его горбом в сторону, то образуется большая щель. А на месте бревна, закрепленного горбом вниз, постоянно находится длинная холодная лужа. Бревна, у которых одна сторона трухлявая, ставьте так, чтобы испорченная часть оказалась внизу, а пазы располагались в здоровой древесине.

Наметив ориентировочно, где какое бревно как будет лежать, сдвиньте их вместе в этом порядке. Тяжелые бревна двигают вагами - крепкими палками длиной 2-2,5 м и диаметром толстого конца 7-10 см, которыми действуют, как рычагами. Посмотрите, как бревна прилегают друг к другу, отметьте, где их нужно слегка подтесать или срубить сучки, чтобы уменьшить щели. Утвердив окончательно их положение, начертите на комле каждого бревна вертикальную стрелку (или горизонтальную линию) и напишите порядковый номер в ставе. Одновременно отметьте, какие бревна насколько нужно укорачивать и где будет проходить одна из шпонок или ронжин. Не нужно делать передний и задний торцы плота ровными: в случае посадки на камни не за что цепляться вагами. Гораздо удобнее, когда соседние бревна отличаются по длине на 10-20 см.

После подгонки и предварительной разметки бревна раскатывают в разные стороны и начинаются точная разметка, выборка пазов, подтеска и т. д. Предварительная подгонка бревен занимает часа 2, и если нет времени или желания сделать плот лучше, эту операцию можно опустить.

Крайние бревна неплохо сделать впереди по ходу плота на 20-30 см короче соседних и даже слегка затесать с боков, что уменьшит его "склонность" разворачиваться, если вы зацепили камень или если вас прижало бортом к стенке. Снизу бревна на носу плота лучше не затесывать. Скорость плота относительно воды редко превышает несколько десятков сантиметров в секунду, и на скоростных или мореходных качествах судна затес никак не скажется. Что касается взаимодействия с камнями, то гораздо приятнее, когда плот лишь упирается в камень, чем когда вылезает на него. Плот с затесанным носом труднее подводить к берегу и проводить по медленным, забитым камнями участкам реки. Затесывание носа оправдывается только на реке, где камней так много, что придется не столько лавировать, сколько со всего хода загонять плот прямо на камень, а затем перетаскивать через него вагами.

Став плота получается прочным, если бревна крепить комли к комлям, вершины к вершинам. Возникает вопрос: с какой стороны делать нос плота?

При движении комлями вперед наиболее тяжелая, широкая и глубоко сидящая часть плота находится перед глазами. Проведя ее над мелью или просунув в узкие ворота между камнями, об остальной части судна можно не заботиться - она пройдет. Если плот не очень большой, а скорость течения не превышает 5 км/час, движение комлями вперед дает еще одно преимущество: при подходе к мели или при появлении подводных камней, над которыми невозможно пройти, плот спокойно упирается в них. Остается лишь, удержав его вагами от разворота, сдвинуть в сторону и обойти неприятный участок.

При плавании по большим рекам способность протискиваться в узкие щели утрачивает свое значение. На такой реке при завихренной воде, порядочных волнах и большой скорости попасть даже в 5-8-метровые ворота не легко. Теряет значение и способность плота упираться в камни: на стрежне крупной реки камни такие покатые и гладкие и скорость столь велика, что при ударе и вершинами и комлями плот легко вылезает даже на камни, торчащие из воды, не говоря о подводных. Вместе с тем на больших реках серьезную роль начинают играть волны. На шиверах они гуляют по палубе, передвигают с места на место гребцов, утаскивают за борт плохо закрепленные небольшие предметы. Сильнее всего волны заливают нос, тогда как на корме бывает относительно сухо. Именно там удобно размещать вещи и незанятых греблей членов экипажа. Следовательно, грузоподъемность кормы должна быть больше, т. е. там должны находиться комли бревен. Грузоподъемности кормы в таком случае хватит и на то, чтобы при прохождении крутых сливов или высоких волн носовые гребцы могли несколько оттянуться назад, в зону плота, которая заныривает меньше. Облегченный нос при этом быстро всплывает даже после крутых сливов. Поскольку пассажиры сидят сзади, лоцману уже не требуется уговаривать их "снять шляпу" или "сесть на пол", чтобы хоть что-нибудь было видно впереди.

И, наконец, еще одно преимущество плота с комлями на корме, за которое, видимо, его и любят в Сибири. Плот, идущий вперед комлями и зацепивший за подводный камень, начинает разворачиваться. При небольшой скорости течения разворот легко остановить, однако при быстром течении сделать это невозможно. Если же комли сзади, то, цепляясь ими за камни, плот лишь уменьшает скорость, но остается на курсе. Такие ситуации возникают как при ошибках лоцмана в оценке глубины залегания подводного камня, так и при прорывах через крутые неглубокие сливы, когда заведомо ясно, что придется царапаться по валунам.

Из всего сказанного следует, что движение комлями вперед имеет преимущества при малой скорости течения, обилии камней и мелей. При большой скорости, а тем более на крупных реках лучше иметь комли на корме. Если при этом встретится участок, который рациональнее проходить вперед комлями, тогда разверните судно задом наперед.

Сборка става.

Наиболее распространенные способы соединения бревен в став - скрепление их шпонками и вязка вицами. При первом способе в пазы, пропиленные около концов бревен, вкладывают поперечные брусья - шпонки - и там заклинивают. Конструкция получается очень жесткая и прочная. Большинство плотов для плавания по сложным порожистым рекам собирают именно так. При втором способе продольные бревна привязывают вицами (скрученными стволиками или ветками молодых деревьев) к двум тонким поперечным бревнам - ронжинам. Плот на вицах менее надежен, чем на шпонках, но делается быстрее.

Рис. 9. Шпонка.


Крепление на шпонках. Шпонки вытесывают из сырой ели. Можно использовать и лиственницу, но она более ломкая. Шпонка из сухого дерева хороша тем, что не увеличивает веса плота и может быть настолько толстой, насколько это диктуется технологическими соображениями. Однако высохшее на корню дерево имеет много трещин, что сказывается на прочности шпонки и надежности ее заклинивания в пазах; сухие шпонки можно рекомендовать лишь для небольших плотов. Заготовка должна быть на 50 см длиннее ожидаемой ширины плота. Бревно для шпонки выбирайте без сильного изгиба, больших сучьев и не витое (его трудно обрабатывать). При недостатке плотничьих навыков предварительно разметьте бревно, как показано на рис. 9. Углем или карандашом на торце меньшего диаметра нарисуйте сечение шпонки. Замерив основные размеры сечения, сделайте такой же чертеж на другом торце бревна, обращая внимание на параллельность линий обоих рисунков. Для этого можно применить отвес. Ошкурив в нужных местах бревно, проведите на глаз или отбейте шнурком продольные линии 3 (рис. 9), образуемые пересечением вертикальной грани будущей шпонки 1 с цилиндрической поверхностью бревна. Чтобы отбить прямые линии, в намеченные их концы вбивают гвозди или небольшие деревянные колышки, на которые натягивают натертую углем бечевку диаметром 2-3 мм. Оттянутая и резко отпущенная бечевка, щелкнув по бревну, оставляет на нем прямую линию. Если бревно длинное, линию лучше отбивать по частям, прижимая натянутую бечевку рукой и ногой на концах каждого участка.

Не нужно делать шпонку в виде равнобочной трапеции: трудно будет выдержать правильные углы и еще труднее выпилить передние и задние пазы в бревнах на одинаковом расстоянии. Гораздо проще это делать, если один из углов прямой (рис. 9, угол а). Угол в равен 75-80°. Если этот угол слишком мал, то клин, крепящий шпонку, сильно давит вверх и может расщепить бревно, а если он близок к 90°, то при мощных ударах о камни древесина сомнется и бревно соскочит со шпонки.

Высота шпонки h обычно составляет 0,5-0,7 диаметра бревен става в месте ее расположения и 1,3-1,5 ширины шпонки по основанию b. Размеры шпонок для плота на 7 человек: комлевая - высота h - 20 см, ширина b - 12 см (сечение вписывается в круг диаметром 24 см); для вершин - высота 15 см, ширина 10 см (вписывается в круг диаметром 18 см). Неизвестно, оптимальны ли указанные размеры, но они достаточны, по крайней мере автор не знает случаев перелома шпонок такого размера при обычных авариях плота. После разметки бревно-заготовка для шпонки кладется на 2 поперечных чурбака с вырубками, чтобы оно не каталось. Ошкуривать бревно целиком не надо, тогда оно лежит устойчивее.

Грани шпонки вытесывают топором. Перед началом тески каждой грани на поверхности бревна через 30-40 см делают надрубы, а затем срубают между ними древесину по продольным линиям разметки, оставив небольшой припуск на окончательную обработку. При втором проходе легкими ударами снимают припуск до получения чистой поверхности. Чтобы было меньше задиров, тесать надо от вершины к комлю. Если нужно снимать большой слой древесины, то вместо надрубов лучше делать поперечные запилы, не доводя их на 0,5-1 см до продольных разметочных линий. Удобно начинать тесать шпонку с вертикальной грани 1, затем изготовить основание 2 и, уже имея две плоскости под прямым углом, сделать последнюю наклонную грань. Еще проще выполнить сначала прямоугольный брус, а затем стесать одну грань на нужный угол. Те, кто хорошо работают топором, начинают тесать шпонку на глаз прямо из стоящего на корню дерева. Заваливают его лишь изготовив участок такой длины, какой позволяет рост работающего. Производство шпонки для плота на 7 человек требует около 3 часов, а при соответствующем опыте - значительно меньше.

Шпонки лучше врубать не у самых концов бревен, а ближе к середине, так, чтобы расстояние от носа и кормы составляло примерно 1/4 длины плота - тогда пазы наверняка не сколются. Если же, по соображениям удобства крепления подгребиц (например, "саянских") или багажника, шпонки желательно сдвинуть к носу и корме, то не врубайте их ближе 60-80 см от торцов бревен и ближе 50-70 см от стояков П-образных подгребиц.

Глубина пазов в комлях бревен среднего диаметра равна 13-16 см - несколько больше ширины пилы. В вершинах глубину паза не нужно делать больше половины диаметра бревна в данном месте, иначе оно переломится, если плот после удара начнет вылезать этим бревном на камень. Чтобы разница в диаметрах различных бревен не сильно влияла на осадку плота, более толстые запиливайте глубже, распределяя эту разницу между днищем и палубой. Если река богата мелями и небольшими валунами, целесообразно для уменьшения осадки плота все бревна выравнять по днищу.

Рис. 10. Размеры и углы паза и шпонки:
1 - бревно; 2 - шпонка; 3 - клин; A больше b; B - b больше 4-5 см; B больше ширины лезвия топора; угол равен 90°; угол меньше угла .


Пропилы для паза, как и грани шпонки, делают под различными углами - один вертикальный, другой наклонный (рис. 10). Наклонный пропил делают под углом, немного более острым, чем наклон соответствующей грани шпонки (угол у меньше угла в), чтобы в случае ошибки при изготовлении одного из углов клин не выдавливался вверх. Ширина паза вверху (А) должна быть больше ширины шпонки по основанию (b), чтобы шпонка легко входила в паз прямо сверху - это облегчает сборку плота (так называемый "открытый паз"). Разница в ширине оснований паза и шпонки (В - b) должна быть не меньше 4-5 см, чтобы клин был не тоненькой дощечкой, которая при забивании сразу вся растрескается, а чурбаком, не боящимся хорошего удара. Если придется разбирать плот, такой клин можно выбить или, в крайнем случае, вырубить, не повредив паза и шпонки.

Рис. 11. Шпоночные пазы в бревне.


Клин забивается со стороны наклонной грани шпонки, а вертикальная грань ее прижимается непосредственно к вертикальному пропилу паза. При таком расположении клина и шпонки требуется выдерживать расстояние между вертикальными пропилами L (рис. 11). Это проще, чем выдерживать у всех бревен расстояние между нижними углами пазов (расстояние М на рисунке), особенно если глубина пазов разная. С такой задачей пришлось бы столкнуться, если бы клин располагался со стороны вертикальной грани или если бы обе грани шпонки были наклонными (равнобочная трапеция). Необходимая точность обеспечивается меркой из ровно отрезанного по длине шеста, по которому производят запиливание обоих вертикальных пазов. После того как точно сделаны вертикальные запилы, наклонные выполняются на приближенном расстоянии от них. Меркой часто служит ширина подошвы ботинка: все равно погрешности будут выбраны клином. Следить нужно лишь за углом наклона пилы и за тем, чтобы паз шел поперек бревна, а не наискось.

Рис. 12. Изготовление паза для шпонки.


Сделав запилы, подрубают паз вдоль основания бревна, сначала с одной, а потом с другой стороны (рис. 12, б), затем сильным ударом обуха вышибают древесину из паза (рис. 12, в). Если это не получается, производят дополнительные надрубы по пунктирным линиям (рис. 12, б). При необходимости основание паза подчищают топориком или долотом. Чтобы эти работы не вызывали затруднений, ширина паза, хотя бы у основания, должна быть больше ширины лезвия топора. Если на месте будущего паза сук, то, чтобы легче было прочищать паз, делают 3-4 пропила, проводя средние возможно ближе к суку (рис. 12, г). Одновременно с пазами для шпонок изготавливают пазы для подгребиц, различных столбиков, бревна в нужных местах подтесывают и т. д. Разметка и выборка всех пазов занимает у 4 человек часа 3.

Рис. 13. Сборка плота на шпонках:
а - забивание клина; б - положение забиваемых и забитых клиньев; в - клин; г изгиб шпонок при сборке става (кривизна утрирована).


Клинья для крепления шпонок лучше делать из сухой лиственницы. Такой клин прочен, не сминается и не мочалится при заколачивании. Хорошо держат клинья и из сухой ели. Заготовки для клиньев следует делать централизованно. От неиспользованных комлей, оставшихся при выкраивании бревен става, или от специально выбранного дерева отпиливают несколько чурбаков различной длины, определяемой диаметром сплачиваемых бревен, и раскалывают на прямоугольные плахи. Клин, чтобы он крепко держал, должен входить туго. Забивать клинья нужно колотушками (рис. 13, а), сделанными из сырой лиственницы (у нее много ветвей, и из одного дерева удается изготовить целый набор колотушек разного веса и на любой вкус). Хорошие колотушки получаются из березы. Еловые быстро мочалятся.

Клинья вытесывают из заготовок прямо по месту и забивают в щель между шпонкой и наклонной стенкой паза сбоку, вдоль шпонки. Чтобы клин не вылезал вверх, его начинают забивать, направив немного вниз (рис. 13, б): при правильных углах пазов и шпонки он сам после нескольких ударов встанет горизонтально. Чтобы клин держал всей своей поверхностью, лучше делать его в виде бруска с почти параллельными гранями, только впереди должна быть заходная часть длиной 5-7 см. Если при забивании клин дальше заходной части не идет, выньте его и стешите по всей длине на 3-5 см. Если клин пошел слишком легко, выбейте его обратно, сделайте новый, а этот пригодится для более узкой щели. Клин забивается до упора в клин предыдущего бревна.

Несмотря на то что угол клина мал, он все-таки зажимает шпонку сильнее с той стороны, откуда его забивают (рис. 13, г). При этом шпонка несколько изгибается, и, если начать сборку плота с крайнего бревна, весь плот перекосится и примет вид параллелограмма. Чтобы сохранить осевую симметрию, собирайте плот, начиная с середины, добавляя по бревну с каждого борта. Вертикальные грани переднего и заднего пазов должны быть направлены в одну сторону, чтобы, несмотря на изгиб обеих шпонок, расстояние между ними оставалось более или менее постоянным и очередные бревна садились без труда. Если вертикальные пропилы сделать с разных сторон, например у носовой шпонки впереди, а у кормовой сзади, то при забивании клиньев со стороны наклонных граней обе шпонки будут изгибаться в разные стороны, и, чтобы посадить очередное бревно, их придется стягивать веревкой или расширять паз в бревне. Вертикальной лучше делать переднюю по ходу плота стенку паза - тогда при ударе бревном о камень усилие на шпонку будет передаваться через широкую, хорошо подогнанную грань паза, а не через клин. Очередное бревно насаживают на обе шпонки, прижимают вагой в комле к соседнему бревну и крепят клином к комлевой шпонке. После этого вершину, если она отошла в сторону, подтягивают к закрепленному бревну веревочной петлей, закручивая ее с помощью палки, и забивают клин носовой шпонки. И так, пока не будет собран весь став. У двоих на сборку большого плота уходит около 4 часов.

Вязка вицами. Для вязки става плота применяют вицы из стволиков березок или елочек длиной 3-4 м и диаметром в комле 3-5 см, а для привязки подгребиц и других деталей - также из веток лиственницы, ивы, черемухи. При скрутке стволик расщепляется на волокна и приобретает гибкость, не теряя прочности на разрыв. Получается нечто вроде толстой нерастягивающейся веревки.

Технология производства виц несложна, хотя и требует некоторых навыков. Для виц используются высокие стволики без толстых сучков и с малой конусностью; обычно они растут в густых местах леса. Очищая деревце от веток, не надрубите сам стволик - лучше пусть слегка торчат остатки сучков. На самой вершине стволика ветки не срубают, оставляя полуметровую метелочку. Для хранения более 2-3 часов заготовки кладут в воду, чтобы они не высыхали. Стволики непосредственно перед скруткой следует распарить на углях длинного костра. Без распарки крутить тяжелее, увеличивается процент брака и падает прочность виц за счет разрыва части волокон. Холодными лучше скручиваются еловые стволики, чем березовые.

Рис. 14. Изготовление виц:
а, б - крепление воротка для скручивания вицы; в - скрутка вицы; г, д - закрепление вершинки вицы.


Для скрутки стволик расщепляют у комля, в трещину вставляют петлю (связанную из метрового куска нетолстой веревки, например, репшнура), в которую вдевают палку длиной 0,5-1 м. Петлю скручивают в подобие жгута. Этим жгутом обматывают комель стволика, удерживая его тем самым от дальнейшего расщепления; после этого заготовку можно закручивать (рис. 14, а, б).

Проще всего крутить вицы вдвоем. Первый, надев рукавицы, прижимает вершину вицы к стволу дерева диаметром 30-40 см (рис. 14, в), а второй, взявшись за палку-ворот, приступает к скручиванию стволика. Операция сперва идет легко, так как скручивается наиболее тонкая часть стволика у самой вершины. Когда эта часть стволика достаточно перекрутилась, но волокна еще не начали рваться, по сигналу первого второй делает несколько шагов вокруг ствола дерева так, что скрученная часть вицы уже не висит в воздухе, а оказывается прижатой к стволу дерева. Первый дополнительно прижимает ее рукой, в результате чего теперь скручивается более толстая часть вицы. Так, постепенно наматывая вицу на дерево, доводят скрутку почти до самого комля. Окончив скрутку, вицу сматывают с дерева, несколько раскручивая ее, и сразу кладут в воду. Небольшое количество тонких виц, предназначенных для крепления деталей подгребиц и багажника, можно скрутить, используя в качестве ворота заломленный поперек комель того же стволика длиной 30-50 см. При некоторой сноровке вицы можно крутить и одному, закрепив для этого вершину одним из способов, показанных на рис. 14, г, д. Заготавливать вицы нужно с запасом - раза в полтора больше, чем требуется по расчетам.

Рис. 15. Вязка бревен вицами.


При сборке плота бревна става попарно притягивают кольцами из виц к ронжине - поперечному бревну диаметром 10-15 см. Кольцо лучше изготавливать, обматывая вершиной вины ее комель (рис. 15, а). Способ, показанный на рис. 15, б, позволяет оперативно регулировать диаметр кольца, заламывая комель в нужном месте; но тонкая петелька такой вицы может разорваться при слишком усердном забивании клина.

Кольцо из вицы надевают на торцы бревен, регулируют его длину по месту, и крепким колом натягивают вокруг ронжины (рис. 15, г, д). Обратите внимание, что место скрутки вицы располагается в зоне кола и ронжины, а комель вицы прижат к ронжине частью вицы, которая опускается под бревно. Если на конце вицы оставлена метелочка из веток, то скрутка не распускается, и, постукивая по вице в нужных местах обухом топора, ее удается крепко натянуть. После этого вместо кола вставляется клин, изготовленный из расколотого полена диаметром 12-15 см и длиной около 0,5 м. Нос клина затесывают лодочкой, как на рис. 15, в, а кору не снимают, чтобы он меньше скользил. Сухие клинья легче, но их труднее обрабатывать. Нажимая на клин ногой, его забивают топором между ронжиной и парой бревен (рис. 15, е) до положения, помеченного буквами ж и з на том же рисунке. Если клин входит легко, его вынимают и вицу переплетают, уменьшая размер кольца. Не забивайте клин до самого конца, оставьте возможность подтянуть крепление, если вица ослабнет.

Каждую пару бревен, начиная со средних, привязывают комлями к одной ронжине, затем вершинами к другой. Некоторые плотовики делают в бревнах зарубки (рис. 15, и), чтобы предохранить вицы от ударов камнями, что нецелесообразно: прелесть плота на вицах в его простоте и быстром изготовлении. Кроме того, вицы на ходу, даже при перелезании плота через камни, рвутся редко, а если это случится, можно подвязать оторвавшуюся пару бревен, а в спокойной обстановке поставить новую вицу.

Для крепления вицами деталей подгребиц и багажника в месте крепления описанным способом сплетают кольцо, которое закручивают колом. Закручивать нужно прямо по месту сплетки кольца, осаживая вицу легкими ударами обуха топора. После того как сделана первая, самая трудная, половина оборота, кол заменяют метровой палкой диаметром 4-6 см, туго закручивают вицу и, чтобы она не раскручивалась, палку крепят клинышком, вбитым в щель бревна (рис. 15, к). Можно для надежности прихватить палку еще и тонкой веревочкой. Чтобы вица не лопнула, не закручивайте ее больше чем на 1-1,5 оборота. Если петля затянулась слабо, раскрутите палку и переплетите вицу покороче.

Несмотря на жалобное потрескивание виц при забивании клина или закручивании палки и весьма "непромышленный" вид конструкции, прочность такого крепления очень высокая. Вицы не растягиваются со временем, как веревки, поэтому подгребицы и багажник, привязанные вицами, не раскачиваются. Автор плавал на плотах, связанных целиком на вицах, по порогам и шиверам средней сложности, и случаев их обрыва не было. Вицы, исследованные в конце одного из походов, когда часто приходилось переползать через камни и мели, были стерты не больше чем на треть толщины. В то же время вязаный плот делается примерно на день быстрее плота на шпонках. Став собирается прямо на воде, и у двоих на это уходит часа 2. Поэтому, если вы не рассчитываете плыть по каньонам, двухметровым волнам и несколько раз висеть на камнях, то можно смело использовать вицы. Такой плот может оказаться полезным для группы, которая, потеряв первый плот и не имея времени или сил продолжать борьбу с рекой, обошла пешком основные пороги и пытается поскорее выбраться к людям.

Кроме плотов на шпонках и на вицах можно строить "гибридные" плоты, у которых комли бревен скреплены шпонкой, а вершины вицами. По трудоемкости, прочности и надежности такой плот занимает соответственно промежуточное положение. Эта конструкция удобна для северных рек, текущих в зоне границы леса, где деревья низкорослые, с большой конусностью и бревна с одного конца получаются настолько тонкие, что шпонку просто некуда врубать.

О сборке плота. Собирать плот можно на земле и прямо на воде. Для сборки на земле используется стапель, на котором производились разметка и обработка бревен. Готовый плот по слегам с помощью ваг сталкивают в воду. Если на пути лежат не очень крупные валуны, слеги кладут не на землю, а на пирамиды из камней или на бревенчатую кладку ("колодец"). Применять какие-либо катки нет необходимости: по сырым слегам под уклон плот идет достаточно легко.

Для сборки плота на воде идеальна тихая заводь глубиной 0,5-1 м, на такой глубине легко доставать утонувший инструмент. При большой глубине свободный инструмент кладите только на берег, а долото, обычно отпрыгивающее при неудачном ударе далеко в сторону, держите на метровом поводке. Собирать плот можно и на довольно быстром течении. В этом случае к обоим концам комлевой ронжины или шпонки привязывают веревки, которые крепят выше по реке на берегу так, чтобы ронжина (шпонка) могла держаться поперек течения. Среднюю пару бревен приходится крепить, стоя в воде, а дальше можно вылезать на скрепленные бревна и работать, оставаясь почти сухим.

Преимущества сборки плота на земле: не нужно лазить в воду; до любого узла крепления легко добраться; располагаясь вокруг плота на земле, люди меньше мешают друг другу; свободный подход и поднос материала с любой стороны, простота обращения с инструментами и мелкими деталями, которые не утонут и никуда не уплывут.

Преимущества сборки на воде: легко двигать и заводить на место бревна; сборку плота могут выполнить двое, а при некоторой сноровке даже один человек; не надо сооружать стапеля и специального съезда в воду; если бревна крепят вицами, то не нужна даже площадка на берегу - требуется вырубить лишь небольшое количество служебных пазов, не нуждающихся в особой точности, их можно сделать, слегка выкатив бревно из воды.

Таким образом, плот лучше собирать на воде, если он большой или выполняется из тяжелых лиственничных бревен, а также если берег на значительном протяжении уступом обрывается в воду или образован валунами, имеющими 1-1,5 м в поперечнике. В остальных случаях удобнее собирать плот на берегу. Выступающие концы шпонки или ронжины отпиливайте только после того, как полностью готовый плот со всей оснасткой проверен на плаву при полной нагрузке.

Другие способы вязки става. Наряду со шпонками и вицами крепить бревна можно веревками, проволокой, стальным тросиком. Конечно, придется нести с собой специальный крепежный материал, зато собрать плот удастся в более короткие сроки. Вязать бревна веревкой, которая, как правило, растягивается и недостаточно прочна, можно лишь при изготовлении плота-времянки для переправы группы через глубокую реку на пешей части маршрута или для того, чтобы скорее выйти к людям по уже несложной части реки. Быстро связать достаточно прочный плот можно мягкой железной проволокой диаметром около 3 мм. Небольшой плот вяжется в один слой, для большого проволоку придется складывать вдвое. Крепкий плот получается, если скрепить бревна 3-6-миллиметровым стальным плетеным тросиком.

С помощью этих средств вязать плот можно по тому же принципу, что и вицами. При этом веревку не рубят на куски, а на общем длинном конце вяжут отдельные петли, которыми и крепят пары бревен к ронжине. При забивании клина проволока или трос натягивается, врезается в клин, и, поскольку сталь хорошо пружинит, забить клин дальше невозможно. Чтобы не мучиться, подложите между клином и проволокой небольшую дощечку толщиной 1-2 см. Скользя по ней, клин хорошо войдет на место.

Рис. 16. Крепление бревен длинным концом троса:
а - ронжина; б - доска; в - клин.


Если трос достаточной длины, лучше им прихватывать бревна к ронжине по одному, как показано на рис. 16. На бревна поперек кладут протесанную сверху и снизу ронжину, на нее - доску и все вместе туго оплетают тросом; трос на конце завязывают, а между доской и ронжиной забивают клинья, натягивающие трос. Достоинства такой конструкции - быстрая сборка и отсутствие троса или веревки, стягивающих пару бревен. Последнее - наиболее уязвимое место при креплении отдельными кольцами, поскольку узкий камень, пройдя вдоль плота по щели между парой бревен, может порвать петлю, стягивающую эту пару. В описываемой конструкции трос охватывает все бревна по нижней полуокружности. Уязвимость конструкции в "веревочном" исполнении в том, что веревку может перебить камнем, и тогда весь плот сразу рассыплется. Чтобы этого не произошло, можно опутывать каждую ронжину двумя веревками, закрепляя одной четные бревна, а другой - нечетные.

Интересный способ скрепления бревен предложен московскими плотовиками. Необходимо иметь 2 троса. На концах каждого приварены или прикреплены иным способом два стержня. Один стержень имеет головку, другой - наружную резьбу и шлиц под отвертку (или коронку под ключ, размер которого меньше диаметра самого стержня). Бревна слегка протесывают вдоль боков, у комлей и вершин сверлят буравом или долбят долотом отверстия, в которые продевают тросы. Навинчивая на стержни гайки, бревна стягивают вместе. Под головки и гайки нужно подложить шайбы. При соответствующей затяжке жесткости плота хватает для того, чтобы он не деформировался под тяжестью экипажа, но в то же время упругость троса позволяет отдельным бревнам несколько приподниматься, когда они переползают через камни. При более тяжелых посадках на камни трос можно ослабить или даже полностью распустить бревна на носу или корме.

Рис. 17. Плот для плавания по небольшим каменистым речкам.


На рис 17 изображен небольшой плот для плавания по маленьким каменистым речкам. Идея конструкции - нечто вроде циновки, связанной из коротких поперечных бревен. Для распределения веса экипажа и груза по всем бревнам к ним привязаны продольные жерди, достаточно тонкие, чтобы плот обладал существенной гибкостью. При наезде на мелкосидящий камень в этом случае приподнимается не весь плот, а лишь несколько бревен, остальные продолжают держаться на плаву, и плот постепенно переползает через камень. Отвязав в одном-двух местах жерди, можно при необходимости придать конструкции еще большую гибкость.

Подгребицы.

Подгребицы служат опорой для гребей плота. На сложных реках каждой гребью орудуют 2-4 человека, работать приходится много, и подгребица должна быть настолько прочной, чтобы в течение нескольких дней эксплуатации она даже не раскачалась. Наиболее удачными ныне считаются П-образная подгребица и подгребица с наклонными стрелами. Первая по весу несколько легче второй, проще в изготовлении и при невысокой квалификации исполнителей обеспечивает большую прочность. Вторая красивее, а главное, не требует жесткого става, поскольку не врубается в бревна, а просто лежит на палубе плота. Поэтому, если П-образную подгребицу лучше ставить на плот со шпонкой, то подгребица второго типа хорошо сочетается также с вязаным плотом, с гибким ставом, с легкой рамой надувного плота.

Рис. 18. П-образная подгребица с багажником:
а - общий вид: 1 - шпонка, 2 - стояк, 3 - клин, 4 - подушка греби, 5 - колышек багажника, 6 - поперечина багажника, 7 - перила, 8 - мачта, 9 - колышек; б - крепление подушки к стояку (вид сверху); в - крепление стояка к плоту (вид снизу); г - наклонная подгребица.


П-образная подгребица. Конструкция подгребицы понятна из рис. 18. Пазы для стояков в форме равнобочной трапеции ("ласточкин хвост") прорубаются в бревнах плота одновременно с пазами под шпонку. Их располагают не ближе 0,5-0,7 м от концов бревен и от шпоночного паза во избежание сколов (расстояния А и Б, рис. 18).

Стояки выполняют из сухого дерева (диаметр 12-15 см - для троих гребцов). На конце заготовки по месту вытесывают соответствующую трапецию и стояк ударами самой тяжелой колотушки загоняют в паз бревна. Чтобы стояк при забивании не испортить, заготовку для него делают на 0,5-1 м длиннее, чем надо, а потом расколовшуюся верхнюю часть отрезают. Выступающую нижнюю часть стояка отпиливают заподлицо с бревном, надрубают и вгоняют в нее клин, как в топорище при насаживании топора. Все эти операции осуществляют 2 человека за 2-3 часа, пока бревна еще не посажены на шпонку.

Подушку подгребицы (диаметром 15-18 см - для троих гребцов) насаживают на стояки после того, как став плота собран. Подгребица кроме ее прямого назначения используется как основа для багажника, волнолома, как сиденье, поэтому длину подушки лучше сделать почти равной ширине плота, оставив по бокам лишь 30-40-сантиметровые проходы. Расстояния В и Г примерно равны. На больших плотах они составляют около 0,5 м, на малых - 25-30 см. В последнем случае, чтобы подушка не трескалась, для нее нужно подыскать возможно более суковатое бревно. Положение стояков определяют при подгонке бревен перед запиливанием пазов. Обычно они располагаются с внутренней стороны вторых от края бревен.

Высота верхней части подушки над палубой плота около 60-70 см, но для каждой конструкции ее надо уточнить. Для этого на плавающем и загруженном "балластом" из нескольких человек плоту держат гребь так, чтобы лопасть полностью находилась в воде, опорный уступ греби - на линии будущей подушки, а рукоятка - против верхней части живота гребца, стоящего широко расставив ноги. При такой высоте сподручнее работать гребью. При большей высоте ослабляется усилие на греби, а при меньшей надо сильно нагибаться для проноса греби по воздуху, особенно при значительной волне. Выставленную таким образом гребь прижимают к стояку, и на нем отмечают положение верхней грани греби. Это и будет положение верхней кромки подушки, поскольку глубина паза под гребь обычно равна ее высоте.

Подушку на стояки лучше сажать в открытый паз. Столбы стояков отпиливают так, чтобы они примерно на 20 см возвышались над подушкой, тогда за них удобнее держаться. На стояках вытесывают посадочные трапеции, а в подушке вырезают широкие пазы так, чтобы она свободно надевалась на стояки. Угол паза, обращенный к краю подушки, делают равным 90°, а обращенный к ее середине - 70-80°. Крепится конструкция толстыми клиньями, что позволяет, изготавливая косые клинья "по месту", получить прочный узел, даже если стояки не строго параллельны друг другу. Кроме того, толстый клин можно легко вынуть, чтобы при необходимости подрегулировать высоту подушки.

Если плот небольшой и нужно увеличить его "жилую" площадь, стояки подгребиц можно закрепить наклонно (рис. 18, г). Переднюю подгребицу полезно изготавливать с наклонными стояками даже на большом плоту, чтобы "оттянуть" вперед носовую команду: при расположении вещей и 2-3 свободных членов экипажа на корме она часто оказывается перегруженной, даже когда комли расположены сзади. Кроме того, если подушки подгребиц находятся ближе к краям плота, его легче развернуть, работая гребями в разные стороны.

Рис. 19. Подгребица с наклонными стрелами:
а - общий вид: 1 - подушка греби, 2 - стрела, 3 - упор, 4 - ронжина, 5 - перекладина, 6 - решетка багажника, 7 - "ручки"; б - вариант крепления хвоста стрелы; в - крепление подушки к стреле на "ласточкином хвосте"; г - привязывание подушки.


Подгребица с наклонными стрелами (или, как ее еще называют, "саянская") приведена на рис. 19. Подушка греби для 3 человек имеет диаметр 15-18 см и длину 70-90 см. В нее под некоторым углом, зависящим от общей компоновки плота, врубают стрелы, изготовленные из бревен длиной 2-2,5 м и толщиной в комле 10-12 см. На толстой (комлевой) части стрелы вытесывают "ласточкин хвост", стрелу забивают в паз подушки и расклинивают, как топорище. Если гребь предназначена для 1-2 человек, толщина деталей подгребицы будет меньше и подушку можно не насаживать на стрелы, а привязывать к ним веревкой или проволокой, сделав предварительно на подушке соответствующие вырубки, не позволяющие ей смещаться.

Упор, на который ложатся стрелы, выполняют из обрубка бревна диаметром 20-30 см и кладут вплотную к шпонке или ронжине. Для экономии веса часть упора можно сколоть, как показано на рис. 19, а пунктиром. Если плот вязаный, то упор размещают с внешней стороны ронжины (т. е. впереди носовой и сзади кормовой), тогда с внутренней будет свободный доступ к клиньям, которыми крепится став. Чтобы упор не двигался в стороны, на нем делают зарубки "по месту" для соответствующих бревен cтава. После этого сверху кладут собранный узел подушки со стрелами и начинают вгонять всю конструкцию в необходимые размеры. Передвигая верхний узел вперед-назад, укорачивая стрелы и врубая их на соответствующую глубину в бревно-упор, а хвосты - в бревна плота, добиваются симметричности всей конструкции и нужной высоты подушки. Получение удовлетворительной по прочности и внешнему виду подгребицы требует некоторых плотницких навыков хотя бы у одного из изготовителей и одновременной работы 2, а временами и 3 человек. После этого подгребицу привязывают в двух местах к ронжине, охватывая стрелы и бревно-упор, и в двух местах по хвостам стрел. Просовывать веревки и особенно вицы в щели между бревнами нелегко, поэтому перед сборкой става надо прорубить в бревнах соответствующие выемки для привязки подгребиц. Хвосты стрел привязывают или непосредственно к бревнам става, или к короткому поперечному бруску, заранее вбитому в специальный паз второго от края бревна (рис. 19, б). Иногда на малых плотах хвосты стрел не разводят в стороны, а ведут параллельно и крепят за средние бревна става. Для большей жесткости хвосты стрел целесообразно придавить перекладиной диаметром 7-10 см и связать все вместе. Вязать можно веревкой, вицами, проволокой, стальным тросом. Веревочная петля постепенно ослабевает, и ее требуется периодически подтягивать. При короткой пешей части можно взять с собой плотничьи скобы. Не следует крепить детали подгребиц (и другие ответственные детали) к крайним бревнам: когда потерявший управление плот тащит по большим камням, крайние бревна иногда срывает. Кроме того, для снятия плота с камней бывает удобно отрубить крайнее бревно и выпустить его на веревке в струю. Для окончательной регулировки высоты подгребицы после ходовых испытаний глубже врубают в бревно-упор стрелы или подкладывают под это бревно чурбаки. Поскольку первое выполнить легче, начальную установку подгребицы делайте так, чтобы она наверняка не была слишком низкой.

Подгребица с наклонными стрелами позволяет установить подушку греби над самым краем плота и даже несколько вынести ее за габарит судна, это увеличивает "жилплощадь" и дает возможность быстрее его поворачивать. Многие плотовики не выносят подушку за габарит плота, опасаясь лобовых ударов о скалы. Эта опасность сильно преувеличена. Она существует лишь в узких каньонах и на очень сложных прижимах, а если таких препятствий не ожидается и на плоту тесновато, смело выносите подгребицы за корму и нос.

Рис. 20. Простые подгребицы:
а - стояк с пропилом; б - развилка; в - стояк со штырем; г - бревенчатая кладка.


Другие типы подгребиц. Подгребицы с одним стояком (рис.20, а) годятся лишь для плотов, собранных на шпонке. Стояк крепится в одном из средних бревен (самом толстом), как и для П-образной подгребицы, а на верхнем торце стояка делается обычный паз для греби. Более изящная конструкция получается, если в качестве стояка взять ствол дерева с развилкой (рис. 20, б). Наиболее неудачная, но распространенная подгребица изображена на рис. 20, в. Ее недостатки: отверстие сильно усложняет гребь: быстро вытащить ее на плот нельзя; балансировать можно, лишь подрубая лопасть или рукоятку, штыри не выдерживают больших нагрузок.

Подгребицы с одним стояком легки по весу и просты в изготовлении, но годятся лишь для небольших плотов, где на греби работают 1-2 человека, или для относительно простых рек. На сложных реках, как показывает практика, единственный стояк быстро расшатывается, и подгребица ломается. Стояк держится лучше, если его врубить не в продольное бревно, а в толстую поперечную шпонку, тогда момент от работы греби воспринимается всей высотой паза, в который забит стояк, чего практически не получается при закреплении его в продольном бревне.

Простая и прочная подгребица (рис. 20, г) годится как для шпоночных, так и для вязаных плотов. Продольные чурбаки, могут располагаться между ронжиной и торцом плота, а могут быть настолько толстыми, что ронжина пройдет сквозь них по соответствующим вырубкам в нижней части чурбаков. Такая подгребица широко применяется таежниками Сибири, но для плавания по сложным рекам не годится - она слишком низкая, грести приходится почти на корточках, а на больших шиверах низко расположенная гребь часто целиком накрывается водой и действовать ею становится невозможно.

Существуют и другие типы подгребиц (обычные козлы, полукозлы, бревенчатая кладка типа "колодец", просто положенное поперек толстое бревно и т. д.), но они или сложнее, или менее надежны, или тяжелее описанных выше конструкций.

Греби.

Греби - очень ответственные и обычно наиболее трудоемкие детали плота. Маневренность судна, получаемое удовольствие и безопасность плавания в большой мере зависят от надежности гребей и от того, насколько удобно ими работать. Кроме своего основного назначения греби часто используются в качестве сходней, мостков, "оплеух" и т. д.

Основные размеры греби - полная длина, соотношение наружного и внутреннего плеч (т. е. отношение расстояния от середины лопасти до подгребицы к расстоянию от подгребицы до рукоятки), размеры лопасти, сечение веретена (бруса, соединяющего лопасть с рукояткой).

Выбор длины гребей спортивного плота определяется удобством их размещения и характером реки. На волнах высотой 1,5-2 м эффективнее длинные греби. Накрытый большой волной нос плота движется вверх и, вырвавшись в конце волны из-под воды, зависает над впадиной перед следующей волной. Гребок передней гребью можно сделать лишь в этот момент, так как чуть позже нос опять ухнет в воду и подгребица будет залита. Короткой гребью с поднятого волной носа достать до воды во впадине не удается, а длинная позволяет это сделать. Опытные носовые длинной гребью цепляются за следующую волну и, пока она не дошла до плота, успевают выполнить полноценный гребок. Похожая картина получается и на задней греби, следовательно, на больших реках греби должны быть настолько длинными, насколько допускает компоновка плота. Если основное препятствие на реке - камни, между которыми придется много лавировать, греби надо делать раза в 1,5 короче. Более короткие греби слишком круто уходят в воду, и на мелких местах лопасть не удается погрузить целиком, так как она цепляет за дно.

Отношение длины наружного плеча греби к длине внутреннего должно быть возможно большим. Гребь - рычаг, один конец которого лопастью упирается в воду, к другому приложено усилие гребцов, а где-то между этими точками гребь лежит в пазу подгребицы и толкает плот. Если при заданном внутреннем плече наружное - короткое, то грести такой гребью легко, но за каждый гребок плот продвигается мало. Время проводки почти равно времени заноса греби, и силы гребцов используются нерационально. С увеличением длины наружного плеча усилие на рукоятке греби и путь, проходимый плотом за каждый гребок, растут, увеличивается и полезное время проводки греби по сравнению с временем заноса. Работа становится более эффективной. Кроме того, если внутреннее плечо значительно меньше внешнего, то сравнительно небольшими перемещениями рукоятки можно перенести гребь через высокую волну, достать лопастью до впадины между волнами или до чистого участка воды между камнями. Произвольно увеличивать длину наружного плеча нельзя, так как гребь должна быть сбалансирована в пазу подгребицы. Для увеличения длины наружного плеча греби его стараются облегчить, а внутреннее не протесывают, чтобы оно было тяжелее. Таким путем удается получить отношение плеч у сбалансированной греби около 2-2,2. Если это отношение получается намного меньшим, то к внутреннему плечу прикрепляют противовес.

Поскольку соотношение плеч можно считать заданным, максимальную длину греби определяют возможностью размещения на плоту ее внутренних плеч. Если груз расположен в середине плота, то гребцы не должны стоять вплотную к нему. При расположении груза у задней подгребицы расстояние между носовой и кормовой командами, чтобы они не мешали друг другу, должно быть около 1 м. Еще лучше, если оно будет большим. Дело в том, что при прохождении неглубоких быстрых шивер передняя гребь иногда утыкается в подводный камень и резко на 1-1,5 м вылетает на плот. При этом могут пострадать кормовые гребцы. То же получается, когда носовая команда где-нибудь перед страшной черной стеной слишком эмоционально выдернет гребь на плот. Запас расстояния позволяет задним гребцам увернуться от удара. Если греби не стремятся сделать длиннее, то позаботиться нужно лишь о том, чтобы задняя гребь примерно на метр (или больше, в зависимости от числа гребцов) выступала за багажник.

Рис. 21. Размеры гребей 8-метрового плота с багажником, расположенным сзади (м).


В качестве примера оценим длину гребей 8-метрового плота (рис 21). Если рукоятка имеет длину 1 м, а багажник, расположенный сзади, - 1,5 м, то длина внутреннего плеча задней греби составляет 1+1,5=2,5 м, а длина всей греби при длине лопасти 1,4 м и отношении плеч 2 будет 2,5·(1+2)+0,7=8,2 м. Если подушки подгребиц расположены в 0,75 м от концов плота, то расстояние от передней подгребицы до рукоятки задней греби будет 8-2·0,75-2,5=4 м. При расстоянии между рукоятками гребей (между носовыми и кормовыми гребцами) 2 м внутреннее плечо передней греби составит 4-2=2м, а полная длина ее будет 2·(1+2)+0,7=6,7 м.

Лопасть греби желательно делать побольше, но тогда увеличится ее вес и как следствие ухудшится соотношение плеч. Удобная гребь получается, если на одного гребца приходится 0,08-0,12 м2 площади лопасти. Меньшая из указанных величин соответствует отношению плеч греби больше 2 (так как эффективность лопасти при этом больше). Толщина лопасти вдоль осевой линии около 3 см для 3-4 гребцов и 2 см для 1-2 гребцов. Вверх и вниз от осевой линии лопасть суживается так, что толщина ее у верхней и нижней кромки не превышает 1 см.

Брус (веретено) греби требует особого внимания при изготовлении. Дело в том, что если выдерживается постоянным отношение ширины сечения бруса к его высоте, то максимально допустимый изгибающий момент (т. е. прочность данного сечения на излом) пропорционален ширине сечения, возведенной в куб. Это значит, что если ширина и высота сечения уменьшены всего на 15%, то допустимая нагрузка на гребь уменьшится в 1,153, т. е. в 1,5 раза. Поэтому при вытесывании бруса следите за тем, чтобы на нем не было крупных защепов, суков, утоньшений, которые сильно уменьшат прочность греби.

Рис. 22. Основные размеры 7-метровой греби.


На рис. 22 приведены основные размеры 7-метровой греби, изготовленной из сырой ели. Она предназначена для 3 гребцов и обладает достаточной прочностью без излишних утяжеляющих запасов древесины. Для лучшего использования материала ширина сечения бруса сделана больше его высоты. Определить размеры греби, имею- щей другую длину или предназначенной для иного числа гребцов, можно пользуясь следующими соотношениями. Площадь лопасти, как уже говорилось, пропорциональна числу гребцов. Размеры сечения бруса (величины a, b, c и d) пропорциональны кубичному корню из изгибающего момента. Таким образом, если гребь, показанная на рис. 22, имеет размеры A, B, М и предназначена для числа гребцов N=3, а ваша гребь имеет размеры A1, В1, М1 и предназначена для N1 человек, то приведенные на рисунке величины a и b нужно умножить на коэффициент , а с и d на .

Размеры сечения бруса в сантиметрах, вычисленные описанным способом для обычно применяемых длин гребей, сведены в таблицу. Табличные величины а и b годятся для любых гребей, а с и d - лишь для гребей, у которых отношение плеч близко к 2, а длина лопасти равна примерно 0,2 от полной длины греби.

Пример. Найти размеры сечений бруса для греби на 4 человека с внутренним плечом, равным 2,5 м.
Ответ. a = 15 см, b = c = 10 см, d = 7 см; полная длина греби L = 8,3 м.
Длина внутреннего плеча греби, м\Число гребцовN=1N=2N=3 N=4
A = 1,5 L = 5,0a8,010,0 11,512,5
b и c6,07,08,08,5
d4,55,05,56,0
A = 2,0 L = 6,7a9,011,0 12,514,0
b и c6,07,58,59,5
d4,55,06,06,5
A = 2,5 L = 8,3a9,512,0 14,015,0
b и c6,58,09,010,0
d5,05,56,07,0
A = 3,0 L = 10,0a10,013,0 14,516,0
b и c7,08,59,510,5
d5,06,06,57,5

Греби указанных размеров получены в процессе "естественного отбора". Они достаточно легки, удобны в работе и обычно не подводят. Однако нельзя утверждать, что приведенные размеры и форма наилучшие. Хорошо, если бы кто-нибудь попытался найти действительно оптимальные величины площади лопасти, соотношения плеч, формы и размеров сечений бруса.

Достоверных данных о соотношении прочности сырого бревна и бревна, высохшего на корню и имеющего к тому же большое число трещин, нет. Есть лишь убеждение, подкрепленное практикой, что прочность второго не ниже первого. Однако брус из сухого дерева труднее обрабатывать и внутреннее плечо получается слишком легким, так как лопасть все равно нужно делать из сырого дерева. Поэтому приходится или уменьшать соотношение плеч греби, или прикреплять противовес. Противовес выполняют из обрубка нетолстого сырого бревна и крепят к нижней части внутреннего плеча греби 2-3 нагелями (деревянными гвоздями), забиваемыми в просверленные буравом отверстия. Затем противовес привязывают веревкой или проволокой, натянув ее клиньями, чтобы конструкция не раскачалась при работе. Можно обойтись без нагелей, но это хуже. Обрубок бревна можно сделать во всю длину внутреннего плеча греби, тогда противовес служит и упором, не позволяющим греби выдвигаться дальше, чем нужно.

Греби вытесывают из цельного древесного ствола или делают составными, изготавливая веретено и лопасть отдельно.

Цельнотесаная гребь лучше всего по качеству, но трудоемка. При средней квалификации один человек тратит на такую гребь 6-8 часов. Ее выполняют из сырого дерева, предпочтительно из ели (можно и из лиственницы, но она в сыром виде более ломкая). Диаметр в комле определяется высотой лопасти. Чтобы не ослабить брус греби, на соответствующем участке ствола не должно быть толстых сучьев. Дерево на длине греби не должно иметь значительной кривизны (небольшую кривизну можно исправить при разметке). Сняв полосу коры примерно на 1,5 м по высоте, проверьте, не идут ли волокна дерева по спирали: при обработке такого бревна все время получаются защепы, а лопасть легко трескается. Свалив дерево, сразу проверьте, не гнилая ли у него сердцевина.

Рис. 23. Этапы изготовления цельнотесаной греби:
а - разметка бревна; б - запиливание; в - крепление заготовки; г - разметка в плоскости лопасти.


Сырые бревна - тяжелые, поэтому вытесывать гребь, хотя бы начерно, удобнее на месте. Размечают бревно натертой углем бечевкой (рис. 23, а). Отбив необходимые линии, бревно перекатывают на 90° и делают запилы через 0,3-0,5 м, немного не доводя их до разметочных линий (рис. 23, б). Разметку можно делать лишь с одной стороны, следя за горизонтальностью пилы. Грубо протесав 0,5-1 м бревна со стороны лопасти, клином закрепляют полученную доску в пазу чурбака (рис. 23, в), а другой конец бревна кладут на второй чурбак с полукруглой вырубкой. У тонкого конца заготовки желательно оставить торчащими 1-2 сука и для лучшей фиксации воткнуть их в землю. Бревно протесывают в два прохода - грубо по запилам и начисто по разметке. Полученную заготовку размечают в плоскости лопасти (рис. 23, г).

Рис. 24. Вытесывание греби из кривого бревна. Брус греби может быть прямым или кривым, но три точки, обозначенные крестиками, должны лежать на одной прямой линии (штрих-пунктирной).


При изготовлении греби из кривого дерева рукоятку нужно сместить вверх или вниз от оси бревна так, чтобы середина лопасти, середина участка бруса, лежащего в пазу подгребицы, и верх рукоятки были на одной прямой (как показано на рис. 24). В противном случае при сильных гребках кривая гребь будет выворачиваться из паза. О необходимости расположения этих трех точек на одной прямой нужно помнить и при изготовлении составной греби с лопастью, повернутой относительно бруса, как у хоккейной клюшки (рис. 25, в).

Рис. 25. Упрощенные варианты конструкции гребей:
а - протесанное бревно; б - составная лопасть; в - накладная лопасть; г, д - дюралюминиевая лопасть.


Протесывая брус, оставляют нетронутой нижнюю его сторону в районе подгребицы длиной 0,5-1 м. Этот участок будет обработан после балансировки греби. Покончив с брусом, производят окончательную обработку лопасти. Начинающие плотовики, как правило, завышают толщину, а следовательно, и вес лопасти, чем ухудшают соотношение плеч греби.

Цель столь трудоемкого вытесывания греби - максимально облегчить ее, чтобы с гребью, рассчитанной на 3-4 человека, мог справиться и один. Для малого плота, на носу и корме которого работают по гребцу, гребью хорошо служит примитивно отесанное бревно (рис. 25, а). Если оно сухое, то вес такой греби не велик для одного человека, а плохое соотношение плеч можно скомпенсировать увеличением площади лопасти (т. е. более глубоким погружением греби в воду).

Составные греби, у которых брус и лопасть изготовляются отдельно, менее трудоемки, так как брус вытесывается из существенно более тонкого бревна, которое в этом случае располагается комлем в сторону рукоятки.

Удачная конструкция составной греби показана на рис. 25, б. По качеству (вес, прочность, соотношение плеч) такая гребь мало уступает цельнотесаной, однако себестоимость ее значительно меньше. Размеры и технология изготовления бруса такие же, как и для цельнотесаной греби, но для протесывания не нужны запилы, так как снимаемый слой имеет небольшую толщину. Перья лопасти лучше вытесывать из сухого дерева. Высота пера 6-8 см, ширина основания 3-4 см. Каждое перо прибивается 2-3 150-миллиметровыми гвоздями к брусу. Под гвозди в перьях нужно сделать отверстия с помощью 4-5-миллиметрового буравчика, особенно если перья сухие.

Гребь с накладной лопастью (рис. 25, в) хуже из-за асимметрии и большого суммарного веса лопасти и конца бруса, что приводит к плохому соотношению плеч или к необходимости привязывать противовес. Достоинство накладной лопасти в том, что ее можно расположить не вдоль бруса, а несколько повернуть так, чтобы при малой глубине вся лопасть могла погружаться в воду (см. рисунок). Эту гребь сделать легче, чем предыдущую, только если есть готовая доска. Лопасть пришивают к брусу 3-5 гвоздями или привязывают проволокой, отверстия для которой прожигают или сверлят буравчиком.

Некоторые группы берут с собой лопасти, склепанные из 1,5-2 миллиметрового дюралюминия. Такая лопасть насаживается на брус и крепится парой гвоздей (рис. 25, г). Чтобы в процессе работы набирающаяся в лопасть и вытекающая из нее вода не меняла балансировку греби, некоторые плотовики забивают внутренние пустоты пенопластом. Хорошо работает лопасть, изготовленная из одного листа дюралюминия толщиной 3-4 мм, вставленная в продольный пропил бруса и прибитая или привинченная парой болтов (рис. 25, д). Такая лопасть может быть "разборной", т. е. состоять из 2-3 частей.

Рис. 26. Вариант рукоятки греби для 4 человек.


Рукоятку греби лучше делать плоской, позволяющей держать ее хватом сверху и снизу. Круглая рукоятка (как на обычных веслах) годится для 1-2 гребцов, а когда их 3-4, то плоская рукоятка получается короче, и каждая рука быстрее привыкает к своему месту. Чтобы не делать длинной рукоятки, т. е. не облегчать внутреннее плечо греби, можно для рук вырубить захваты под пальцы (карманы). Хороши в качестве рукояток вертикальные колышки диаметром около 30 мм и высотой примерно 100 мм, которые забивают в просверленные буравом отверстия. Удобный вариант рукоятки греби для 4 человек показан на рис. 26. Для быстрого вытаскивания греби, особенно тяжелой, установите еще один, а то и два вертикальных колышка в 1-1,5м от рукоятки так, чтобы, продвинув назад гребь за один колышек, можно было, не сходя с места, дотянуться до следующего.

Рис. 27. Установка греби:
а - форма паза и опорного участка греби; б - запиливание паза; в, г, д - закрепление греби.


Готовую гребь кладут на подгребицу или имитирующее ее бревно и вывешивают так, чтобы лопасть на половину или две трети была погружена в воду. Это соответствует смещению ц. т. греби примерно на 0,5 м от подушки в сторону лопасти. На нижней части бруса, там, где гребь опирается на подгребицу, делают запил до продольной разметочной линии и стесывают оставленный полуметровый участок бруса. В результате образуется уступ, который упрется в подушку подгребицы и не даст греби выдвинуться дальше, чем нужно. Уступу в плане придают треугольную форму (рис. 27, а).

Паз в подушке подгребицы. Гребь кладут на закрепленную подушку подгребицы, отводят в сторону, как при заносе, и отмечают положение обеих граней греби на подушке карандашом или пилой. Также делают две отметки при другом положении греби (рис. 27, б). В крайних положениях рукоятка не должна доходить до края плота, в противном случае даже при неопасной посадке на камень зазевавшегося гребца может выкинуть гребью за борт. По полученной разметке в подушке делают два Х-образных пропила на толщину греби и прочищают паз долотом или топориком. Запиливайте паз так, чтобы его стенки были вертикальны, иначе при сильных гребках гребь будет зарываться глубоко в воду или выскакивать из паза.

Рис. 28. Как гребь вылезает на плот. P1, P2, P3 - последовательные положения метки, нанесенной на гребь.

Во время работы гребь с каждым взмахом понемногу вылезает на плот. Происходит это потому, что при движении ее в разные стороны она вращается в подгребице не вокруг одного центра, а по очереди: то вокруг левой, то вокруг правой грани бруса, как показано на рис. 28. Не вылезают только очень короткие греби, которые имеют значительный наклон в сторону воды. Упорно вылезающая на плот гребь мешает работать, приходится часто прерывать греблю, чтобы втолкнуть ее на место. Между прочим, уступ на греби предназначен в основном для того, чтобы было ясно, насколько нужно вдвинуть гребь после того, как она вылезла. Гребь в сторону рукоятки расширяется, поэтому, если ее вдвинуть дальше, чем нужно, она заклинится в пазу.

Гребь меньше выдвигается на плот, если наклон паза, в котором она лежит, настолько крут, что гребь лежит на внутреннем по отношению к плоту ребре паза. Лучшее средство борьбы с вылезанием греби - намазать нижнюю поверхность бруса мылом. Но при этом упорный уступ нужно иметь обязательно, так как свеженамыленная гребь мгновенно ускользнет за борт. Если толщина бревна не позволяет выкроить упорный уступ, его может заменить штырь, вбитый в просверленное буравом отверстие, или длинная накладка, прибитая 3-5 гвоздями.

На участках реки, где ожидаются большие волны, гребь нужно закреплять, чтобы ее не смыло с подгребицы. Простой и надежный способ - привязать или прибить дугообразный березовый стволик (рис. 27, в). Иногда удается найти такую березку, что под арку пролезает лопасть и гребь можно вынимать, не снимая крепления. При поломке греби для ускорения замены ее на запасную - березку перерубают. Вместо дуги можно вбить 2 наклонных колышка (рис. 27, г). Их нужно так опилить, чтобы между ними проходил верх лопасти греби, а брус не проходил. Если участков с волнами мало, гребь можно временно закрепить веревочной петлей, охватывающей накрест гребь и подгребицу. Чтобы веревка не попадала в паз, ее лучше брать потолще или обвить вокруг согнутого в кольцо прутика (рис. 27, д). На мелких каменистых участках носовая гребь упирается иногда в подводный камень, и ее резко выбивает на плот. Поскольку в таких местах нет нужды быстро выдергивать гребь, целесообразно ограничить ее перемещение назад. Для этого на тонкую часть рукоятки греби надевают петлю из веревки, другой конец которой привязывают за носовую шпонку. Натянувшаяся веревка защищает кормовую команду и способствует срыву лопасти с камня вверх.

Запасная гребь на сложных реках необходима. По опыту автора, ее приходилось использовать примерно в трети походов. Две запасные греби, видимо, не нужны, так как поломка на одном пороге двух гребей маловероятна. Запасная гребь может быть короче, тяжелее, хуже по качеству, чем основные, например полуфабрикат обычной греби, но она обязательно должна входить в пазы носовой и кормовой подгребиц и быть не слабее основных гребей.

Запасную гребь кладут вдоль по борту и привязывают у носа и кормы веревками, которые при надобности обрубают. Казалось бы, чаще должна ломаться передняя гребь, однако ломаются в основном задние. Видимо, это связано с тем, что передняя гребь постоянно находится перед глазами носовой команды и лоцмана, а на заднюю никто не смотрит и опасности для нее возникают более неожиданно. Поэтому запасную гребь, наверное, лучше сразу класть лопастью назад.

Оборудование плота.

Багажник (грузовая площадка, помост) служит для укладки груза. Его располагают или в середине плота, или перед задней подгребицей. Размещение багажника на спортивном плоту в середине ничем не оправдано. Утверждение, что оно способствует симметричной загрузке судна имеет под собой слабую почву. В спортивном путешествии груз весит вдвое меньше, чем участники, поэтому перемещение его в любое место можно легко скомпенсировать небольшими изменениями в расстановке людей. Если плот идет комлями назад, то даже хорошо, что большая часть суммарной нагрузки приходится на корму. Грузовая площадка, расположенная в середине, отнимает полезную площадь, не позволяет разместить длинные греби, затрудняет быстрое передвижение по плоту, необходимое во время аварий или для их предотвращения, лишает носовых гребцов возможности оттянуться назад на крутых сливах. А перед задней подгребицей, под внутренним плечом греби, все равно пропадает никак не используемое пространство, к тому же самое сухое на плоту. Даже большие волны, перекатывающиеся через переднюю подгребицу, не всегда накрывают вещи, расположенные на корме. Кроме того, сама кормовая подгребица - хорошая основа для крепления багажника.

Главные требования к багажнику следующие. Груз должен быть приподнят над бревнами става, чтобы мелкие волны не мочили его. Если багажник расположен на корме, то выше примерно 15 см поднимать вещи не следует, ибо они будут мешать работе греби. В середине плота их можно поднять и выше. Багажник должен быть в 2-4 точках крепко связан со ставом плота, чтобы груз не был сорван висячим деревом или напором воды при посадке плота на камень. С обоих боков или впереди и сзади багажника должны располагаться хорошо закрепленные жерди, к которым удобно привязывать груз.

Примеры конструкций багажников показаны на рис. 18 и 19. При П-образной подгребице (см. рис. 18) в пазы между бревнами става кладут 4 коротких чурбака, а на них 2 поперечины 6, которые привязывают к стоякам подгребицы и к передним колышкам 5, вбитым в соответствующие пазы. На поперечины укладывают решетку из 4-6-сантиметровых палок и на нее ставят вещи. Выше, по краям, прибивают или привязывают 2 жерди 7, служащие перилами багажника. Передние колышки можно не ставить. В этом случае перила идут наклонно и впереди ложатся на поперечину 6, где и привязываются прямо к бревнам става. В более низком варианте чурбаков не используют, а более толстые жерди 6 кладут прямо на бревна става и прибивают гвоздями. В таком варианте одну из жердей может заменить выступающая кромка шпонки.

На основе подгребицы с наклонными стрелами багажник получается менее емким, и часть вещей иногда приходится располагать позади бревна-упора или у передней подгребицы. Однако делать его проще. Если перекладина, лежащая поперек нижних концов стрел, расположена достаточно высоко, то решетка из палок укладывается на эту перекладину и ронжину, а стрелы по совместительству играют роль перил. Вот и весь багажник.

Страховочные приспособления служат для того, чтобы гребцы не оказались за бортом, когда плот ныряет с крутых сливов или прижимается течением к камням. На взгляд автора, страховочные приспособления кроме прочности должны удовлетворять двум основным требованиям. Первое - они должны позволять гребцам все время стоять во весь рост. Присевшего на корточки или вставшего на колени человека даже метровая волна физически и морально выбивает из равновесия, так как он оказывается целиком под водой. Если даже у него хватило спокойствия переждать одну волну, то, прежде чем начать работать, он еще какой-то период будет отфыркиваться, а если несколько больших волн идут подряд, то нетрудно и совсем потерять самообладание. В то же время стоящего человека такая волна заливает лишь по пояс, при этом он может спокойно продолжать грести. Поэтому неудачны страховочные приспособления типа скоб, поперечин, веревочных петель, укрепленных на палубе так, что к ним нужно нагибаться.

Рис. 29. Пример расположения страховочных кольев.

Второе требование: страховка не должна стеснять свободы перемещения членов экипажа. С этой точки зрения неудобны сплошные перила, перегораживающие плот, а привязываться к плоту концом веревки опасно. Хорошие страховочные приспособления - колья толщиной около 7 см и высотой 1,5 м, закрепленные вертикально в специальных пазах бревен. К расположению кольев все быстро привыкают, и при необходимости каждый находит свой кол не глядя. Чтобы колья не мешали ходить и работать, крепите их в крайних или во вторых от края бревнах, и не напротив гребцов, а несколько впереди или сзади их (рис. 29). Не бойтесь, что гребец проскользнет за борт между кольями - трезвый человек с нормальной реакцией всегда успеет при аварии крепко взяться за один, а то и за два кола. Поэтому вряд ли целесообразно огораживать плот по бортам перилами. Они мешают нагружать и разгружать плот, снимать его с мелей и камней, ограничивают свободу перемещения, если плот затонет в наклонном положении, и осложняют выход из-под него в случае переворота, а вероятность оказаться за бортом практически не уменьшают. Но это вопрос спорный, так как некоторые плотовики применяют перила и вполне ими довольны. В качестве перил лучше использовать жердь, укрепленную на кольях; веревочные леера скоро начинают провисать, а с нежесткими перилами чувствуешь себя подчас менее уверенно, чем без них.

Мачта. Если река большая и не нужно нырять под висячие деревья, удобно иметь на корме мачту толщиной 8-10 см, которая крепится в специальных пазах подушки задней подгребицы и одного из бревен става (см. рис. 18, 8). Держась за мачту, можно даже при сильной качке стоять на подгребице и просматривать путь вперед или фотографировать работу носовой команды. Точку наблюдения можно еще поднять, если стояк подгребицы, расположенный около мачты, сделать на 40-50 см выше подушки. Мачта устанавливается с той стороны, где находится лоцман.

Полезный элемент оснастки плота - волнолом, который разбивает сплошной поток воды, когда плот сильно заныривает. При большой волне это облегчает работу носовой команды. На основе П-образной подгребицы хороший волнолом получается, если закрыть промежуток под подушкой передней подгребицы, прибив или привязав к ее стоякам несколько поперечных досок или жердей. Между ними лучше оставить щели, сквозь которые были бы видны передние срезы бревен, тогда можно точнее лавировать между камнями и удобнее швартоваться. При желании можно сделать волнолом в виде носа лодки, врубив в одно из средних бревен впереди подгребицы невысокий столбик и пустив жерди со стояков на него. Позади волнолома получится удобный маленький багажничек. Подгребица с наклонными стрелами сама по себе служит неплохим волноломом (хотя и низковатым), однако при резких ударах больших волн вода "фокусируется" в щели между подушкой и упорным бревном и с огромной скоростью летит прямо в лица гребцов. Если это мешает, перекройте жердями участок между подушкой и бревном-упором.

Кормовую и носовую швартовые веревки привязывают к серединам соответствующих шпонок. Узел не должен развязываться при больших нагрузках во время швартовки и при подергивании веревки, когда плот всю ночь качается на волнах. В то же время нужно, чтобы узел не затягивался, т. е. чтобы его можно было развязать быстро даже одной рукой на ощупь под водой: при авариях веревка может потребоваться очень быстро. Наиболее простые узлы, удовлетворяющие этим требованиям, получаются на основе обычных узлов, если при завязывании в одно из промежуточных переплетений вставить круглый деревянный колышек диаметром около 3 см и дли- ной 10-12 см. Вынутый колышек сразу ослабляет узел, и он легко развязывается.

Для тех, кто не занят на гребях, удобным местом служит задняя подгребица. Чтобы они на ней спокойно сидели и во время качки не хватались за паз, в котором лежит гребь, вбейте в подушку колышки, за которые можно было бы держаться (см. рис. 19, 7). Номер 9 на рис. 18 - короткий колышек, который не дает съезжать висящей на подгребице швартовой веревке.

В нижнем течении реки, когда снижается ее сложность и растет число ходовых часов в день, неплохо подумать о "комфортабельности" судна. Можно нарезать чурбаков для сиденья; у передней подгребицы сделать столик; из сырых бревен и плоских камней соорудить площадку для костра, чтобы на ходу варить еду или печь лепешки; натянуть тент, если погода к тому располагает, и т. д. Эти занятия позволят не раскиснуть от безделья на последней сотне километров спокойной реки.

Организация работ. Различные группы тратят на постройку плота от 2 до 4-5 дней. Отклонения в 1-1,5 дня иногда объясняются различием в расстоянии транспортировки бревен, в способах вязки става, а остальная разница приходится на нехватку инструмента, "митингование", организационные неувязки. При постройке плота многие операции нельзя начинать, пока не окончены предыдущие. Так, бревна не целесообразно вытаскивать, пока не сделаны все дороги, став нельзя собирать, пока не готовы шпонки и клинья, не пропилены пазы и не укреплены стояки подгребиц. Одна незавершенная вовремя операция или нехватка инструмента на каком-либо этапе вызывает простой сразу нескольких человек. Чтобы этого не было, нужно заранее продумать конструкцию плота и последовательность операций при его изготовлении. Шпонки и греби желательно "запускать" одновременно с валкой деревьев для cтава, а мелкие работы (изготовление клиньев и деталей багажника) держать про запас на случай простоя 1-2 человек.

Из состава группы нужно выделить "прораба", который бы занимался распределением работ и следил за ходом выполнения всех операций, своевременно внося необходимые поправки. За топор "прораб" может браться лишь в свободное от своих основных занятий время. Как показала практика, такая организация существенно сокращает затраты времени на постройку плота.

Плавание на плоту.

Экипаж и груз.

Экипаж плота должен в основном состоять из гребцов. На сложных реках никогда не надо гнушаться лишней парой рук, так что делайте греби такими, чтобы на них могли работать все. Вместе с тем вряд ли смогут слаженно и в полную силу действовать на каждой греби более 4 человек, поэтому, если людей в группе более 10, стоит делать 2 плота.

Всеми людьми на плоту командует один человек, которого принято называть лоцманом. Управление на основе большинства голосов, самого громкого в данный момент голоса и другие формы коллегиального руководства на сложных реках не проходят. Принцип "одна голова хорошо, а две лучше" верен только, если "две головы" работают так, что успевают обмениваться всеми соображениями. А если обстановка меняется так быстро, что нет времени доказать свою правоту? Тогда каждая строптивая голова начинает гнуть свое, плот идет по какой-то усредненной линии, т. е. теряет всякое управление. Ведь промежуточный вариант пути между двумя вполне безопасными проходами как раз и приведет на камень, их разделяющий. Запомните, что лучше иметь хоть какое-то управление, чем вообще никакого. Пусть плот ведет один человек, пусть он ведет его не оптимально, но все-таки ведет. Можно и нужно коллективно обсуждать маршрут, когда времени много (например, при осмотре порога с берега, при поисках прохода в показавшейся впереди шивере), однако, как только плот вошел в шиверу или порог, всякие споры следует прекращать и делать только то, что говорит выбранный вами товарищ. Потом, когда вокруг снова все успокоится, можно обсудить, правильные ли отдавались команды, годится ли выбранный вами человек в лоцманы, а при очередном усложнении обстановки вся команда снова должна работать с четкостью единого механизма.

Совершенно необязательно, чтобы в течение всего плавания плотом управлял один и тот же человек. В зависимости от сложности перегонов и опыта экипажа управлять им можно по очереди. Это даже хорошо, если все участники побывают в шкуре лоцмана. Но за наиболее опытным плотовиком остается право в любой момент объявить о том, что дальше командует он, - на случай неожиданного усложнения обстановки. Если спортсмены обладают примерно одинаковым опытом и не страдают избытком самолюбия, то права вето может и не быть - каждый по очереди ведет плот на своем участке, при любой ситуации. В общем, принципы очередности и замены могут быть любые, важно лишь, чтобы весь экипаж всегда знал, кто сейчас командует.

Чтобы не путаться в командах, отдаваемых на переднюю и заднюю гребь, на одной из них лоцман работает сам. Управлять плотом лучше с задней греби. При этом не нужно оборачиваться для подачи команд, видно, как они выполняются, и можно быстро внести поправки. Сзади виден почти весь плот и удобно следить за тем, как проходят камни не только мимо носа, но и мимо кормы (плот не всегда идет точно носом вперед). Если комли расположены сзади, лоцман, стоящий у кормовой греби, находится в области центра тяжести плота, вокруг которого происходит вращение судна. Поэтому лоцману легче отличить поступательное движение плота от вращательного.

В пользу управления с передней греби выдвигаются два довода. Первый: стоя впереди, можно раньше разглядеть подводный камень. Это верно лишь для очень медленного течения. При нормальной скорости лишний метр по курсу, который плот проходит за 0,2-0,5 секунды, положения не исправит. При медленном течении в пасмурную погоду, когда сквозь воду видно плохо, на каменистых участках целесообразно ставить на самый нос или на переднюю подгребицу впередсмотрящего, а лоцману управлять плотом сзади. Второй довод: лоцман, как более опытный, может в последний момент подправить плот передней гребью и избежать лобового удара. Однако при сработавшемся экипаже практически безразлично, чем управляется гребь - руками лоцмана или его командами. С какого борта стоять лоцману, особого значения не имеет. Видимо, несколько удобнее быть слева, ибо на спокойных участках, где гребью можно работать одной рукой, ею окажется правая (кстати, тем, кто водит автомобиль, находиться слева привычнее). В зависимости от размера плота лоцману на задней греби могут помогать 1-3 человека. Команды им не отдаются, гребцы сами следят за лоцманом и повторяют его действия с учетом прилагаемых им усилий.

Некоторые лоцманы, плавающие на малых плотах, где гребцов всего двое, работают кормовой гребью, стоя спиной к движению. На взгляд автора, это неправильно: перекрученный корпус гребца с повернутой назад до предела головой, ограниченность бокового зрения отнюдь не способствуют ни эффективной гребле, ни созданию непрерывной и детальной картины предстоящего пути. Пользуются такой стойкой, видимо, по традиции сплава на саликах (малых плотах) по несложным рекам: там малая ширина плота не дает человеку, стоящему рядом с гребью, далеко отставить ногу назад, кроме того, недостаточная высота подгребиц заставляет действовать согнувшись (при этом, действительно, удобнее двигать гребь поперек, чем на себя и от себя). Но обе греби на малом плоту можно на 15-30 см сдвинуть в сторону от его оси симметрии (например, переднюю влево, а заднюю вправо), может быть, слегка изменив конструкцию подгребицы; тогда ногу можно будет отставить дальше назад, а приподнимать подгребицу нужно совсем немного. Учтя сказанное и беспристрастно сравнив оба способа, сторонники вождения плотов спиной вперед, видимо, изменят свое мнение относительно того, что же удобнее.

Команды лоцмана на переднюю гребь могут быть любые, важно, чтобы они были отчетливы и всегда одинаковы, тогда и подача команд и реакция на них быстро станут чисто рефлекторными. Вот основной набор команд, применяемых лесосплавщиками: "нос право", "нос лево" (или просто "право", "лево"), "сильнее", "слабее", "шабаш" (прекратить работу), "поднять гребь" (вынуть лопасть из воды), "гребь на балаган" (балаганом на лесосплавных плотах называют подгребицу, по этой команде носовые гребцы отступают назад, вытягивая за собой гребь).

Если на носовой греби действуют несколько человек, то один из них назначается загребным. Он воспринимает команды лоцмана, задает темп работы, остальные лишь помогают ему. На передней греби иногда возникают острые ситуации, поэтому загребным должен быть опытный член группы, возможно, второй после лоцмана. Остальных гребцов передней греби следует подбирать пониже ростом и потоньше, чтобы возможно меньше мешали лоцману смотреть вперед, благо нос плота легче кормы и требует меньшей физической силы для его перемещения. Если на греби работают трое, то двоих размещайте с противоположного по отношению к лоцману борта - тогда ему удобнее смотреть и передвигаться по плоту. Загребного передней греби ставьте со стороны лоцмана. Несимметричная загрузка плота при этом не страшна, если о ее компенсации вы подумали еще при сборке става.

Одному из тех, кто не занят на греби, полезно поручить роль штурмана, так как на сложных участках лоцман не всегда успевает следить за картой и иногда теряет ориентировку. Попутно штурман может засекать время, отмечать на карте и описывать встретившиеся препятствия. Штурман может находиться перед задней подгребицей с лоцманского борта. Там даже можно соорудить небольшой столик. Всех свободных от гребли на сложных участках нужно размещать у задней подгребицы или сажать на нее.

Укладка груза. Вещи, боящиеся воды, должны быть в непромокаемой упаковке. В качестве первичной защиты нужно склеить из детской клеенки или другой прорезиненной ткани большой мешок, который будет использоваться как непромокаемый вкладыш для содержимого рюкзака. Сложность защиты от воды в плотовом походе, по сравнению с пешим или байдарочным, в том, что плот во время аварии, придавленный течением к камню или дереву, уходит на метр, а то и более под воду, и вещи удается вытащить нескоро. При этом чаще всего от воды страдают предметы, объем которых не может изменяться (коробки, туго набитые мешочки и т. д.). К давлению воды снаружи добавляется уменьшение его внутри упаковки из-за охлаждения находящегося там воздуха, что дает результирующий перепад в 0,1-0,2 атм., действующий в течение 1-3 часов. Это - непосильное испытание для небрежно выполненной упаковки. Пластикатовые и резиновые мешки, перевязанные в одном месте по горлу, протекают, их надо завязывать в нескольких местах, с перегибом (как сосок футбольной камеры). В жестяные коробки, заклеенные лейкопластырем, также набирается вода. Поэтому, изготовив различные контейнеры для кинофотоаппаратуры или аптечки, обязательно проверьте их под давлением - опустите (для начала, пожалуй, без содержимого) на несколько часов на дно бочки, ведра или ванны. В походе непромокаемые мешки завязывайте не вплотную к содержимому, а так, чтобы около 10% объема мешка было заполнено воздухом. При погружении в воду в результате уменьшения объема мешка перепад давлений ликвидируется и вода просачивается через завязку гораздо медленнее. В рюкзак непромокаемые мешки кладите горлом вниз: образовавшаяся в мешке воздушная подушка не пустит воду даже при неплотной завязке. Вещи, которые нельзя высушить (фотопленка, сахар), упаковывают в непромокаемые мешки, затем заворачивают в одеяло, свитер и кладут в непромокаемый вкладыш рюкзака, причем не вниз, а на слой других, меньше боящихся воды вещей (сало, компот, мука), так, чтобы сверток не лежал в воде, просочившейся во вкладыш. Надежна герметичная заварка части полиэтиленовых мешочков с продуктами. В домашних условиях это можно сделать утюгом или паяльником.

Основное снаряжение и продукты держите в рюкзаках. Распределяйте их равномерно, чтобы в одном рюкзаке не оказались все спички, топоры и т. п. Собрать продукты в 1-2 рюкзака можно лишь в нижнем течении реки, когда вероятность аварий мала и до людей уже не долго. Рюкзаки ставят на решетку багажника карманами наружу и привязывают к плоту. Наиболее быстрый и удобный способ крепления рюкзаков - пристегивать их за кольцо или лямки карабином к закрепленной на плоту веревке, на которой для каждого рюкзака завязан свой узелок проводника. Если карабинов нет, пристегивайте рюкзак к своему проводничку прямо лямками, а лучше привязывайте отдельным короткими кончиком. Не крепите вещи, продевая веревку по очереди сквозь кольца всех рюкзаков: это долгая процедура, а в случае аварии, под водой, при хорошем ее напоре, на ощупь очень трудно вынимать по одному рюкзаку, они стремятся сразу все соскочить с веревки и уплыть. Если багажник расположен у задней подгребицы, то вдоль оси плота ставьте рюкзаки пониже, чтобы они не мешали заносить гребь при больших волнах, когда лопасть приходится поднимать высоко. Пристегнутые рюкзаки стягивают вокруг и крест-накрест веревкой, которую крепят за подгребицу, перила багажника и т. д., так, чтобы получился прочный тюк. В случае посадки на камень, при невозможности спасти весь плот, можно обрубить крепления багажника и весь тюк сплавить на берег маятником или свободным ходом.

Подкладывать под рюкзаки какой-нибудь непромокаемый материал вряд ли стоит. Полной герметичности добиться не удастся, а если хоть раз вода попадет в тюк, то уже никуда не вытечет, и рюкзаки будут мокнуть там весь день. Накрывать вещи сверху палаткой тоже не нужно: она мешает лазить в рюкзаки, а в случае затопления плота надуется течением, разорвется в клочья и будет мешать вытаскивать вещи. Если пошел дождь, а рюкзаки сухие, тогда и накройте их палаткой, а лучше пластикатовой пленкой, привязав ее за углы.

Для сокращения размера багажника часть вещей, не боящихся воды (часть консервов, бидон с маслом, ведра, помещенные в 1-2 мешка или несколько "авосек"), можно разместить у передней подгребицы, как следует привязав, чтобы не трепали волны. Стремитесь к тому, чтобы количество мест было меньше. Все специальные принадлежности для постройки плота, в том числе большинство топоров, упаковываются в рюкзаки и мешки вместе с другими вещами. Одну пилу держат незапакованной под решеткой багажника (привязать), 1-2 топора втыкают в бревна става плота около подгребиц (чтобы о них не спотыкались): один - на лоцманском углу, второй - на противоположном по диагонали. Топоры нужны для срочного мелкого ремонта, для обрубания веревок в аварийных ситуациях или крепления греби при установке запасной, для подтесывания ваг и т. д.

Ружья и спиннинги привяжите или пристегните к подгребице или мачте, фото- и киноаппараты держите на груди или уберите в рюкзак. Куртки и прочую временно снятую одежду подтыкайте под веревку, которой привязаны вещи, или обматывайте вокруг кольев, обвязав сверху рукавами. Пока река не вышла из гор, привязывайте все, что есть на плоту, ничего не оставляйте лежать просто так. Внимательно обращайтесь с мелкими предметами: между бревнами легко проскакивают часы, фильтры аппаратов, ножи. Последние держите на полуметровом ремешке и постарайтесь не отстегивать, пока не сошли на берег.

Для снятия плота с камней нужны ваги. Лучше всего их делать из сырой березы, можно и из сырой ели. Наиболее ходовые ваги имеют длину 1,8-2 м и толщину в комле 8-10 см, чтобы ими могли работать 1-2 человека. Число ваг равно примерно половине числа гребцов. На больших реках при сложных посадках бывают полезны ваги длиной около 2,5 м и такой толщины, чтобы они выдерживали усилие 3-4 человек. Для экипажа в 10 человек их следует иметь 2, для 6-7 человек достаточно одной. Ваги кладут в щели между бревнами и задвигают под багажник, а наиболее толстые привязывают к какому-нибудь колышку или к протянутой поперек плота веревке, лежащей на палубе. Если не принять этих мер, то на больших волнах ваги больно бьют по ногам, а когда плот, сев на камень, притонет, предательски уплывают, оставив экипаж выкручиваться самостоятельно. Если река богата глубокими омутами и уловами, полезно иметь на плоту легкий шест длиной до 6 м, облегчающий маневрирование у берега при отсутствии течения.

Погрузив вещи и наметив, кто что будет делать и где находиться, нужно проплыть несколько часов, чтобы каждый привык к своему месту и выполняемым обязанностям. Обратите внимание, как сидит плот, удобно ли работать на гребях, если нет, измените высоту подгребиц.

Безопасные участки реки используйте для тренировки - гребите вправо, влево (в первые 2 дня эти команды часто путают), пробуйте приставать к берегу, ставить запасную гребь. Потренируйтесь в быстрой смене местами, чтобы носовая команда действовала на кормовой греби, а кормовая - на носовой. В дальнейшем в случае непредвиденного разворота плота задом наперед, если нет возможности тут же повернуть его правильно, лучше меняться местами носовым и кормовым гребцам или хотя бы загребному и лоцману, чем отдавать команды на вторую гребь, оборачиваясь назад. После тренировок можно пробовать управлять плотом по очереди, бродить по нему, купаться, но, когда прозвучит команда "По местам!", каждый уже будет знать, что ему делать.

Швартовка.

В чем сложность причаливания плота? Конструкция весом в несколько тонн идет вдоль берега со скоростью бегущего человека (а то и быстрее) и при попытке остановить ее развивает тягу в несколько десятков и даже сотен килограммов. Бежать (да и идти) можно не по всякому берегу, долго плыть вдоль берега на плоту также обычно плохо - много подводных камней. Иногда двигаться дальше без разведки просто нельзя, так что причаливать надо уметь скоро и четко. Поэтому, если группа неопытная или неслаженная, тренировки по швартовке плота следует начать в первые же часы плавания, постепенно усложняя условия причаливания.

Удобнее швартоваться на спокойном течении, где берег невысокий и нет мелей. В таком случае плот, прижатый гребями к берегу, почти останавливается. Если течение быстрое, для остановки применяют веревку. Плот подводят к берегу и наваливают на него кормой. Задняя гребь все время работает в сторону берега, а передняя, по команде лоцмана, - периодически от берега, чтобы судно не развернулось, зацепив за него передним углом. После того как скорость плота перестала уменьшаться, один из членов экипажа, взяв свернутую петлями веревку, конец которой закреплен за кормовую шпонку (ронжину), спрыгивает на берег и бежит к находящемуся поблизости дереву или камню, сбрасывая на ходу петли веревки. Первая распространенная ошибка швартующего: не дождавшись, пока плот подойдет к самому берегу, он прыгает прямо в воду. Глубина всегда оказывается больше ожидаемой, бежать по скользким камням трудно. В результате он падает и только после того, как весь вымокнет, выбирается на четвереньках на берег. А время уже упущено. Вторая причина осечек при швартовке: веревка запуталась, петли не сбрасываются. Приходится бежать не от берега, а вдоль него за плотом, перепрыгивая через валуны и пытаясь на ходу распутать веревку. Избежать этой ошибки просто: надо, когда сматываешь веревку, раскрутить ее, чтобы петли ложились кольцами, а не восьмерками.

Добежав до дерева или большого валуна, швартующий охватывает их веревкой и начинает сдерживать судно. Веревку можно крепить сразу намертво лишь на медленном течении или когда плот маленький.

Швартуя тяжелый плот на быстром участке, нужно протравить несколько метров веревки, иначе или она лопнет, или не выдержит деревце (если оно не очень толстое).

Протравливая веревку, по неопытности тратят много сил на единоборство с плотом, иногда дело доходит до ожогов ладоней. Помните, что соотношение усилий на веревке со стороны плота и вашей резко зависит от того, насколько веревка охватывает валун или дерево. Так, при охвате дерева на пол-оборота усилие на вашем конце веревки будет в 4-5 раз меньше, чем усилие на конце, за который тянет плот; при охвате на полный оборот отношение вырастет примерно до 20, при двух оборотах - до 400. Поэтому, если вам трудно держать веревку, не пытайтесь "выехать" на грубой физической силе. Заведите веревку еще на пол-оборота, и вам станет гораздо легче.

Если поблизости нет деревьев или крупных валунов, например когда плот пристает к галечному островку или отмели, то при не очень быстром течении судно можно остановить руками. Для этого вслед за швартующим с плота соскакивают и его обитатели, оставив по человеку на каждой греби. Взявшись за веревку, они бегут, потом идут, постепенно останавливая плот. Не нужно пытаться остановить его сразу, что не получится, только появится ощущение полной безнадежности. Поставьте целью лишь тянуть за веревку, тогда плот постепенно остановится сам.

При больших скоростях течения удобнее швартоваться с перекантовкой плота, или "тыром". Судно подводят так, чтобы оно передним углом уткнулось в берег. Не надо бить плот с полного хода об отвесные скалы, но, если валуны имеют размер не более 0,3-0,5 м, швартоваться уже можно - плот одни из них отодвинет, а на другие слегка вылезет. Таким способом гасится основная часть скорости судна. В этот момент швартующий спрыгивает с носа на берег и крепит веревку (при подобной швартовке используется носовая веревка). Протравка нужна маленькая; можно ее и совсем не делать. Пока веревку закрепляют, река разворачивает плот вокруг переднего угла, а гребцы, работая задней гребью в сторону берега, стараются замедлить этот процесс. За передней гребью нужно внимательно следить и при развороте успеть поднять или выдернуть ее, чтобы не поломать о берег и не захлестнуть веревкой. Преимущества такой швартовки: легче гасится скорость плота, швартующему удобнее спрыгивать на берег, и у него больше времени на закрепление веревки. Если плот имеет лишь кормовую веревку, то перед швартовкой ее проводят по борту на нос и крепят удавкой за выступающий вперед конец бревна става или за стояк подгребицы. При отчаливании корму (стоящую ниже по течению) прижимают к берегу, нос освобождают от веревки и отводят в реку. Плот разворачивает течением вокруг упирающегося в берег кормового угла, и он сразу оказывается отошедшим от берега на расстояние, равное половине своей длины.

Успех швартовки в значительной степени зависит от выбора места. Идя на безопасном, в смысле подводных камней, расстоянии от берега, высматривают бухточку, защищенную от быстрого течения скальным выступом, большим камнем, отмелью, поворотом. Бухточек вдоль берегов много, особенно в верхнем течении реки. Выберите такую, где близко от воды есть дерево или камень для закрепления веревки. Обратите внимание на выход из бухты - не слишком ли много там подводных камней? Выбрав место для причаливания, лоцман указывает швартующему, где плот подойдет к берегу и за что будет крепиться веревка, после чего судно аккуратно проводится вплотную около защищающего бухту мыса или камня и затем сильно обеими гребями подгоняется к берегу. Если швартовка не удалась, немного отведите плот в реку, чтобы его не тащило по береговым камням, быстро выберите и смотайте веревку и ищите следующую бухточку. Уметь швартовать плот должно большинство членов экипажа.

Когда плот остановился, выньте греби и, если нужно, найдите поблизости место, где валуны не мешают подвести судно к берегу. В качестве сходней можно использовать ваги или греби. Веревку перенесите повыше и надежно завяжите за что-нибудь. При неустойчивой погоде подумайте, не переместится ли быстрина к плоту, если вода за ночь поднимется, и, если нужно, стравите судно в более защищенное место. Вода в горных реках нередко поднимается стремительно и высоко: однажды большая сибирская река за 20 минут вздулась на наших глазах на 1,5 м, в другой раз вода за ночь поднялась на 4 м, так что пришлось в темноте переносить лагерь. Если вода падает, не оставляйте плот на ночь у пологого берега, чтобы вам не пришлось для продолжения путешествия ждать очередного паводка. Если берег недостаточно крут, засуньте под плот поперек бревен 2-3 ваги или длинные слеги.

Способы перемещения плота.

Плот относительно воды перемещается медленно, в основном он движется вместе с ней. Поэтому задача управления плотом обычно сводится к тому, чтобы переместить его поперек реки в ту часть воды, которая течет в нужном направлении. Начинать перемещение следует заранее и по возможности использовать для этого силу самой реки.

Наиболее известный способ перемещения плота - работа передней и задней гребями в одну сторону. Плот двигается боком поперек реки со скоростью 0,1-0,3 м/сек (скорость зависит от его размера, числа гребцов и т. д.).

Второй способ перемещения плота основан на использовании его скольжения под уклон. Реки, как известно, текут под гору, и для участков, по которым чаще всего ходят на плотах, уклон составляет от 1 до 10 тысячных. Это значит, что к любому телу, плывущему по воде, приложена сила, направленная вниз по течению и в среднем равная от 1 до 10 тысячных веса тела. Для плота весом 5 тонн эта сила составляет 5-50 кг, т. е. соизмерима с силой тяги, которую развивает идущий человек. Такая сила обеспечивает скольжение плота относительно воды со скоростью около 0,1 м/сек, т. е. в реке плот движется быстрее воды. Если нос плота повернуть к берегу, то судно начнет медленно скатываться к нему, поскольку сопротивление скольжению вдоль бревен меньше, чем сопротивление скольжению поперек. Практически при скорости воды 6-7 км/час (т. е. при соответствующем уклоне) можно на расстоянии примерно 1 км пересечь речку шириной 50 м почти не работая гребями, а при большей скорости (т. е. большем уклоне) и не слишком значительном количестве камней в русле можно плыть по нескольку часов, направляя плот одной лишь задней гребью и совершенно не трогая переднюю. Если река идет уступами - медленный плес - перекат, то на плесе плот смещаться в сторону, естественно, не будет, зато на перекате можно существенно подвинуться. В самом начале переката вода разгоняется быстрее плота и управляемость его обратная - чтобы переместиться вправо, надо нос повернуть влево (судно как бы идет задним ходом). Однако скоро плот догоняет, а затем обгоняет воду и скользит уже в сторону повернутого носа. В конце переката вода останавливается быстро, а плот еще некоторое время движется вперед и, следовательно, имеет управляемость.

Достоверных данных об оптимальном угле поворота плота относительно оси потока для наиболее быстрого соскальзывания его в сторону нет. На основании ориентировочных оценок можно полагать, что быстрее всего плот смещается в сторону, когда он повернут при неработающих гребях на 40-45°, а при слабо и сильно работающих - на 30 и 20°. Интересно, если бы кто-нибудь попытался получить более достоверные данные.

Рис. 30. Использование перепада скоростей для перемещения плота.

Третий способ перемещения плота основан на использовании перепадов скоростей воды. Как известно, скорость течения по ширине реки не постоянна. У берегов она, как правило, меньше, у середины - больше. На рис. 30 скорость воды в каждой точке изображена стрелкой соответствующей длины. Пусть плот находится где-то между берегом и линией максимальной скорости воды (показана пунктиром) Если, немного поработав гребями, сообщить плоту скорость в сторону ближайшего берега и повернуть его на некоторый угол носом к этому берегу, то происходит следующее. Плот перемещается в область с меньшей скоростью воды, но, обладая солидной массой, сохраняет почти неизменной скорость того участка воды, откуда начал перемещаться. В результате судно идет быстрее окружающей его воды, а поскольку нос повернут к берегу, оно продолжает приближаться к нему уже без помощи гребей. Конечно, продольная скорость плота не остается постоянной. Из-за сопротивления воды она неизменно уменьшается, но и плот перемещается во все более медленную воду. Поэтому если с помощью гребей поддерживать в некоторых пределах неизменным угол между осью плота и направлением течения, то судно постоянно имеет скорость несколько большую, чем скорость окружающей его в данный момент воды, и все время двигается к берегу. Это продолжается до тех пор, пока не исчезнет перепад скоростей или пока мы не развернем плот вдоль по течению.

Любопытно, что повернутому, как показано на рисунке, плоту в принципе "безразлично", куда перемещаться. Если мы сообщим ему начальный толчок от берега в сторону стремнины, судно окажется в зоне более быстрого течения, т. е. вода будет набегать на него с кормы и отжимать дальше к середине реки. К моменту, когда скорость плота увеличится, он попадет в еще более быструю воду и будет дальше отжиматься к стремнине. С точки зрения экипажа плот как бы все время идет задним ходом, причем корма его повернута к середине реки. Таким образом, плот, повернутый носом от стремнины и помещенный в зону, где имеется перепад скоростей, находится в неустойчивом состоянии. Достаточно толкнуть его в какую-либо сторону, а продолжает движение он уже сам. Эффект будет тем сильнее, чем больше отличаются скорости соседних участков воды.

Все сказанное относится к случаю, когда уклоном реки можно пренебречь. Если же река имеет существенный уклон, то симметрия нарушается: плот уже идет быстрее воды. Если его повернуть носом к берегу, он за счет уклона реки начнет к нему приближаться, и начальное движение именно в эту сторону будет усилено за счет влияния перепада скоростей. Таким образом, при движении к берегу эффекты от уклона реки и перепада скоростей складываются.

При попытке подойти на плоту ближе к стремнине эти эффекты начинают вычитаться. Если нос плота повернуть к стремнине, то уклон реки помогает, а перепад скоростей воды мешает отходу от берега. Если нос повернуть к берегу, то помогает отходить от него перепад скоростей, а уклон реки мешает. В какую сторону нужно поворачивать нос при отходе от берега, зависит от того, каково соотношение уклона реки и перепада скоростей. Еще не проведены измерения, позволяющие оценить в числах влияние любого из этих факторов (было бы неплохо, если кто-нибудь это сделал), и в каждом конкретном случае решение зависит от интуиции лоцмана.

В какой-то мере можно руководствоваться следующим. На быстрых участках реки, дно и берега которых выложены крупной галькой, заметные перепады скоростей существуют лишь у берегов. Почти по всей остальной ширине река течет ровно, и здесь основное значение имеет уклон. В местах выхода коренных пород, где река сужается и вода шарахается от берега к берегу, следите за перепадами скоростей. Особенно большая разница в скоростях соседних струй наблюдается в каньонах. Что же касается "обычных" участков, то, похоже, уклон и перепад скоростей дают там боковые силы приблизительно одного порядка. В пользу этого говорит, например, факт, подмеченный плававшими на плотах: чтобы вывести плот на середину реки, нужно хорошо поработать гребями, а к берегу он, как правило, подплывает сам. На основании сказанного можно предложить несколько приемов управления плотом.

Прежде всего о положении плота в реке. Как правило, кроме случаев, которые будут отмечены особо, плот лучше всего вести по стрежню, т. е. держаться наиболее быстрой части реки, где идет основная масса воды. Там обычно меньше камней. Кроме того, плот, идущий по стрежню, может легко передвинуться в любую сторону и при необходимости пристать к любому берегу. Если же плот идет между основной струей и берегом, то перебиться к противоположному берегу гораздо труднее.

Как отчаливать от берега? Только что освобожденный от веревки плот имеет скорость значительно меньшую, чем окружающая вода, и еще меньшую, чем вода, текущая на некотором удалении от берега. Перепад скоростей у берега обычно довольно большой, и его надо использовать. Поэтому отгребаться от берега нужно повернув нос не в сторону реки, как рекомендуют некоторые руководства, а к берегу, т. е. в положении, показанном на том же рис. 30. Таким способом вы быстрее минуете прибрежную зону, особенно богатую камнями.

Рис. 31. Вход в струю.

Так же нужно поступать при вводе плота в быструю струю, что бывает необходимо при выходе из-за острова или другого укрытия, при отчаливании в зоне порога, каньоне. Существует мнение, что быстрая струя к себе не допускает и при попытке ввести в нее плот выталкивает его обратно. Происходит так потому, что в струю во что бы то ни стало пытаются запихнуть сначала нос плота (рис. 31, А). При этом, пока плот не набрал достаточной скорости, существует значительная сила FA, с которой передняя гребь не в состоянии справиться. А ведь к быстрой струе нужен "подход". Разгоните плот поперек реки, действуя обеими гребями, и заведите в струю сначала корму (рис. 31, Б). Сразу возникнет сила FБ, равная мешавшей вам силе FA, которая тут же засосет судно в струю. Следите лишь за тем, чтобы вас не развернуло. Для этого угол при входе должен быть не слишком большим, а передняя гребь должна сильно работать от берега. При необходимости задняя гребь во время входа может немного поработать на берег, чтобы скомпенсировать сильный вращающий момент.

Повороты реки.

На повороте реки центробежная сила отжимает воду к внешнему берегу. С ростом скорости центробежная сила растет. Нижние слои воды из-за трения о дно имеют меньшую скорость, чем поверхностные, поэтому последние отжимаются к внешнему берегу сильнее. Там они уходят вниз, уступая место новым массам наваливающейся поверхностной воды и т. д. В результате на повороте кроме продольной составляющее течения есть еще и поперечная составляющая, которая подтаскивает к внешнему берегу все, что плывет по поверхности. Плот не составляет исключения, и, чтобы не въехать в берег, приходится что-то предпринимать.

На пологих поворотах достаточно отвернуть нос плота в сторону внутреннего берега, и возникшее боковое скольжение не подпустит судно к внешнему берегу. На более крутых поворотах этого мало, и в течение всего поворота приходится действовать обеими гребями. Плавные длинные повороты лучше проходить около стремнины, с внутренней ее стороны. Если плот перевалил за стремнину, то его начинает сильнее поджимать к берегу; тут, чтобы не тратить зря энергию, нужно сразу интенсивнее грести, чтобы снова занять позицию с внутренней стороны стремнины.

На еще более крутых поворотах для удержания плота на одинаковом расстоянии от берега работать приходится крепко и много, поэтому входить в такие повороты следует не у стремнины, а ближе к внутреннему берегу, и тем ближе, чем круче поворот. Это простое правило на практике почему-то забывают, а ведь для удачного прохождения крутого поворота правильный заход обычно дает больший эффект, чем отчаянная гребля на самом повороте.

Рис. 32. Прохождение серии поворотов.

Перестраховываться здесь, однако, не следует. Ведь после поворота, скажем, налево скорее всего будет поворот направо. Плот, вошедший в левый поворот слишком близко к левому берегу, на следующем, правом, повороте оказывается зажатым между основной струей и внешним берегом, и выбраться ему оттуда нелегко. Такой неудачный путь показан на рис. 32, 1. Заходить в поворот нужно так, чтобы к концу его плот снесло в основную струю (путь 2).На выходе из одного поворота можно составить какое-то представление о следующем, а положение плота в стремнине позволяет легко произвести необходимый маневр. В конце крутого поворота стремнина обычно узкая. Она прижимается почти вплотную к внешнему берегу (точка а), затем уходит наискось к руслу, на середину реки (линия абв), постепенно расширяясь. У самой стремнины ниже по реке течения почти нет (область г), а чуть дальше вода уже поползла, потом быстрее, еще быстрее, и вот река снова течет всей своей шириной, стремнина же затерялась где-то у середины, смешалась с общим потоком, и осталась от нее лишь тонкая ленточка пузырей. Этот участок уходящей от берега стремнины и нужно использовать, чтобы занять наиболее выгодную позицию для прохождения очередных препятствий. Плот сам идет поперек реки; остается только в нужном месте несколькими гребками "выгнать" его из струи. Новое зарождающееся течение подхватит судно, и оно пойдет на нужном вам расстоянии от берега. Несколько своевременно сделанных гребков стоят десятков метров, которые придется отрабатывать потом, перегребая реку поперек, если вы слишком рано "вывалитесь" из струи или, наоборот, она вас утащит далеко к противоположному берегу. Если следующий поворот просматривается, и ничего там страшного нет, покидайте струю почти у середины (рис. 32, в). Когда поворот крутой или не ясно, что впереди, можно уйти раньше (точка б). Потом, поработав в ту или другую сторону, можно выйти к струе или пристать. А если вы решили приставать сразу за поворотом, режьте струю у самого берега, где она уже всего (точка а), и вы пристанете в чудесной тихой заводи.

Конечно, на реке все не так просто, как здесь описано. Скорость и крутизна поворотов разная, стремнина иногда выражена четко, а иногда и не поймешь, где она. Но общие принципы остаются теми же. Научиться грамотно проходить повороты несложно. Осматривая реку с берега, обращайте внимание, как обычно идет струя, как она постепенно расширяется и исчезает, где зарождается новое течение. Входя в поворот, оцените его длину, крутизну, скорость воды, заметьте, на каком расстоянии от внешнего берега вы вошли в него и на каком вышли. Постепенно вы научитесь чувствовать повороты. Река - это цепь поворотов, и о том, как войти в следующий, нужно думать еще перед выходом из предыдущего. Смотрите возможно дальше вперед!

Рис. 33. Прохождение различных видов прижимов.

Очень крутые повороты, на которых отчетливо чувствуется навал воды на берег, называют прижимами, или приторами. Часто такие повороты страшат высокой стеной вдоль внешнего берега, образованной выходами коренных пород. В Сибири эти стены называют "бомами". На хорошем прижиме навал на внешний берег настолько силен, что греби справиться с ним не могут, и волнующий команду вопрос - будет пройден прижим или нет - решается в основном заходом. Заходить надо ближе к внутреннему берегу. Насколько близко, зависит от силы навала, которую можно оценить по ширине струи в самом конце прижима. Глядя на воду, можно определить, какая часть ее по ширине реки упирается в стену, а какая благополучно проскакивает по выходной струе; туда и идите, как показано на рис. 33, а. На прижимах, в отличие от серии поворотов, можно спокойно перестраховаться. Струя в конце прижима узкая, и, если вы забрали слишком далеко к внутреннему берегу, можно уже в зоне прижима несколькими гребками загнать плот обратно в струю. Поэтому, если даже плот идет близко к внутреннему берегу, но на душе у вас неспокойно, поработайте еще обеими гребями от струи, а в конце прижима прикиньте, стоило ли работать, и запомните результат.

Хуже, если струя на прижиме узкая, но уйти под берег мешают подводные камни. Тут придется сильно грести. Камни никогда не доходят до самого прижима, кроме малых неопасных речек или случая очень низкой воды. Ведите плот возле камней (только не зацепите, иначе развернет и тогда наверняка ударит в стену), а как только представится возможность, интенсивно гребите к внутреннему берегу, выбиваясь в ту воду, которая минует стену (рис. 33, б).

Страшно выглядят прижимы, когда река перпендикулярно упирается в стену, иногда даже расщепляется, и одна часть ее образует водоворот, а вторая узенькой струйкой, шириной 1,5-2 м, проскакивает у самой стены. Кажется, что плот в этой струйке просто не поместится. И не надо! Учтите: вся река через мелкую струю утечь не может, следовательно, глубина у скалы большая. У внутреннего берега дно пологое, и река становится глубокой не вдруг: между узкой струей и внутренним берегом должна быть обширная область стоячей воды. Так оно и бывает. Поэтому, если струя слишком узкая, не пытайтесь удержаться в ней. Как только внутренний берег отошел от вас, несколькими мощными гребками вгоняйте плот в стоячую воду (рис. 33, в). Судно быстро потеряет скорость и плавно подойдет к струе. Если нужно, помогите ему гребями войти в нее.

Интересен прижим, когда напротив стены есть хорошо развитая мель (рис. 33, г). Часть реки набегает на нее и, слегка повернув в сторону, обратную основному повороту реки, скатывается поперек стены, покрывая сверху основную воду, текущую по глубокой части русла. Идти по этой глубокой части нельзя: сбегающая с мели вода придавит плот к стене. Просто заходить с мели тоже плохо: скатываясь с нее, плот наберет такую скорость перпендикулярно стене, что на оставшемся десятке метров его не остановишь. Здесь нужно заходить дальше на мель и, поджавшись поближе к берегу, на спуске притормаживать о дно. Если комли сзади, то разворачиваться плот не будет, и вы значительно медленнее воды подползете к струе, которая спокойно провезет вас вдоль стены.

Основная ошибка, которую допускают на прижимах, следующая. Сначала гребут в сторону внутреннего берега, но вид быстро надвигающейся спереди огромной стены с белой пеной и водоворотами под ней вызывает острое желание держаться от нее подальше. В результате команда начинает отгребаться от стены, повернувшись к ней бортом. Но это значит, что гребцы работают против течения, замедляя свой ход всего на 10%, а плот остается в воде, утыкающейся в стену. Естественно, его ждет столкновение со скалой, разве что несколькими секундами позже. Отгребаться нужно не от стены, а поперек течения (может, слегка повернув нос к внутреннему берегу, чтобы помогало скольжение). Только так можно перейти в соседнюю воду, которая минует скалы. Здесь лоцман должен запастись хладнокровием (чтобы его не смущала надвигающаяся прямо по носу стена), внимательно следить за направлением течения и, меняя усилия на передней и задней гребях, держать нужное направление плота.

Итак, прижимы лишь грозно выглядят, а проходятся довольно легко, согласно простым правилам. Попадаются на прижимах в основном начинающие или невнимательные лоцманы. Заход изнутри и гребля на самом повороте гарантируют прохождение почти любого прижима.

Камни.

Камни на горно-таежных реках встречаются постоянно и служат причиной большинства аварий плотов. Если посадка на камень где-нибудь у берега при глубине 0,4-0,7 м позволяет экипажу развлечься, поработав 15 минут вагами, то даже при простой посадке в середине большой реки с быстрым течением и глубиной 1,5-2 м может серьезно встать вопрос: как отсюда выбираться? Однако на сложных реках дело не ограничивается тем, что плот упирается в камень и останавливается. Поскольку камни пологие, а скорость плота большая, он при ударе вылезает бортом на камень. Противоположный борт подтапливается, течение нажимает на него и топит совсем. Плот встает вертикально на ребро, намертво прижатый к камню, мокрая команда выползает на 1-2 торчащих из воды бревна. Выпутаться из такого положения, сохранив снаряжение и продукты, подчас бывает нелегко, поэтому старайтесь до этого не доводить.

Камни делятся на надводные и подводные. Деление в большой мере условное, ибо при быстром течении верх камня прикрыт набегающей водой, а сторона, обращенная вниз по течению, возвышается над поверхностью воды на 30-50 см. Один и тот же камень может с разных точек зрения казаться и надводным и подводным. Подводные камни заметны по характерному треугольному буруну, часто с белым барашком в вершине треугольника. Сам камень лежит выше по реке, чем вершина буруна, причем тем выше, чем толще слой воды над камнем и быстрее течение. При лавировании между камнями приходится решать две задачи: идет плот на камень или обходит его, и если не обходит, а камень подводный, то пройдет плот над ним или сядет.

Первая задача не столь проста, как кажется сначала. Плот движется не всегда в ту сторону, в которую повернут нос, хотя представление это на основе знакомства с другими видами транспорта настолько в нас укоренилось, что избавиться от него нелегко. Попросите кого-нибудь (конечно, не из плотовых "волков") следить за камнями по курсу и медленно поверните нос плота в сторону какого-нибудь камня, который должен пройти (или уже проходит) далеко от плота. Впередсмотрящий тотчас вам доложит: "Камень, прямо по носу!".

Течение не идет все время прямо, может казаться, что плот движется мимо камня, а в последний момент вода повернет, и вы поедете прямо на него. На решение этих задач река отводит мало времени. Камней по курсу много, и каждый требует внимания, а уже пора решать, какими воротами идти через виднеющуюся в сотне метров гряду, как заходить в расположенный за ней прижим...

В рассказах начинающих плотовиков часто фигурирует такая картина: "Обе греби вовсю работали, чтобы обойти камень, но сил не хватило, и нас вынесло прямо на него". Однако, чтобы обойти камень, нужно не более 10 гребков обеими гребями. Если пришлось много работать, значит, сам плот собирался пройти далеко от камня и был загнан на него волевым решением лоцмана. Здесь явная ошибка в определении траектории судна. Другая распространенная ошибка: когда плот идет прямо на камень, причем он уже близко и нервы сдают, команда начинает отгребаться, развернув судно бортом к камню. Инстинктивная попытка остановить плот не может предотвратить встречи с камнем и лишь на доли секунды оттягивает это "удовольствие".

Чтобы определить истинное направление движения плота, все время смотрите вперед и по сторонам, замечая, как "движутся" камни, как направлены буруны от них, ленточки пузырьков и пены. Если позволяют прозрачность воды и глубина, чаще смотрите на дно - оно сразу дает истинное направление и скорость в настоящий момент. Когда дна не видно, ориентироваться можно по берегу. Посмотрите, как смещается расположенный впереди камень на фоне берега или растущее у воды дерево на фоне более дальних. Если выбранный ориентир ползет по своему фону влево, то направление вашего движения проходит правее этого ориентира, если вправо, то левее. Неподвижный относительно своего фона ориентир означает, что в данный момент вы идете прямо на него. Окинув берег взглядом, легко можно найти группу деревьев, которые не смещаются относительно своего фона. А вообще быстрее постарайтесь научиться "чувствовать" направление движения по общему смещению берегов и камней, а не "вычислять" его по отдельным признакам. По всем этим данным старайтесь постоянно держать в голове общую картину потока - куда он течет сейчас, куда и насколько круто вскоре повернет, где сужается, раздваивается. Такое умение "читать" воду в конечном итоге и определяет умение плавать на плоту. Определив ожидаемую траекторию плота на ближайшие десятки метров, легко оценить, какие камни оказываются в опасной близости от этой траектории и как ее нужно подправить.

Научиться быстро решать подобные задачи по книге нельзя, тут нужен опыт, а чтобы его набрать, тренируйтесь на одиночных камнях. Завидев такой камень, не убегайте сразу на другую сторону реки (болезнь начинающих плотовиков). Оцените, с какой стороны, на каком расстоянии от плота пройдет камень. Ну, а если и с расстояния 30-50 м все еще не ясно, с какой стороны он пройдет, вот тогда и поработайте гребями. На следующих этапах обучения поставьте целью пройти от камня на заданном расстоянии. Критерий оценки способностей лоцмана - минимальное количество команд на переднюю гребь.

Собираясь пройти близко около большого камня, помните, что с одного его края под водой может быть невидимая гряда из нескольких более мелких камней, которые уменьшают сечение потока и вносят в общую картину течения незаметные издали искажения. В результате часть воды, которая, как вы считали, спокойно обходит камень справа, вдруг перед самым камнем резко поворачивает и обходит его слева. Близко от камня это уже видно, нужно только помнить о существовании подобных ловушек и не ослаблять внимания, пока камень не остался позади. В таком случае лучше сразу изменить направление и обойти камень с другой стороны, резко отработав в направлении свала воды.

Лоцман должен уметь определять глубину залегания подводных камней. Вид и размер буруна за камнем зависит от скорости течения, размеров камня и толщины слоя воды над ним. Простого правила для определения последнего в зависимости от вида буруна нет, здесь тоже нужна тренировка. Завидев подводный камень, попробуйте оценить его глубину (с точки зрения осадки плота - пройдет или нет), потом подведите к нему плот и посмотрите, не ошиблись ли вы. Испытав себя на нескольких десятках камней, вы заметите, что количество ошибок явно уменьшилось.

Если сразу за камнем требуется быстро уходить в сторону, разгоняйте плот поперек реки еще до того, как с ним поравнялись. Маневр требует от лоцмана, чтобы он чувствовал возможности плота и скорость воды. При обучении сначала заходите на камень так, будто вы его хотите пропустить в метре от борта, а когда до него останется примерно 3 м (это, конечно, зависит от скорости воды), начинайте действовать обеими гребями "на камень". Оглянитесь и запомните, на каком расстоянии он прошел от кормового угла плота. Постепенно расстояния увеличивайте. Критерий совершенства - умение проходить на предварительно разогнанном поперек течения плоту узкие ворота.

Рис. 34. Использование "тени" камня для смещения плота.

Если камень имеет размеры более 1-2 м, то обширную область стоячей или почти стоячей воды за ним можно использовать для поперечного перемещения плота. Плот проводят около камня, возможно ближе к нему. Как только нос минует камень, его 2-3 гребками передней греби загоняют за камень, в его "тень" (рис. 34, а). Плот поворачивается и входит в стоячую воду, сохранив скорость текущей воды. На какой-то момент он превращается в активное судно с буруном перед носом. Довернутый еще немного, он быстро пересекает зону стоячей воды (положение б), врезается в текущую воду и еще некоторое время движется в ней поперек реки, после чего его можно развернуть носом по течению (положение в). В результате этого маневра плот, пройдя относительно небольшое расстояние вдоль реки, существенно сдвинется в поперечном направлении.

Ударяться о камень кормой плота для "ускорения" его разворота и захода в "тень" не следует. Во-первых, чтобы удариться кормой, нужно подходите к камню с отвернутым в сторону носом. Центр тяжести плота при этом пройдет дальше от камня, чем в случае, когда плот повернут строго по течению, и судно дольше не войдет в "тень". Во-вторых, при ударе о камень теряется скорость, которая так нужна для пересечения массива стоячей воды. И, в-третьих, использование "тени" камня эффективно при значительных скоростях течения, когда камни пологие и гладкие, а поскольку момент инерции плота большой, прежде чем судно успеет развернуться, корма уже вылезет на камень.

Рис. 35. Когда нужно и когда не нужно ударяться о камни.

Использовать упор в камень для поворота плота имеет смысл лишь на участках с невысокой скоростью, если вода после камня поворачивает и вы хотите повернуть туда же (рис. 35, а, где плот должен войти в косые ворота).

Чтобы по инерции не налететь на камень 3 и не посадить плот сразу на два камня, целесообразно, работая задней гребью, прижать его кормовой половиной к камню 2. Трение о камень погасит продольную составляющую скорости, а нос, которому помогает передняя гребь, смоет течением в ворота. Если же вода идет вдоль цепочки камней и не поворачивает, то, сколько бы вы о камни ни ударялись, вас все равно будет нести вдоль, ибо боковой силе, загоняющей плот за камень, взяться просто неоткуда (рис. 35, б).

На медленных участках, где камни небольшие, а зона стоячей воды практически отсутствует, можно, проходя мимо камня, прижаться к нему бортом, чтобы затормозить плот и выиграть время для последующего перемещения его поперек реки с помощью гребей. Течение должно быть достаточно медленным, чтобы греби могли справиться со стремлением судна начать вращаться вокруг камня. Если же вас все-таки разворачивает, отваливайте от камня: на развороте обратно вы потеряете времени больше, чем успели выиграть.

Плавать по каменистым участкам лучше при высоком солнце: тогда издали виден не только бурун, но и сам камень. В пасмурную погоду или ближе к сумеркам, когда яркость неба значительно выше яркости земли, ориентироваться на реке сложнее: вода, отражая небо, становится монотонно светлой. Трудно вести плот перед закатом против солнца - блестит любая мелкая волна, река блестит по всей ширине, н что-либо понять невозможно. Трудно "читать" воду и в дождь, особенно сильный. Он сбивает все пенные следы бурунов, сглаживает мелкие волны, и заметными остаются только крупные камни. Поэтому без крайней необходимости на сколько-нибудь сложных местах не плавайте против низкого солнца или во время дождя.

Шиверы.

В Европейской части Союза любой значительный излом профиля реки, где в русле имеются крупные валуны или выходы коренных пород, называют порогом. В Сибири подобные препятствия дифференцируют: порогом обычно называют короткий участок русла с явно выраженным уступом, образованным, как правило, коренными породами, а более или менее протяженный участок, на котором река падает существенно круче, чем на соседних, причем в русле много валунов, образующих высокие волны, называют шиверой, или шивером. В нижнем течении реки, где величина уклонов и скорость воды небольшие, а ложе реки образовано галькой или песком и волны практически отсутствуют, шиверы вырождаются в перекаты.

Деление препятствий на пороги и шиверы довольно условно, многие препятствия нельзя однозначно отнести к тем или другим, ибо там присутствуют элементы обеих групп. Характер препятствий сильно зависит от уровня воды. Это отражается и в названиях, когда сходные по характеру препятствия на различных реках называются то порогом, то шиверой. Правда, здесь замешаны и языковые традиции жителей разных районов. Однако если принять за основу сибирскую терминологию, то из множества препятствий на реке можно выделить достаточно определенные пороги и шиверы.

Шиверы - наиболее распространенные препятствия на горно-таежных реках и, пожалуй, наиболее интересные и сложные. На протяжении сотен метров или нескольких километров вода несется через камни, то сливаясь и образуя мощный поток с огромными крутыми волнами, то разбегаясь среди камней, чтобы снова собраться где-нибудь под другим берегом. Постоянно нужно думать, куда идти, думать быстро: река не ждет. Лавируя между камнями, плот подходит к сливу. "Гребь на балаган!" - вода шумит так, что на расстоянии метра приходится кричать. Плот ныряет, вокруг пена и уйма щепок (почему их до сих пор не смыло, ведь плывем не первый день). Плота не видно, плечи и головы гребцов торчат прямо из пены, и только ноги ощущают, что палуба еще сохраняет более или менее горизонтальное положение. Из-под воды вылезает передняя подгребица, и мокрые носовые вгоняют гребь на место и снова что есть силы - влево, чтобы попасть в нужные ворота. В голове совершенно непонятный сплав предельного возбуждения с холодным рассудком. Попадем? Не успеем! "Навались!" - Греби гнутся, наверное, скрипят, но этого не слышно. Вот если сломаются! Но нет, они уже испытаны. Теперь вроде успеваем... Да, точно, успеваем. А куда же деваться дальше?.. - и так на протяжении всей шиверы. А потом плот пристает, нет он не пристает, "раскаленные добела" гребцы просто вгоняют его в берег и припечатывают так, что не нужна никакая веревка. Страсти еще не улеглись, стоять на месте никто не может, пытаются вспомнить, как все было, где прошли чисто, где зацепили, но никакой истины в споре не рождается, оказывается, все все перепутали, но уж в одном-то сходятся твердо: это было здорово!

Скорость воды на шиверах крупных рек бывает 15-25 км/час, высота волн 2-3 м. На порогах такого не встретишь - там воду слишком хорошо держат скалы. Если к этому добавить обилие камней, которые создают реальную возможность разломать плот или хотя бы просто как следует сесть, и призрачные возможности добраться до берега вплавь, то станет ясно, что к крупным шиверам нужно относиться с соответствующим уважением.

Малые шиверы часто образуются в устьях небольших притоков, которые, круто падая в основную реку, во время паводка тащат туда валуны. Поэтому, ожидая приток, перебирайтесь в противоположную треть реки - почти наверняка хороший проход будет именно там. Такие шиверы имеют характерный слив в виде треугольника, обращенного вершиной вниз по течению. Камней в сливе обычно не бывает, и плот нужно вести прямо по нему.

Ниже впадения в реку большого притока размыв ложа идет интенсивнее, долина сразу становится глубже, поэтому перед большим притоком на профиле реки существует излом, на котором при достаточной общей крутизне почти всегда есть шиверы. Крутой участок перед слиянием значительно длиннее (10 и даже 20 км), если ваша река сама является притоком более крупной реки.

Шиверы вблизи притоков, пожалуй, единственный вид препятствий, положение которых можно хотя бы приблизительно определить по карте. Однако гораздо больше шивер и порогов образуется в местах излома профиля, вызванных выходом на поверхность твердых пород, что по гипсометрической карте никак не определишь. Поэтому, впервые проходя реку с довольно крутым падением, нужно быть постоянно готовым к встрече с порогом или шиверой.

Шиверы, образующиеся при изломе профиля реки, требуют индивидуального подхода. Если шивера не слишком длинная, по крайней мере виден ее конец, и не слишком крутая, т. е. начало ее не прячется за первым изломом, и если не все русло забито камнями, а между ними видны более или менее крупные участки воды, шиверу можно "брать" с ходу (при соответствующем опыте, конечно).

В шивере, несмотря на кажущийся хаос, можно выделить основную струю, где камней существенно меньше. По ней, как правило, и нужно идти. Камни, которые будут мешать, надо обходить так, чтобы не вывалиться из струи. Струя не всегда доходит до конца. Она может рассыпаться среди камней, но это состояние неустойчиво, и она скоро снова собирается. Лавируя между камнями на участках, где струя исчезла, нужно все время выбирать проходы, ведущие в сторону собирающейся воды.

Таким образом, если при прохождении поворотов и классических прижимов требуется в основном выбрать правильную стратегию (например, в течение всего поворота прижиматься к внутреннему берегу), а на порогах - решать тактические задачи (не зацепить за правый мыс, затем вогнать плот во вторые ворота слева и т. д.), то на шиверах стратегия и тактика тесно переплетены. Нельзя каждую тактическую задачу решать наилучшим образом. Все время нужно искать компромиссы и выбирать тактические решения, совпадающие с общей стратегической линией. Начинающие лоцманы постигают эти истины не сразу: считая основной задачей обойти очередной камень, они вдруг обнаруживают, что воды под плотом уже не осталось, а вся она течет далеко в стороне.

Подплывая к шивере, в первую очередь наметьте основную стратегическую линию, которой будете придерживаться. Здесь помогает мачта у кормовой подгребицы, позволяющая смотреть на реку сверху. Можно пользоваться биноклем, но он сильно сокращает перспективу: расстояния между камнями, расположенными вдоль по реке, уменьшаются, повороты выглядят значительно круче, впечатление такое, будто вся вода сначала идет вправо, затем круто поворачивает и движется поперек русла влево, т.е. река выглядит как слаломная трасса, пройти которую невозможно. Однако бинокль удобен для детального просмотра намеченных проходов, ворот и т. д.

Если в составе экипажа есть два опытных плотовика, можно тактические и стратегические задачи разделить между ними. Один (лоцман) ведет плот, как обычно, с задней греби, обходя камни. Второй, стоя на задней подгребице, следит за общим положением, давая первому советы типа "передвинься на 10 м левее", "напротив белой осыпи пройдешь в левой четверти реки, затем резко под правый берег" и т.д.

Такое разделение облегчает работу лоцмана, позволяя ему целиком сосредоточиться на ближайших препятствиях, и дает возможность надежно проплывать с ходу без осмотра весьма сложные шиверы.

Если в пределах досягаемости плота чистых проходов среди камней найти не удалось, следует переезжать (прыгать, переползать) прямо через мелкосидящие камни. Первое требование при выборе камня, через который придется переезжать, наличие возможно более толстого слоя воды над ним. На участках с большим падением лучше переезжать через камни, расположенные между 2 большими валунами. При уменьшении скорости плот закупоривает ворота, и поднявшаяся за кормой вода перетаскивает его через камень. Когда нет уверенности, что плот не застрянет, или когда падение и скорость небольшие и воде подняться не с чего, безопаснее выбирать маршрут через гряду примерно одинаковых камней: если плот остановится и даже развернется боком, его можно протащить через камни вагами.

Разворот плота нежелателен из-за навала на соседние камни. Чтобы уменьшить стремление плота развернуться, при заходе на прыжок его нужно держать строго по течению, а камни пускать под днищем симметрично. Во время переезда через камень обе греби должны активно противодействовать развороту, причем для большего эффекта загребному передней греби лучше обернуться назад и, предугадывая стремление кормы уйти в сторону, работать своей гребью, не ожидая команд лоцмана. Движение комлями назад способствует сохранению заданного направления, но только при переезде через глубоко лежащие камни.

Другой характерный элемент шивер - волны. С точки зрения переворота для большого плота опасны лишь высокие волны с крутыми скатами, особенно если они не стоят на месте, а "пляшут", передвигаясь и меняя крутизну. Малый плот могут опрокинуть и метровые волны. Здесь многое зависит от опытности экипажа. Если волны вызваны сбоем струй, плот нужно вести по самому их гребню, не давая разворачиваться, а на сливах вовремя подставлять нос под закрученные валы. Заслуживает внимания способ плавания по волнам на малых плотах, применяемый сибирскими плотовиками: один из 3-4 членов экипажа находится за задней подгребицей и действует, как колясочник на мотогонках, откренивая при необходимости плот в нужную сторону. Это делается не только на волнах, но и при энергичной гребле, для пропускания под бортом мелкосидящих камней и т. д. Поскольку "колясочник" должен постоянно перешагивать через гребь, подгребицу приходится делать низкой, что мешает грести на больших волнах. Чтобы высокая подгребица не затрудняла работу "колясочника", можно сделать для него сзади из 2-3 жердей приподнятый над палубой поперечный настил.

Бояться, что кого-нибудь стащит волной с плота, тем более с большого, не следует: пока плот плывет, скорость воды относительно его не велика. Волны сильно ударяют лишь по носу, когда он заныривает, а середина судна и корма окунаются в почти неподвижную воду, и устоять на ногах не трудно. Задача экипажа - не всплывать, ибо плывущего человека, который ни за что не держится, отнести в сторону может очень легко.

Серьезная опасность в том, что волны мешают грести, и, если этого не учесть, они могут перепутать все карты. На умеренной волне можно работать гребями, но из-за качки рукоятка то опускается ниже коленей, то поднимается выше головы, и эффективность такой гребли не велика. При волнах, перехлестывающих через подгребицу, загребной носовой греби вынужден пропускать некоторые гребки, а при еще больших волнах временно прекращать работу, пока подгребица не выйдет из-под воды. Плот в этом случае приходится вести одной задней гребью, держа нужное направление. Плоты с солидным запасом плавучести позволяют грести при высоких волнах. К счастью, волны, которые мешают грести, бывают лишь в глубоких корытах шивер, где камней обычно мало. Если в гребне высоких волн все-таки встретится здоровый валун, его нельзя обойти с помощью нескольких гребков. В корыто вода сбегает с обеих сторон, стремясь к его середине, плот потащит туда же, и придется хорошо поработать, чтобы вырваться из гребня волн, особенно на начальном участке. В конце гребня выходить из него уже легко - это обычная быстрая струя с медленным течением по бокам. Здесь, используя разность скоростей, можно легко передвинуться в любую сторону.

Если с наплыва не видно конца шиверы, если она настолько крута, что часть ее прячется за первым гребнем, если в ней слишком много камней, если река уходит в каньон, а также во всех случаях, когда вы чувствуете неуверенность, приставайте для осмотра. Нырнуть в сложную шиверу на авось - далеко не всегда самый быстрый способ доплыть до ее конца.

Приставайте не перед самой шиверой, а так, чтобы успеть перейти к противоположному берегу реки, если более удобный заход окажется там. Когда впереди не видно высоких бомов, приставайте к тому берегу, который повыше, где вода вплотную подходит к террасе, - сверху лучше осматривать реку. Когда же впереди ожидаются бомы, приставайте к низкому внутреннему берегу: лазая по бомам, вы потеряете много времени.

Шиверу длиной менее 1 км осматривают сразу от начала до конца. Если она длиннее, то осматривать и проходить ее нужно по частям. Если вы прошли вниз около 1 км (на особо сложных участках даже меньше), а конца шиверы не видно, начинайте подыскивать место, где можно легко пристать так, чтобы обеспечивался удобный заход в очередное препятствие, проводите плот через этот участок и приступайте к осмотру следующего.

Смотреть длинную шиверу до конца не рационально. Во-первых, после осмотра 5-7 км и возвращения обратно уже хочется есть, а не плыть, а во-вторых, приговор, объявляемый сложному участку после поверхностного осмотра, часто бывает слишком категоричным: "Непроходим!". Проходы обнаруживаются позже, при внимательном изучении участка и обсуждении многих вариантов. Лучше не идти на поводу у любопытства, а спокойно осматривать и проходить перегон за перегоном. Исключение составляют каньоны. Они обычно не слишком длинные, и их стоит сразу хотя бы в общих чертах просмотреть до конца, особенно если река проходится впервые или уровень воды значительно отличается от того, который был у ваших предшественников. Местные жители и геологи, как правило, по каньонам не лазят, и там может оказаться все, что угодно, вплоть до неизвестного и не отмеченного на карте водопада; кроме того, нужно иметь представление о расположении мест, где можно выбраться на берег в случае аварии в начале каньона.

Сложные шиверы удобно осматривать в два приема. Идя вниз по реке, выявляют общую картину шиверы и ориентировочно намечают стратегию ее прохождения (возможно, с вариантами). Затем, дойдя до конца или до места приставания, поворачивают обратно и просматривают все проходы в деталях. Это удобнее делать, глядя на реку против течения: так легче определить глубину подводных камней, особенно при быстром течении и обилии волн. Не старайтесь запомнить все камни на реке. Наметьте с берега маршрут и запоминайте только ближайшие к нему камни, а может быть, только камни-ориентиры, мимо которых придется плыть или начиная от которых грести в ту или другую сторону. Река и, в частности, камни вниз и вверх по течению выглядят по-разному, поэтому, выбрав участок трассы и передвинувшись выше по реке, подойдите к самой воде и посмотрите на камни-ориентиры сверху, с подхода. При этом вы можете их просто не увидеть. Тогда вернитесь и привяжите камни к характерным береговым ориентирам, оценив расстояние до камней от берега, например: "Дальше идти в ворота между желтым и черным камнями, расположенными в 15 м от правого берега против засохшей раздвоенной ели". Не выбирайте ориентирами наклонных деревьев: хотя около интересующего вас места будет всего одно, притом очень характерное наклонное дерево, подплывая потом к шивере, вы увидите, что весь берег уставлен ими. Если нет рядом хорошего ориентира, притащите какой-нибудь засохший стволик высотой 3-4 м и воткните его между камнями на берегу, лучше корневищем вверх. Людей в качестве ориентиров не ставьте: если плот почему-либо задержится с выходом, то у "ориентира" возникает вполне естественное желание сбегать узнать, в чем дело. На участках, где требуются сложные маневры, наметьте запасные варианты, чтобы, если маневр не пройдет, не растеряться.

Обычно на шивере можно наметить несколько маршрутов. Критерий хорошо выбранного маршрута - минимальное количество маневров плота и, следовательно, максимальное использование естественного направления течения воды. Определить его можно по бурунам и плывущей пене на глаз. Применять для этого палки и ветки бесполезно - до середины их все равно не докинешь. Из маршрутов примерно равноценных предпочтение следует отдать тому, который проходит ближе к вашему берегу: его вы можете детальнее просмотреть, точнее выдержать, а в случае посадки всегда приятнее быть поближе к суше.

Иногда попадаются такие сложные шиверы, что приходится долго бегать вокруг, чтобы найти хоть какой-то проход. В подобных ситуациях попробуйте, если возможно, переправиться на другую сторону и посмотреть оттуда; если ниже шиверы река поворачивает, сходите на место поворота и взгляните на шиверу вдоль нее - тогда могут обнаружиться проходы, которые не были видны сбоку, заберитесь на бом, даже если он расположен не напротив шиверы: с высоты запутанная река выглядит, как четкая схема, в которой легко разобраться. Только не забудьте потом привязать маршрут к видимым с воды ориентирам. Если нет бома, воспользуйтесь высоким деревом.


Рис. 36. Лоцманская схема участка шиверы (составляется без соблюдения реального соотношения ширины и длины реки, размеров камней; желательно использование разных цветов - указаны в скобках):
1 - порядковый номер участка данной шиверы (красным); 2 - ориентир, служащий началом участка (красный); 3 - бом (черным). Бомы служат крупными ориентирами на маршруте и в отчетах; 4 - отвесный берег высотой в несколько метров (черным); 5 - непроходимая каменистая мель (черным); 6 - завал (черным); 7 - волны высотой до 1 м (синим). Обозначение применяется при плавании на малом плоту; 8 - волны высотой 1-2 м (синим); 9 - волны высотой более 2 м (синим); 10 - направление течения (синим); 11 - область беспорядочного течения или стоячей воды (синим); 12 - прижим (синим); 13 - слив (синим); 14 - надводный камень (черным). Размер значка в произвольном масштабе отражает его величину. Камень квалифицируется как надводный, если он при взгляде вниз по течению виден выступающим из воды. Если он прикрыт набегающей водой и с "наплыва" заметен лишь бурун после него, камень считается подводным, даже если при взгляде против течения отчетливо видно, что он выступает из воды; 15 - надводный камень, который виден издалека, служит важным ориентиром; имеет характерную форму, которая "бросается в глаза"; опасный и требует повышенного внимания. Таким камням для удобства часто присваивают собственные имена (черным); 16 - подводный камень (черным). Так обозначают камни, за которые плот может зацепить (или сесть). Если очевидно, что над камнем плот проходит, сам камень не обозначают, а рисуют лишь бурун от него (п. 18); 17 - крупный, важный как ориентир, опасный подводный камень (черным); 18 - бурун от подводного камня. Служит ориентиром (синим); 19 - участок реки, по которому плот наверняка не пойдет. Что бы там ни находилось, на лоцманской схеме он остается пустым, чтобы не загромождать ее. В схемах для отчетов эти зоны целесообразно заполнить; 20 - запланированная траектория плота. В отчетах - фактическая траектория (красным); 21 - запасная траектория на случай, если маневр не удастся или на подходе станет ясно, что он не выполним (красным); 22 - работа обеими гребями (красным). Обозначение ставится, если необходимость работы для пересечения массива воды видна при разведке и может быть не очевидна при прохождении; 23 - сильная работа обеими гребями на всем отмеченном участке (красным); 24 - плот проходит вплотную к камню; 25 - плот "прыгает" через подводный камень; 26 - плот прижимают гребями к камню и разворачивают вокруг него (красным); 27 - заход в "тень" камня или мыса (красным); 28 - на таком расстоянии от берега (или камня) нужно подходить к данному месту. Применяется, если более мелкие ориентиры, на которые следует выйти (например, ворота), издали не видны (черным); 29 - естественный ориентир (сломанная елка); точкой показано фактическое место ее расположения (черным); 30 - искусственный ориентир (черным); 31 - очень опасное или сложное место. Максимум внимания (красным); 32 - точка и направление фотосъемки. Рядом номер соответствующей фотографии. Применяется в отчетах.

Запутанную или длинную шиверу зарисуйте. Пример такой схемы с условными обозначениями показан на рис. 36. Схема читается легче, если ее делать 2-3 цветами. Поскольку масштаб должен быть крупный, составляйте схему по частям на соседних страницах записной книжки, нумеруя участки. Границами участков должны служить наиболее простые места шиверы. Схему составляют по крайней мере двое - лоцман и один из кормовых гребцов: сложные участки иногда совершенно не позволяют лоцману отвлечься от наблюдения за рекой и управления плотом, поэтому при прохождении шиверы схему держит напарник и по просьбе лоцмана напоминает ему о характере ожидаемых препятствий.

Пороги.

Пороги, согласно принятой нами терминологии, характерны мощным, явно выраженным сливом. Слив может быть один, а может быть разделен обломками скал на 2-3 части, но каждая часть обычно бывает чистая, без камней. Берега в зоне порога, как правило, образованы скальными породами, река узкая, местами вода сильно наваливается на береговые утесы или валуны. Если порог имеет несколько сливов, расположенных каскадом, то они нередко находятся не против друг друга. Вода, разогнавшись на одном сливе, налетает на берег или обломок скалы, останавливается, а рядом возникает новый слив. Иногда пороги расположены в каньонах, или, как их называют в Сибири, "щеках", что еще больше осложняет плавание.

Пороги нужно обязательно осматривать. Из-за малой ширины реки даже при незначительном изменении расхода воды характер порога может измениться до неузнаваемости, так что полагаться на описания или рассказы нельзя. По той же причине проходить порог следует в день осмотра. Если это неудобно, придется тщательно отметить уровень воды около лагеря и в случае изменения его назавтра - повторить осмотр.

На сливах порогов из-за малой их протяженности и большой волны редко удается существенно подвинуть плот гребями, поэтому в пороге очень важен заход. Основное, что требуется решить при осмотре, - в какую часть слива войти и как развернуть плот, чтобы он вышел из слива в нужном месте. Задача трудная, с ней не всегда справляются даже опытные лоцманы. По этой причине возможно раньше начинайте обращать внимание на заходы и их результат. Если особых требований к выходу из слива нет, ныряйте в самую его середину. Это и безопаснее, и веселее. Если слив настолько крут, что нос плота может глубоко занырнуть, носовые гребцы перед самым сливом по команде лоцмана выдвигают гребь на плот и оттягиваются назад. На не слишком крутом сливе поступать так не надо даже при высоких волнах. Подобная перестраховка, допустимая на шивере, на пороге вредна и даже опасна: из-за узости струй и общей тесноты тут, как нигде, могут понадобиться сделанные вовремя 1-2 гребка передней гребью.

При оценке возможностей маневрирования между сливами или камнями помогает подсчет секунд, за которые вода пробегает интересующий вас участок. Заметив время, можно оценить, сколько гребков вы успеете сделать и примерно на какое расстояние передвинуть плот.

Обратите внимание на структуру слива. Самое простое, если ширина его неизменна. Если слив имеет вид короткого треугольника, смотрите, чтобы нос плота не выскочил слишком круто из его боковой стороны, тогда судно попадет в стоячую воду и будет развернуто. Наиболее сложны сливы, в которых вода, текущая прямо в нешироких воротах, перекрывается поперек мощной струей, сливающейся с одной из боковых скал, образующих эти ворота. Струя может иметь толщину 0,5-0,8 м при ширине 1-1,5 м. Навалившись сбоку, она мгновенно подтапливает плот, парализуя греби, и сбивает его с курса, стараясь вогнать или в скалу, образующую противоположный край ворот, или в стоячую воду за ней. В таких местах при заходе нужно держаться ближе к той стороне, откуда сваливается боковая вода, сделав несколько хороших гребков передней гребью перед самой струей по направлению к ней. Если при осмотре есть подозрение, что нос плота загонит струей в стоячую воду и разворот неизбежен, к нему можно подготовиться или даже просто внести его в план.

При прохождении крутых сливов со вспененной водой и участков, требующих сложного маневра, иногда целесообразно разгрузить плот. На берегу оставляют вещи и людей, не занятых постоянно на гребях. Выигрыш получается ощутимый: запас плавучести 9-местного плота, на котором осталось лишь 6 гребцов, увеличивается примерно вдвое. Также следует поступать и на участках, где вероятность посадки или переворота велика, а переправа людей и груза на берег сопряжена со значительным риском. Правда, редко кто охотно покидает плот перед порогом, и здесь нужно, с одной стороны, устанавливать какую-то очередность, а с другой - уметь подчинить свои интересы интересам группы. Оставлять на берегу часть людей и груз нужно и перед сложными шиверами, но этому нередко мешает значительная их протяженность или полная невозможность из-за высоких бомов дойти пешком до конца шиверы за приемлемое время (скажем, за день).

Рис. 37. "Козни" стоячей воды.


Коварный элемент порогов, на который по неопытности даже не обращают внимания, - стоячая вода. Она мирно дремлет рядом с клокочущей струей, однако стоит плоту задеть ее углом, как его тут же начинает разворачивать. Отдаются команды, гребцы тужатся изо всех сил, но поздно: омут держит нос плота, а струя тащит корму дальше вниз. Берега рядом - отвесные скалы, все внимание вперед, чтобы гребь не сломало о стену; в этот момент задняя гребь шевелится, вздрагивает, треск, и полгреби как не бывало - она уже нашла для себя обломок скалы у другого берега. А слив тем временем неумолимо засасывает плот, плывущий поперек реки, и совсем неясно, как он с ним обойдется. На рис. 37 показана схема аварии в каньоне, взятая из плотовой практики. Река, разогнавшись на прямом участке каньона, утыкается в его излом, отчего образуется сильный прижим к правому берегу. Экипаж плота, подплывающего к излому, не желая попадать в прижим, направляет судно по чистой воде середины каньона, сильно закидывает нос влево (положение 2). Однако чистая, без камней, вода никуда не течет, в результате плот разворачивает и вгоняет кормой в скалы правого берега (положение 3). Если бы экипаж уважал стоячую воду, он повел бы плот по самому ее краю, действуя обеими гребями влево (задней посильнее из-за влияния стоячей воды) и держа судно носом почти на прижим. Такой маневр требует выдержки и хладнокровия, но без них на плоту вообще трудно обойтись.

При осмотре прижимов, каньонов, порогов обращайте внимание на участки стоячей воды, особенно на те, где придется с ними взаимодействовать. Чтобы в таких местах намечать маршрут, нужно знать, как плот ведет себя при переходе из струи в омут. Чтобы быстрее выработать соответствующие навыки, тренируйтесь на участках стоячей воды, которые образуются позади различных береговых мысков. Научитесь на ходу быстро замечать такие участки, а по завихрениям и бурунчикам у переднего угла плота предугадывать его стремление начать разворачиваться и, не дожидаясь этого, работой гребей компенсировать вращающий момент. Если вы случайно вывалились из струи в стоячую воду, загоняйте плот обратно в струю в основном передней гребью; если же вы хотите выйти из струи, то больше действуйте задней гребью, передняя включается только, когда задняя не может справиться с тенденцией судна развернуться. Разворот плота нужно замечать возможно раньше - тогда с ним еще можно бороться. После перехода какого-то критического угла повернуть плот на место уже не удастся. Попробуйте на безопасных участках примерно оценить этот угол. Если плот повернулся слишком сильно, не тратьте зря времени и сил на перемешивание воды, а переключите греби в другую сторону, помогая плоту быстрее развернуться. Дальше, смотря по обстановке, или ведите плот кормой вперед, поменявшись местами с носовым загребным, или, если позволяет пространство и время, переверните его еще раз в ту же сторону.

При разворотах, а также на участках со сложным течением еще одно явление выбивает из колеи неопытных гребцов. Гребь попадает в мощное боковое (по отношению к продольной оси плота) течение или в водоворот, и ее с огромной силой быстро разворачивает до упора в стенки паза подгребицы (если упора нет, то гребь вышвыривает 1-2 гребцов за борт), и затащить ее на место никакими силами не удается. Здесь нужно, резко навалившись на рукоятку сверху, вы- рвать лопасть из воды, тогда она снова станет послушной.

Если слив порога слишком крутой, высокий и возникают опасения за судьбу экипажа, спускайте плот через порог без людей. Проще это делать, когда плот можно затолкнуть в слив прямо с берега. Когда же спуску мешают береговые камни, 2-3 человека выводят судно на стрежень значительно выше порога, а сами на лодке (если она есть) или вплавь добираются до берега. Все операции нужно производить на достаточном расстоянии от порога. Перед порогом греби кладут вдоль плота и привязывают, а в случае необходимости на плоту оставляют еще швартовой конец и топор. Ниже порога другая бригада на лодке или вплавь добирается до плота и пригоняет его к берегу. Если слив один да к тому же короткий и плот удалось подвести к самому порогу, можно закрепить на судне длинную веревку: с другим концом ее кто-нибудь будет бежать по берегу, а затем ею будет пришвартовывать плот. Это получится, если после слива есть улов с медленным течением; иначе удержать плот не удастся.

Если плыть на плоту страшно, а в пороге много камней и неуправляемый плот скорее всего сядет на них, его нужно разобрать. Греби, шпонки, подгребицы и прочие трудоемкие и нетяжелые детали переносят по берегу, а бревна спускают на веревке или своим ходом, вылавливая их внизу. Если заранее известно, что плот придется разбирать для спуска через порог, шпоночные пазы делайте шире, а клинья соответственно толще - их будет легко выбить или вырубить. Выбивать клин удобно другим клином, который загоняют сверху в щель на стыке двух клиньев, крепящих соседние бревна. Для сборки ниже порога плота, связанного вицами, следует изготовить новый комплект виц.

Прочие препятствия.

Завалы - образуются там, где из-за малой ширины или глубины застревают плывущие по воде деревья. За одно застрявшее дерево цепляется второе, третье, и образуется полуплавучий остров, захватывающий и глубокие участки реки. Завалы редко бывают в верхнем течении быстрой реки, где уклон большой, а берега сложены из твердых пород. Однако в нижнем течении, где уклон меньше, река прокладывает русло в своих собственных отложениях и лес подходит вплотную к воде, они могут встречаться довольно часто.

С завалами связано большое число несчастных случаев. Завал на быстром течении работает, как фильтр, пропускающий воду и задерживающий под собой все остальное. Напор воды настолько силен, что человек с ним справиться не может, да к тому же кругом торчат за все цепляющиеся сучья. Наилучшая тактика при встрече с завалами - держаться подальше от них.

Завалы перегораживают полностью лишь маленькие речки, по которым на плотах плавают редко. Встретив такой завал, придется или прорубать проход, или делать новый плот. На средних и больших реках вода достаточно сильна, чтобы прочистить себе основное русло, однако небольшие протоки между островами могут быть перегорожены завалами. Плавание по основной струе и наиболее крупным протокам практически гарантирует от излишне тесного общения с большими завалами.

Некрупные, но опасные завалы образуются на основе подмытых водой упавших деревьев на внешнем берегу поворота реки. На больших реках поворот просматривается далеко и завалы легко заблаговременно обойти. На малых речках или в протоках, если берега образованы не твердыми породами, а отложениями самой реки, перед крутыми поворотами покидайте основную струю и перебирайтесь к внутреннему берегу. Крупные валуны в таких местах встречаются редко, и вы легко пройдете по краю галечной отмели внутреннего берега. В то же время, когда в конце поворота вода сильно поджимается к внешнему берегу, там с большей вероятностью будет завал, под который убежит почти полреки или протоки, и если идут по основной струе, то отгрестись тяжело.

Коварные завалы образуются и на входе в небольшие протоки, ответвляющиеся от реки. Когда подплываешь к такому месту вдоль берега, самой протоки не видно: она спрятана за завалом, который кажется сохнущим на берегу остатком от весеннего паводка. Но вдруг полоса воды шириной 10-20 м, а вместе с ней и плот поворачивают и устремляются прямо на завал, и отгребаться уже поздно. От общения с такими завалами гарантирует все тот же рецепт - держаться середины. Если же вы хотите идти вдоль берега (например, подыскиваете место для ночевки) или рассчитываете, что вас сама вода вынесет на середину на показавшемся впереди повороте (тем более, что сейчас работать некому - гребцы греются на солнышке), тогда почаще посматривайте на вершины деревьев вашего берега вперед по ходу. Протоку обычно раньше можно распознать по прогалине в вершинах. Если вы заметили на берегу завал или что-то похожее на него, тут же внимательно исследуйте лес, нет ли прогалин, не меняется ли направление течения впереди. И если у вас появились подозрения, мгновенно отходите от берега. Конечно, протока может оказаться сухой или очень мелкой, но лучше десяток раз ошибиться так, чем один раз наоборот.

Образуются завалы и в голове островов. Такой завал видно издалека, и обходить его нужно подальше. С непривычки завал воспринимается как граница острова, омывающаяся водой; на самом деле, часть воды идет под завалом, и в расчет курса, который делается для обхода острова или скалы, нужно внести эти несколько метров поправки. Кроме того, из-под завала в стороны иногда торчат под водой бревна, не видные с подхода.

Особое внимание обратите на завалы в высокую воду. Поднявшаяся вода прикрывает камни на шиверах, расширяет безопасные проходы у внутреннего берега прижимов, способствуя тем самым созданию у экипажа благодушного настроения, но та же вода поднимает и завалы, мирно дремавшие на берегу в низкую воду, а возросшая скорость течения затрудняет их обход.

Если уйти от завала не удается, то выскакивайте на него, как только плот к нему подойдет. Не задерживайтесь, пытаясь прихватить какие-либо вещи. Если под завал тянет не сильно, то плот, освобожденный от людей, останется на плаву, и потом, наладив страховку, можно аккуратно снять все вещи. А если напор воды силен, то тут уж не до вещей, успеть бы спастись самим.

Рис. 38. Снятие плота с мелей.


Мели - обычно встречаются в нижнем течении реки, где она уже вышла из гор, однако попадаются и в верховьях, на участках временного уменьшения уклона. Небольшие галечные мели образуются на внутренней стороне поворотов реки и около головы островов. Заметить их легко по ряду признаков: это место обходит основная струя; на нем нет волн; несколько другой оттенок воды. Обычно на таких мелях сильно не ошибаются, и плот, если и садится, то там, где вода течет почти вдоль мели и не стремится затащить судно на более мелкий участок. Снимают плот, перекантовывая его вагами (рис. 38, а). Тут-то и пригодятся торчащие концы шпонок и разная длина бревен става. Когда часть людей отпихивает один угол плота, 1-2 человека вагами держат противоположный угол, чтобы он не налезал дальше на мель. Обычно силы ваг хватает, но, если течение здорово поджимает плот к мели, можно завести "оплеуху" - запасную гребь или притащенное с берега бревно, которое привязывают концом вплотную к передней ронжине и куском веревки к задней ронжине или подгребице (рис. 38, б). Вода, нажимая на "оплеуху", окажет вам значительную помощь.

В нижнем течении река может быть мелкой почти по всей ширине, и пройти можно лишь по нескольким проходам. Здесь, как и на шивере, нужно определить общую стратегию - где расположены наиболее глубокие корыта, куда после мели собирается вода. Чаще она собирается под каким-нибудь берегом, реже - в середине реки. На мелях хорошо заметны перепады уровней между различными участками воды; смотрите, куда они ведут.

Если с подхода определить основной путь воды не удалось, займитесь этим сразу же, как только сели. Внимательно осмотрите реку с подгребицы, побродите вперед, в стороны, на худой конец, попробуйте перебраться на берег и осмотреть реку оттуда.

При низкой воде, даже на оптимальном маршруте, плот местами приходится перетаскивать через совсем мелкие участки, чтобы спустить в очередное корыто. Двигайтесь комлями вперед, и, как только плот остановился, пусть кто-нибудь вагой удерживает его от разворота, а остальные очищают путь впереди от самых крупных камней. Возможно, этого будет достаточно, чтобы с помощью ваг пропихнуть плот через мелкий участок. Если судно не идет, разверните его поперек и, приподняв вагами верхний по течению борт, по команде резко бросьте (рис. 38, в). Набравшаяся под плот вода сразу не успеет разбежаться, судно на какой-то момент всплывет, и течение протащит его несколько десятков сантиметров. Такими "шажками" можно преодолевать очень мелкие места с быстрым течением.

В Сибири для проведения лодок через затяжные мели с обоих бортов заводят "оплеухи" из досок. Можно попытаться сделать так и с плотом, но вряд ли вы дойдете до этого. В крайнем случае с берега можно принести несколько сырых слег и тащить плот по ним.

Острова за редким исключением лучше обходить протокой, по которой идет больше воды. Если сразу не видно такой протоки, держитесь на подходе геометрической середины реки. Протоки редко бывают одинаковыми, и вас затянет именно в ту, где больше воды. Если же плот упорно тащит прямо на остров, значит, протоки примерно одинаковые, тогда отгребайтесь в любую сторону. Когда впереди утки, следуйте за ними: они почти всегда плывут по большим протокам. При подходе к острову еще издали видно, что поверхность воды возле него не горизонтальна. Прямо против острова стоит водяной бугор, от которого к правому и левому берегу уровень воды понижается, причем бугор тянется на некоторое расстояние вверх по реке, образуя водораздел. Мысленно продолжив эту линию еще выше, можно оценить, с какой ее стороны находится плот, и, следовательно, заранее определить, в какую протоку его потащит. Из равноценных по количеству воды проток предпочтение нужно отдать прямой (она быстрее, и видно, что в ней делается), а также той, которая сразу круто падает. После острова уровень проток будет одинаковым, но, как падает первая, вы видите, а как упадет вторая, еще не ясно - может, у конца острова она разобьется на десяток рукавов.

Выбрав протоку, направляйте плот туда, чтобы не оказаться у самого острова. Во-первых, в голове его обычно имеется мель, на которую вода набегает, а потом тихонько сливается в стороны, причем глубина там такая, что можно ходить в галошах. Во-вторых, если соседняя протока упала чуть больше, то в конце острова часть воды, идущая непосредственно около него, круто повернет и, не дожидаясь увеличения глубины, прямо через мель будет сливаться поперек в более низкую протоку, затаскивая плот на мель.

Осмотрительности требуют большие системы островов, или, как еще их называют, "разбои". Река разбивается на много русел, которые сливаются между собой, опять расходятся, и так на протяжении многих километров. Тут можно попасть в протоку, от которой будут периодически ответвляться небольшие рукава. Соблюдая правило идти туда, где больше воды, вы останетесь верны своей протоке до тех пор, пока не обнаружите, что плот стоит на сухом месте. Если вы заметили, что островов не один и не два, начинайте вести "учет" воды. На каждой развилке, выбрав путь, оцените, сколько воды пошло с вами, а сколько ушло в сторону, так, чтобы все время примерно представлять, какая часть воды всей реки течет слева от вас, а какая - справа. В этом случае вы не прозеваете возникновения у реки тенденции сваливаться в одну сторону и воспользуетесь первой же проходимой протокой, чтобы сбежать туда, где собирается вода. Оказавшись в крупной протоке, оцените ее размер, сравнив его с величиной всей реки, как вы ее запомнили до островов: что это - почти вся река или только одна из крупных проток. Появление рядом высокого коренного берега говорит о том, что с большой вероятностью скоро вся река соберется к вам сама.

Рис. 39. Улов и выход из него.


Уловы - так в Сибири называют большие, диаметром в десятки и сотни метров, медленные водовороты, вода в которые втекает по поверхности реки, а уходит где-то внизу, вдоль дна (рис. 39). Плот, попавший в улов, выглядит комично, если смотреть на него с берега. Где-то в положении 1 команда замечает, что она едет не туда, и начинает судорожно работать, стремясь вогнать плот в продолжение реки. Плот идет мимо, но плотовики, надеясь выбраться, продолжают грести и в положении 2, что бесполезно, ибо гребут они против сильного течения. Гребля продолжается и в положении 3, что попросту вредно, поскольку плот подгоняется к центру улова. В положении 4, почувствовав, что плот подходит к струе, гребцы налегают из последних сил, но судно, развернутое, как показано на рисунке, остается все в той же воде, и ему суждено описать следующий круг. После того как круг замкнулся и "дрейф" продолжился до позиции 2, в некоторые головы вкрадывается подозрение, что что-то не так. Гребцы обмениваются репликами, профильтровав которые можно понять, что кто-то слабо работал. И все начинается сначала. Длительность каждого такого "сеанса" 5-10 минут.

А вот как надо выходить из улова. Отгребая все время от центра улова по радиусу, подгоните плот к берегу, и пусть течение притащит вас к впадению реки в улов. Если круговое течение слабое, перед самой рекой разгоните судно, толкаясь шестом с кормы (позиция 5). Плот войдет в поперечную струю, нос его отобьет вправо, тут же задней гребью загоните в струю корму, развернув плот, как показано на позиции 7. Затем, используя разность скоростей и сильно работая обеими гребями, гоните судно к левому берегу. Войдя в струю, не успокаивайтесь (ведь она приведет вас обратно в улов), а продолжайте грести. В позиции 9 можете отдыхать.

Ветер мешает в нижней части реки, на плесах с очень медленным течением, где сильный встречный ветер может остановить плот. В таких случаях помогает водяной парус, в качестве которого хороша пушистая елочка высотой в несколько метров, пущенная перед плотом на веревке или привязанная под днищем. На быстрых мелких участках елочку поднимают на плот и кладут поперек где-нибудь за подгребицей.

Описание препятствий.

При выборе района путешествия и детальной разработке маршрута обычно обращаются к отчетам о походах, хранящимся в библиотеках спортивных секций и клубов туристов. При этом далеко не из всех описаний можно получить достаточно полное представление о реке, так как часто описание порогов и конструкции плота, на котором они пройдены, делается неумело. Ценность для других групп будет иметь отчет, который грамотно и подробно освещает техническую сторону маршрута.

Так, описывая конструкцию плота, укажите породу использованных деревьев, длину, диаметр в комле и в отрубе, степень сухости бревен, основные размеры гребей, подгребиц, узлов крепления (шпонки, пазы, клинья), а также ваше мнение, велики или малы эти размеры. Описывайте условия, при которых произошли поломки деталей, приводите величины невыдержавших сечений. Пусть единичные ошибки учат многих.

При описании препятствий старайтесь дать полное представление об их характере, чтобы при выборе маршрута читатель мог решить, по силам ли они ему. На самом маршруте данные о еще не пройденных порогах пригодятся для маневрирования резервами времени и продуктов. Описание порогов, на взгляд автора, не должно превращаться в лоцию (например, "через 20 м после ворот принять на 3 м влево, обойдя желтый камень"). При изменении уровня воды или при ином размере плота подобные описания в лучшем случае бесполезны: сложное препятствие перед прохождением все равно осматривается, а подробная лоция составляется на месте (в блокноте или в голове). Приводите сведения, которые дают общую характеристику препятствия и которые могут понадобиться вашим последователям еще до того, как они оказались у порога. Кроме описания можно привести и фактический маршрут, которым вы шли, но так, чтобы это был скорее совет, а не инструкция, обязательная для исполнения. Вот основные параметры, которые нужно отразить в отчете.

Привязка препятствий. С достаточной точностью можно привязать препятствие лишь на схеме или карте масштабом не мельче 1:100000. Но и в таком случае в результате многочисленных перерисовок схемы пороги иногда смещаются на сотни метров. Поэтому по возможности привязывайте их еще и к ориентирам на местности (например, "в 200 м ниже правого притока" или "у самого начала красного бома слева"). Если масштаб карты мелкий (5-10 км в 1 см), то для серьезных препятствий придется осуществлять многоступенчатую привязку. Взяв за основу ориентир, который невозможно не заметить (например, крупный приток), привязывают к нему цепочку менее значительных ориентиров, по которым легко найти препятствие.

Ориентиры не должны зависеть от уровня воды. Так, нельзя брать в качестве ориентиров камни, шиверы, острова, завалы, ибо они при повышении уровня исчезают, а при понижении могут появиться даже "лишние" объекты. Осторожно нужно относиться к привязке во времени. Это можно делать только, если ходовое время приводимся регулярно, так, чтобы ваши последователи смогли ввести поправку на различие в скорости воды, в противном случае ходовое время можно использовать лишь как вспомогательный элемент. Хорошими ориентирами служат крупные притоки, бомы, повороты. Не приводите в отчетах фраз типа: "Спокойно плывите, пока не покажется остроконечная вершина" или "большой бом". Когда ждешь порога, о полном спокойствии говорить трудно, и все вершины кажутся остроконечными, а бомы - большими. Если уж взялись довести человека до порога, ведите его так, чтобы он всегда знал, где находится. Безопаснее плыть по такому, например, описанию: "После впадения Черной речки начинается длинная 10-минутная дуга влево, в конце которой стоит бом в виде равностороннего треугольника высотой около 15 м. Дальше 2 км река идет прямо на северо-северо-запад, после чего круто поворачивает направо. Сразу за поворотом - порог "Каменный". Безусловно, черновик отчета должен составляться на месте (лучше на плоту), а не за письменным столом через 2 месяца. Многочисленные случаи, когда плывущие по уже известной реке неожиданно попадали в пороги, объясняются не только невнимательностью самих путешественников, но и плохим качеством привязки порогов в отчетах, которыми они пользовались.

Вид берегов. Эти сведения нужны для организации разведки и для оценки сложности спасательных работ при возможной аварии плота.

Берег может быть низким, иметь террасу или невысокий бом, на который легко подняться для просмотра пути. Непроходимый понизу бом может иметь такую высоту и протяженность, что для обхода его потребуется несколько часов. Река может идти в каньоне: мелком, куда легко опуститься на веревке, или глубоком, в несколько десятков метров, а то и больше, что затрудняет разведку и не позволит выбраться на берег из воды в случае аварии. Как правило, берега не бывают одинаковыми, и, если препятствие требует осмотра, укажите, с какого берега лучше его делать, где удобно приставать на плоту, а где может оказаться уже поздно.

Вид препятствия - к чему оно ближе по характеру, к порогу или шивере. Если это порог, оцените его общую длину, отметьте, сколько у него последовательных сливов, на каком они расстоянии друг от друга, находятся ли нижние сливы против верхних. Оцените ширину реки, перепад уровней порога. Опишите слив: расположен он у берега или в середине русла, монолитный или разделен на 2-3 части, типа водопада, крутой, пологий, с поворотом. Какова минимальная ширина слива? Есть ли навалы на берега или скальные острова перед сливом и после него? Удобен ли заход в порог или это последняя ступень длинной шиверы? Насколько спокойна река после порога? Как, по вашему мнению, будет выглядеть порог, если воды будет больше, меньше? Если это шивера, оцените ее длину, скорость течения (медленное или быстрое), среднюю ширину реки, среднюю глубину (по колено, по пояс, более 1,5-2 м). Если в шиверу можно идти без разведки, укажите, как в нее лучше заходить (посередине реки, в правой трети, в 15 м от левого берега и т. д.). Много ли нужно маневрировать на шивере, ожидаются ли высокие волны, нужно ли при них грести? Если шивера сложная, дайте более подробную характеристику - основная струя идет приблизительно прямо или "гуляет" от берега к берегу; может быть, она теряется среди камней и снова возникает в стороне. Много ли камней в основной струе? Есть ли характерные ворота, в которые нужно обязательно попасть, какова их ширина? Есть ли навал на берег и насколько трудно его избежать?

Как уже говорилось, сложность и даже сам характер препятствий сильно зависят от уровня воды в реке, однако, описывая пороги и шиверы в отчетах, этому часто не придают значения. Рассказывая о реке, обязательно отмечайте, на каких участках какой был уровень воды. Неплохо сфотографировать характерные места, которые потом будет легко найти по карте. Тогда те, кто пойдет по вашему описанию, сравнив "свой" уровень воды с "вашим" в начале реки и на первых порогах, смогут точнее представить, что их ждет впереди и как дальше планировать путешествие.

С точки зрения уровня воды можно выделить 4 характерных состояния реки: паводок, высокая вода, межень, низкая вода. О том, какой сейчас уровень воды, лучше всего узнать у местных жителей в начале или в конце маршрута: они знают реку много лет, и их сведения наиболее верны. Если такой возможности нет или если во время путешествия уровень изменяется, можно пользоваться приведенными ниже признаками.

Паводок. Мутная вода течет прямо по кустам и деревьям, растущим на пологих берегах. Река идет быстро, скорость ее от участка к участку почти не меняется. Мимо проплывают сучья, коряги, целые деревья. В летние месяцы паводки бывают после сильных обложных дождей, захватывающих значительную часть бассейна реки, поэтому они редко оказываются совершенно неожиданными. Не удается угадать лишь высоту подъема воды и скорость ее прибывания, которая может достигать 1-2 м/час. Паводковый уровень держится обычно 1-2дня, реже несколько дней. Спадает вода значительно медленнее, чем прибывает.

Паводок, в отличие от просто высокой воды, не лучшее время для плавания по рекам с большим уклоном. Структура речного русла более или менее соответствует количеству воды, которое обычно там протекает. Участки, где когда-то вода сдерживалась особенно сильно, подвергались интенсивному разрушению и к настоящему времени почти все сгладились, осталось лишь сравнительно немного порогов. Если при том же русле расход воды увеличен в несколько раз, то количество порогов резко возрастает. На небольших крутых речках со средним падением 10-15 м/км почти каждый крутой поворот во время паводка превращается в труднопроходимый прижим, а каждое сужение русла - в крутой слив, на участках "разбоев" сильно тащит на завалы, под висячие деревья и в перекрытые протоки, на крупных реках под прижимы уходит настолько широкая полоса воды, что при большой ее скорости, которая всегда сопутствует паводкам, из этой полосы трудно вырваться. Из сказанного следует, что в паводок плавать нужно очень осмотрительно, а если плотовый опыт у вас невелик, то лучше день-два переждать.

Высокая вода. Река занимает чуть ли не все русло, близко подходя к береговым кустам и сплошному травяному покрову. Галечных отмелей почти не видно, лишь кое-где на внутренних берегах поворотов они тянутся узенькой полоской. В середине реки на стремнине надводных камней нет, а опасные подводные камни встречаются редко. В небольших протоках, отделяющих острова, прямо из воды растут трава и мелкие кустики. В сырой дождливый год высокий уровень может держаться все лето. Вода при этом довольно прозрачна, и опасаться спада ее в ближайшее время не следует. Другой причиной высокой воды могут быть сильные дожди, прошедшие в верховьях самой реки или ее крупных притоков, причем вода может подняться через 1-2 дня после плохой погоды, когда уже давно светит солнце, а если вы вышли или почти вышли из гор, то о дождях можете даже и не догадаться. В таком случае вода мутная, и она скорее всего начнет спадать через 2-3 дня. Высокая вода благодаря большой скорости течения делает плавание более динамичным и в основном облегчает прохождение реки на плоту. Заливаются шиверы и перекаты, от труднопроходимых нагромождений камней остаются лишь высокие волны, около прижимов появляются широкие проходы, позволяющие оставить стену далеко в стороне. Усложняются только некоторые узкие участки реки: каньоны, пороги с отвесными берегами, скальные ворота. Такие места в высокую воду по описаниям проходить нельзя, их нужно осматривать.

Межень, или средняя вода. Галечные отмели на внутренних берегах поворотов довольно обширны, но в воду уходят полого. На отмелях, даже недалеко от воды, встречаются мелкие пучки свежей травки. К внешнему крутому берегу вода подходит вплотную. На шиверах в середине реки много подводных камней, надводных значительно меньше, они группируются у берегов. Попадаются сухие протоки, галечное дно которых поросло редким кустарником. Эти протоки отделяют несуществующие острова, которых гораздо больше, чем настоящих. Межень - обычное состояние реки.

Низкая вода. Значительная часть пространства между заросшими лесом берегами занята галькой, по которой в хорошо выраженном корыте, извиваясь и кое-где разбиваясь на протоки, течет река. Галька уходит в воду круто, местами образуя аккуратные невысокие откосы, напоминающие берега каналов. Отмели встречаются даже у внешних берегов поворотов, а под бомами нередко можно пройти пешком. В реке много надводных камней, валуны лежат прямо на не залитой водой гальке. На бомах над уровнем воды заметна граница, выше которой растут мхи и лишайники. Между камнями около воды пучков травы не встречается, трава появляется лишь дальше, где-то на полпути до леса. Островов почти нет, все протоки сухие. Для низкой воды характерна неравномерная скорость течения: река медленно течет на плесах и оживляется на перекатах или шиверах. Низкая вода бывает в засушливые годы, особенно к концу лета. На быстрый подъем воды надеяться бесполезно, разве что уже начались обложные дожди. Низкая вода на малой реке - это в основном работа вагами на каменистых мелях, большая же река в малую воду может стать опаснее, чем в межень: у нее еще вполне хватает сил, чтобы в случае ошибки лоцмана перемолоть плот, а камней в русле гораздо больше.

Перечисленные признаки не являются строгими и однозначными, но если помнить о них, то у вас скоро выработается правильное представление об уровне воды в реке.

Об авариях и безопасности плавания.

Многие ошибочно считают, что аварии возникают лишь на самых сложных участках реки, и, если экипаж подобные места уже проходил, он наверняка успешно пройдет всю реку. Авария может случиться почти на любом отрезке реки. Так, в практике автора около половины аварий (следствием которых были затопление плота и потеря времени от нескольких часов до нескольких суток) произошли не на опасных порогах, а там, где меньше всего ожидались осложнения. Это и понятно. Во-первых, трудно всю реку проходить с таким детальным просмотром и напряжением сил и внимания, как на сложных порогах; во-вторых, хотя насыщенность неожиданными сложными препятствиями "простых" участков реки невелика, но, поскольку эти участки нередко тянутся сотни километров, "неплановых" препятствий на сложной реке набирается порядочно. Ошибка в обходе камня (единственного по всей ширине реки), неожиданно вынырнувший из-за крутой излучины завал, под который ушла вся струя, - вот уже и авария. Особенно много аварий на простых местах бывает в результате ослабления внимания, сразу после сложных участков. Помните об этой особенности человеческой психики.

Чтобы мелкие аварии не превращались в крупные, не давайте застать вас врасплох. Пока река не вышла из гор, будьте постоянно готовы к посадке на камень, удару в стену или встрече с завалом. Не плывите с развязанными непромокаемыми мешками или с незакрепленными рюкзаками, ведрами, валяющимися ботинками, свитерами. Не плывите в одних трусах. Имейте на себе хотя бы рубаху, кеды и брюки с ножом, а также спичками, документами и деньгами, завернутыми в непромокаемую упаковку: кто знает, сколько дней придется добираться до людей, если перевернутый плот унесет вниз или если он останется висеть посреди шиверы? Особенно внимательно относитесь к надувным жилетам. Если река еще сложна, не отвязывайте швартовый конец, пока все жилеты не застегнуты, и не расстегивайте их, пока плот не пришвартован.

Все эти правила подчас бывают обременительными, особенно для человека, находящегося в отпуске. Если плавание проходит без аварий, про них забывают, и лоцману или руководителю даже приходится прибегать к нажиму, чтобы они выполнялись. Опасности быстрых рек часто не очевидны. Все знакомы с водой, но далеко не все прочувствовали на своей шкуре огромную силу быстрого потока, и вот физически сильный, но неопытный в плотовом деле парень начинает "гнуть свою линию" поперек лоцманской. Пожалейте лоцманов! Рисковать собой легко, рисковать 5-10 товарищами, особенно если знаешь, что риск не оправдан, очень трудно. Это большая дополнительная психическая нагрузка, и за день она изматывает сильнее, чем ходьба под рюкзаком. Не спорьте с лоцманом по поводу мероприятий, касающихся безопасности плавания; вы находитесь в неравных условиях, и вам казаться смелым намного проще. В таких спорах вы ведете нечестную игру. Выполните без разговоров то, что требует лоцман. Если же вы с чем-то не согласны и непременно хотите обсудить некоторые мероприятия и распоряжения по безопасности, сделайте это не на плоту, а у вечернего костра, лучше после ужина.

При разумном подходе к делу, учитывая огромное разнообразие ситуаций, предоставляемых рекой, нельзя быть абсолютно уверенным, что сложное препятствие будет пройдено. Единственное, что можно сделать, - это принять меры, чтобы уменьшить вероятность аварии и не допустить слишком тяжелых последствий, если она произойдет. Меры нужно принимать всегда, хотя аварии бывают далеко не каждый раз, и тем реже, чем больше разумных мер принято. Непонимание этого - основная причина встречающихся разногласий между наиболее горячими членами экипажа и лоцманом. В качестве завершающего удара в таких случаях лоцману говорят: "Ты все боялся, что сядем, а мы прошли". Подобные обвинения совершенно неграмотны. Лоцман говорил не о том, что плот наверняка сядет, но о том, что вероятность посадки, интуитивно оцененная им, слишком велика, и это уже достаточный довод, чтобы разведать подробнее путь или искать другой. То, что в данном случае плот прошел, не говорит в пользу безопасности обсуждавшегося варианта: ведь один раз уцелеть можно и в авиационной катастрофе.

Пусть вероятность благополучного прохождения шиверы равна 98%. Если это препятствие на реке единственное, вы можете быть уверены, что пройдете реку до конца. Даже когда подобных препятствий 5, все равно вы будете терять плот примерно раз в 10 лет. Но если таких препятствий на реке 100, то из каждых 8 групп без аварий пройдет в среднем одна. Река будет производить впечатление непроходимой, хотя ничего сверхъестественного на ней нет. Как правило, сложные реки отличаются от средних в основном не какими-то "вычурными" порогами, требующими особых маневров, а "лишь" очень большим количеством обычных порогов и шивер, которые губят своей массовостью. Для надежного прохождения такой реки вероятность аварии на каждом пороге, в 2% уже не годится, ее нужно уменьшить раз в 10 за счет более опытного экипажа, аккуратного ведения плота и внимательного просмотра сложных мест. Не поддавайтесь искушению не обращать особого внимания на очередную шиверу, поскольку впереди их еще несколько десятков. Именно поэтому обследуйте каждую шиверу, если, конечно, вы поставили целью пройти реку до конца, а не просто покачаться на волнах, пока везет. Парадокс сложных рек в том и состоит, что труд, затраченный на подготовку, просмотр пути, обеспечение безопасности, увеличивается не пропорционально числу порогов, а значительно быстрее, хотя на первый взгляд это не очевидно.

Серьезный враг плотовых походов - спешка. Выбиться из графика легко: нелетная погода на подъезде, потеря плота, резкое ухудшение погоды, дождь или сильный паводок, сделавшие плавание невозможным или слишком опасным, - и вот уже дефицит в 2-4 дня. Давление времени очень существенно, и, как бы вы ни противились ему, оно заставит вас уменьшать оценки сложности и опасности препятствий. А результат - большое число аварий из-за попыток проскочить без осмотра трудные участки. Поэтому при планировании путешествия по сложной реке оставьте про запас 4 дня, которых практически достаточно для пережидания нелетной погоды или постройки второго плота. Если же вы все-таки попали в цейтнот - боритесь с искушением "гнать без просмотра". В нижнем течении реки вполне можно наверстать 1-2 дня, если идти по 12-15 часов в сутки.

Сильно повышает безопасность плавания надувной жилет. Конечно, плавают и без них и сложные пороги проходят, но до случая. Пока вы на плоту, в общем-то безразлично, в жилете вы или нет, без него даже удобнее. Но печальная статистика показывает, что человек, оказавшийся без жилета за бортом в пороге или на большой шивере, почти наверняка не выплывет, будь он даже пловцом-разрядником. Беспорядочные волны, сразу сбивающие дыхание, мощные завихрения, тянущие руки и ноги в разные стороны, а периодическая затягивающие под воду и всего пловца, низкая температура воды, чувствительные удары о камни быстро лишают человека самообладания, заставляя беспорядочно работать изо всех сил, которых хватает ненадолго. Случаи, когда люди тонули в жилетах, редки. Имея большую плавучесть, жилет не позволяет завихрениям утянуть человека под воду, дает ему возможность держаться на поверхности с переломом руки или ноги и дышать даже в полубессознательном состоянии. Опытные плотовики серьезно относятся к индивидуальным спасательным средствам. Они подчас не удовлетворяются серийными жилетами. Высказываются пожелания увеличить подъемную силу жилета, чтобы он быстрее вытаскивал на поверхность человека, накрытого волной, лучше держал на вспененной воде. Существует стремление сообщить плавучесть ногам, чтобы их не било о камни, и т. д. Словом, все соображения касаются улучшения качества жилетов, а не отказа от них.

Жилеты можно сделать самому из медицинских резиновых кругов или сшить из любой крепкой ткани, набив специальные закрывающиеся полости на груди и спине брусками из пенопласта, полунадутыми волейбольными камерами и т. п. Только предусмотрите у такого жилета лямку, проходящую между ногами, иначе на воде вы из него выскочите. На не очень опасных реках можно использовать велосипедные камеры (еще лучше камеры от мопедов), надетые крест-накрест на груди и вокруг пояса: 2-3 камеры хотя и не держат человека целиком, но значительно облегчают плавание. Не цепляйте к поясу волейбольных камер в авоськах. Во-первых, они не прилегают плотно к телу и будут сорваны, как только вы зацепитесь, например, за подгребицу или корягу; во-вторых, когда камеры закреплены в области пояса, то поплывете вы отнюдь не кверху головой.

Оказавшись в воде, возможно быстрее плывите к плоту (если, конечно, он тоже плывет, а не висит на камне). Потеряете время, окажетесь в другой струе - и догнать плот удастся не скоро. Оставшимся на плоту нужно всеми средствами способствовать быстрейшему возвращению незадачливого товарища: подать шест, кинуть веревку с чурбачком на конце, прыгнуть за ним, держа в руках (или в зубах) веревку. На сложном участке лоцман и загребной при этом должны оставаться на гребях.

Если догнать плот не удалось или он застрял выше, не пытайтесь подплывать к берегу на шивере - изобьет о камни. Повернитесь лицом по течению, примите сидячее положение, выставьте вперед согнутые в коленях ноги и, балансируя руками, следите за волнами и дыханием, ибо основная ваша задача - "не нахлебаться", сохранить бодрость духа. Будучи накрыты большой волной или попав в водоворот, не боритесь с водой, чтобы выбраться на поверхность (с этим прекрасно справится жилет), а экономьте воздух. Человек, который не двигается, может легко задержать дыхание на 0,5-1 минуту, в то время как при интенсивной физической работе воздуха едва хватает на 10-15 секунд. Когда шивера кончится, взгляните вперед - не видно ли рядом новой, и плывите к берегу, не быстро, экономя силы. Плывите просто поперек течения, гоните из головы мысль о том, что нужно выйти на какой-то береговой ориентир: вас довольно скоро начнет проносить мимо него, и вы, сами того не замечая, будете сильнее плыть против течения, подгоняемые опасением, что вас относит от берега.

На сложных реках для защиты головы применяют шлемы. В шлеме можно спокойно работать при снятии плота с камней, когда в пылу азарта при неудачных манипуляциях с вагами и гребями некоторым головам иногда здорово достается. Шлем может оказать неоценимую услугу пловцу, которого тащит вдоль выступов скал, при падении на скользких камнях, перевороте плота. Хорошо защищает от ударов велошлем: он легкий, компактный, в нем все слышно. Надежнее предохраняет голову хоккейная каска, нужно лишь усилить ремешки, чтобы она не соскакивала; однако каска менее удобна при транспортировке. Мотошлем слишком тяжел и громоздок, намокает, и в нем ничего не слышно. Он рассчитан на значительно более сильные удары, чем те, которые можно ожидать на реке, и применение его вряд ли оправдано. Каски строителей защищают голову лишь сверху, а за поля, имеющиеся у некоторых моделей, первый же зацепивший камень сдернет каску с головы.

Коварная помеха для плавания на плоту - холодная, дождливая погода. Если участок реки не сложный, греблей не согреешься, ноги мокрые, за шиворот течет, ветер выдувает остатки тепла. Сперва бывает просто холодно, потом начинает бить дрожь, а через несколько часов (еще хуже, если это длится несколько дней) холод сковывает организм. Человек делается вялым, сильных четких движений уже не получается, наступает безразличие, чувство опасности притупляется до удивления. Если экипаж дошел до такого состояния, любая незначительная авария может обернуться бедой, ибо попавшего в воду человека холод доконает совсем. Ноги, начиная от коленей, становятся бесчувственными, неуправляемыми деревяшками, пальцы не слушаются, невозможно держать топор или вагу, не говоря о мелких предметах; все тело бьет крупная дрожь. Некоторые уже не способны к борьбе, воля их подавлена. В холодную, мокрую погоду без крайней необходимости не плывите больше 1,5-2 часов подряд. Пристаньте, 20-30 минут быстро походите по берегу, где нет мокрого кустарника: беготня не помогает - запыхаешься, а теплее не делается. Можно разжечь костер (обязательно большой), обсохнуть, но потом все равно лучше быстро походить, чтобы разогреть мышцы. После этого можно ехать дальше. На ходу, не дожидаясь, пока замерзнете, все время старайтесь шевелиться, приседать, перешагивать с ноги на ногу, имитируя подъем по лестнице, напрягать по очереди разные мышцы, спокойно работать гребями, двигаясь вправо-влево. Это может показаться немного смешным, но, когда сильно продрогнешь, становится не до смеха. Даже в относительно теплые районы, типа южной части Сибири, берите пару свитеров и резиновые сапоги.

Сапоги являются спорной деталью одежды из-за опасения, что в случае аварии в них не выплывешь. Поэтому часто на плоту плавают в кедах. Однако, если на вас надет жилет, вы не утонете и в сапогах. В то же время в холодную погоду сапоги сохраняют работоспособность и хорошее настроение, а поскольку аварии не сводятся только к падению за борт, то отсутствие боли в застуженных ногах, пояснице и неугнетенная холодом психика практически имеют гораздо большее значение для безопасности, чем возможность быстро поплыть, оказавшись за бортом. Берите с собой и кеды и сапоги. Если вес снаряжения ограничен, можно склеить из детской клеенки непромокаемые чулки, надеваемые внутрь кед, или бахилы с подошвами от калош. Еще лучше защищают от холода штаны из прорезиненной ткани.

До сих пор говорилось о том, как вести плот, чтобы не возникало аварийных ситуаций. Ну а если такая ситуация оказалась реальной? Что делать, чтобы не дать аварии перерасти в катастрофу?

Начнем с прижимов. Если вас подтащило совсем близко к стене и вот-вот ударит, быстро выдвиньте возможно дальше на плот переднюю гребь и крепче держитесь - при неровной стене удар будет ощутимый. Сразу после удара (а если у вас нет надежды, что проскочите, то еще до удара) отводите задней гребью корму от стены: хуже, когда плот прилепит бортом, а затем и днищем к стене; пусть лучше он ударится передним углом и начнет разворачиваться. Если это получилось, то после того, как плот прошел положение поперек реки, задней гребью не подпускайте корму к стене. Скорее всего вам это удастся; при неудаче выдерните кормовую гребь, а носовую вставьте и повторите маневр.

Если плот все-таки прижало и притопило, переползайте повыше на бревна, которые не ушли глубоко под воду, и крепче держитесь - вероятно, плот тут же снимет. Хуже, если его прижало днищем к скале, поставив на ребро, и начало разворачивать в вертикальном положении вокруг носа: тогда весь экипаж после разворота может оказаться зажатым между плотом и стеной. В таком случае, не имея возможности выскочить на скалу, быстрее покидайте судно.

В отличие от попадания в прижимы посадка на камень - очень распространенная авария плота. Камень могут видеть не все, так что лоцман должен предупредить экипаж об ударе, например командой "Держись!". Непосредственно перед ударом нужно поднять греби: текущая вода так неожиданно и сильно на них наваливает, что может поломать гребь или крепко прижать, а то и выбросить за борт кого-нибудь из гребцов. Удар о камень редко бывает сильным; камни обычно пологие, и плот останавливается не мгновенно: больше похоже на резкое торможение автомобиля, чем на удар его о столб. Опасен не столько сам удар, сколько то, что за ним последует. А последует вот что. Вода, до сих пор почти стоявшая относительно плота, вдруг оказывается несущейся с огромной скоростью. Это не скорость, к которой вы привыкли, переходя вброд горные речки (там глубина небольшая и воду держат завихрения вокруг камней на дне).

Здесь же, если вас угораздило налететь на здоровый валун и глубина реки 2 м, верхние слои воды скользят по нижним и скорость течения такая, что часто не хватает сил опустить в воду ногу хотя бы до колена. Поэтому первое, что нужно делать всему экипажу (в основном индивидуально), - стараться, чтобы его не смыло. Не дожидайтесь, пока плот в момент удара о камень остановится и затонет. Крепче хватайтесь за что можете и перебирайтесь на сторону плота, обращенную к камню: она останется на поверхности. При этом не забывайте о гребях, которые все равно должны быть подняты. Конечно, далеко не все посадки на камни такие жестокие, плот может и не затонуть, а при малой глубине или малой скорости наверняка не затонет, но не злоупотребляйте кажущимся благодушием реки.

После того как плот замер и положение ваше стабилизировалось, прежде всего нужно успокоиться. Обычно народ на шивере разгорячен, посадка на камень - удар по психике, на который редко кто реагирует спокойно: кажется, чуть толкни плот, и он пойдет дальше, только сделать это надо возможно быстрее (рекомендации действовать быстро встречаются даже в литературе). И вот уже половина команды повыскакивала на соседние камни, все, кто куда, пихают плот, кого-то уже унесло вместе с вагой, чьи-то старания увенчались успехом, плот качнулся, его уже разворачивает и... намертво припечатывает ко второму камню.

Успокойтесь, обдумайте положение. Определите, каким местом сидит плот. Прикиньте, как можно снять его с камня, куда двигать, чтобы не посадить сразу на два камня носом и кормой (тогда снять его будет значительно труднее, если вообще удастся). Выберите способы страховки, если она нужна. Наметьте персонально, кто будет стоять на гребях сразу, как только плот пойдет, чтобы, воспользовавшись его малой скоростью в самом начале, обойти камни, ожидающие вас чуть ниже, и выйти на намеченный маршрут. После этого можно приступать к работе.

Трудно дать четкую программу снятия плота с камней, так как ситуации бывают очень разнообразны. Успех в большой мере зависит от фантазии экипажа, от того, насколько предлагаемые решения технически грамотны: ведь приходится иметь дело с конструкцией, весящей не одну тонну, и с напором воды в несколько сот или тысяч килограммов, так что принцип "сила есть - ума не надо" имеет успех далеко не всегда. Вот некоторые приемы, взятые из практики.

Когда позволяют глубина и скорость воды, вылезайте с плота почти всем экипажем, берите ваги и двигайте судно в нужном направлении. Если камень находится не под средними бревнами и плот не прижало, разверните его гребями и вагами так, чтобы он встал поперек реки, а борт, ближе к которому находится камень, был выше по течению. Если плот не шевелится, из запасной греби или снятого со шпонки крайнего бревна сделайте "оплеуху", уперев бревно концом в ронжину или подгребицу и привязав его в этом месте, а другой конец отпустив на веревке (веревку травите через подгребицу или бревна става, сделав 2-3 полных оборота, иначе не удержите). Если основная струя идет в стороне, запустите бревно в нее на двух веревках, привязав их за концы бревна. Изменяя длину веревок, можно менять угол атаки бревна, загоняя его в струю, как воздушный змей. Сила тяги такого бревна или "оплеухи" при хорошем течении может достигать нескольких сот килограммов. Если камень подводный, плот к нему не прижат и может качаться, попробуйте раскачивать его, перемещаясь всей командой с носа на корму, а также крутить в разные стороны, работая гребями. Плот касается камня не в одной точке, а по значительной площади и при раскачивании и вращении плота, если при этом на него постоянно давит течение, из-за смятия древесины площадь касания постепенно смещается. Затопите часть плота - может быть, усилившееся давление воды на эту часть снимет его. Если вы сидите на большой шивере и плот раскачивают волны, используйте моменты подъема отдельных частей плота, чтобы между камнем и плотом загонять ваги, стремясь к тому, чтобы плот в конце концов лежал не на камне, а на круглых скользких вагах.

Рис. 40. Ворот для снятия плота с камней.


При небольшом расстоянии до берега, что часто бывает на порогах, существенную помощь застрявшему плоту окажут оставшиеся на суше. К ним можно спиннингом закинуть грузило, с помощью миллиметровой лески перетянуть веревку и наладить навесную или плавучую переправу для людей и вещей. Можно сделать из двух карабинов полиспаст (см. рис. 7) и тянуть плот в нужную сторону. Мощным орудием для снятия плота с камней является ворот (рис. 40). Бревно, служащее барабаном, укрепляют на веревочных петлях или упорах позади двух близко растущих деревьев примерно в 1 м от земли. Для уменьшения трения соответствующие участки ошкуривают. Рычаг крепят веревочной петлей, которую после нескольких оборотов вокруг барабана привязывают к сучку. Если после освобождения плота течение может понести его в сторону, позаботьтесь, чтобы при изменении направления усилия барабан не сорвало с креплений. Этой цели служит третье деревце, показанное на рисунке ближе к берегу. Сильно прижатый плот лучше тянуть не поперек течения, а больше вверх по реке, т.е. не двигать плот вдоль камня, а стараться оторвать от него. Тогда, заведя на берег вторую веревку, можно сдвинуть судно с камня. Группы, постоянно плавающие на плоту, могут изготовить легкий тройной полиспаст с блоками под репшнур, имеющими диаметр около 80 мм. Иркутские водники, впервые применившие на практике это приспособление, почти совсем перестали терять плоты на камнях.

Ворот или полиспаст могут обеспечить силу, превышающую прочность основной альпинистской веревки, а капроновая, обладая значительной упругостью, запасает в себе энергию в количестве, вполне достаточном, чтобы изувечить человека. Поэтому руководитель работ должен строго следить, чтобы никто не находился близко к линии натяжения веревки. Для этого барабан ворота должен быть длинным, а полиспаст нужно тянуть несколько в сторону. Людей на плоту быть не должно.

Оставшиеся на суше при наличии веревки могут помочь добраться до берега покидающим плот вплавь. Если даже в данный момент никакой реальной помощи с берега оказать не удается, то уже само сознание, что там есть люди, которые о вас знают, придает силы. Поскольку на суше часто остаются наименее опытные члены группы, не забудьте их предварительно проинструктировать, как нужно поступать в случае наиболее вероятных аварий. Потом этого сделать не удастся: за шумом порога не слышно ни голоса, ни свиста. Вся связь будет осуществляться только жестами (об основных сигналах тоже договоритесь) и в лучшем случае перекинутой или переправленной по спиннинговой леске записке. Кстати, если достать до берега спиннингом не удается или его нет, можно для связи попытаться завести на берег кораблик-дощечку, работающую по принципу водяного змея, которым пользуются на севере для ловли рыбы. Когда вещи едут на плоту, береговая команда должна оставить у себя куртки, топор, спички, карандаш с бумагой, веревку подлиннее.

Если плот целиком сдвинуть не удается, пробуйте снимать со шпонки отдельные бревна или в качестве последней меры перерубите одну или обе шпонки где-нибудь у середины, предварительно продумав, как быстро скрепить плот после того, как он снова пойдет.

Съемка плота с камня продолжается от 10-15 минут до 2-3 часов. Не расстраивайтесь от первых неудач, пробуйте другие способы. По опыту автора, даже без помощи с берега менее 5% посадок на глубоких местах заканчивалось потерей плотов, в остальных случаях их удавалось снять. Снимая плот на большой реке с быстрым течением, не забывайте о страховке работающих. Иногда вполне достаточно просто крепко держать человека за куртку у плеча. Веревкой пользуйтесь очень осмотрительно. Помните, что человек, полоскающийся на быстром течении на веревке, почти не может дышать из-за того, что его периодически топит, а подтянуть его обратно зачастую не под силу даже двоим. Хороший пловец, затянутый под плот, который застрял на глубокой реке, вынырнет с другой стороны, а если он привязан коротким страховочным концом, то останется под плотом до тех пор, пока кто-нибудь не догадается обрубить конец. Однако даже выплывший нахлебавшийся человек уже совсем не тот, что свежий. Поэтому, если вы привязали кого-нибудь за веревку, то, прежде чем он начнет работать, договоритесь, кто что будет делать в случае его срыва. Когда ожидается длительная работа по съемке с камня, ваги и топор привяжите на 2-З-метровых концах.

Только после того, как перепробованы все пришедшие в голову способы, начинайте эвакуацию. Если людей на берегу нет, а он близко, пусть туда доберется один из хороших пловцов. Тогда можно будет наладить навесную переправу или переправлять людей и вещи вплавь маятником, закрепив веревку на берегу. При такой переправе на быстром течении плыть лучше в сидячем положении лицом вниз по реке, прицепив основную веревку к грудной обвязке не на груди, как обычно, а на спине - тогда дышать удается в течение почти всей переправы. Веревку на берегу крепите так, чтобы ее в любой момент можно было освободить. Точка закрепления должна располагаться возможно выше: если веревка во время переправы зацепится за камень в реке, человек может захлебнуться. Передавать конец обратно на плот можно с помощью миллиметровой спиннинговой лески - она выдерживает. Если веревки до берега не хватает, надуйте и завяжите все непромокаемые мешки, обрубите крепления багажника, сделайте из вещей плотный тюк и, держась за него, пускайтесь в плавание с надеждой где-нибудь на длинном плесе пристать к берегу. К этому способу, прибегайте в последнюю очередь: на сложной реке он потребует большого напряжения и физических и моральных сил.

Очень удобна для эвакуации 2-З-местная надувная лодка. Ее можно держать в сложенном виде среди вещей (а на большом плоту - надутой, привязав кверху дном поперек судна позади передней подгребицы). Кроме аварийных ситуаций лодку применяют для просмотра порогов с противоположного берега, рыбалки в омутах, фотографирования плота на ходу со стороны. Поэтому при возможности берите в сложный поход такую лодку, не бойтесь увеличить вес снаряжения еще на 10 кг. Вместо лодки можно взять надувную байдарку типа "Саламандры", которая хотя и хуже ведет себя на волнах, но в более спокойной воде удобна.

Эффектная авария - переворот плота. Сам по себе он, как правило, не опасен. Плоты переворачиваются только на больших волнах, где идет мощная струя и глубина составляет несколько метров. Если плот опрокинулся на сливе, за которым хороший улов, а весь экипаж имеет жилеты, то это лишь внесет разнообразие в поход. Хуже, когда переворот произошел на длинной шивере и потерявший управление плот несколько километров будет прыгать через камни, теряя детали и рюкзаки. Такая авария может кончиться плохо. Твердое правило, которого нужно придерживаться, если плот перевернулся, - возможно быстрее снова забраться на него: зазевавшихся течение быстро оттащит в сторону. Солидный запас плавучести плота позволяет безопасно проплыть на нем через оставшиеся валы слива, нужно лишь крепко держаться за бревна и друг за друга. Если волны не очень большие, лучше встать во весь рост, взявшись за плечи. Когда река успокоится, можно подумать о причаливании (если плот еще не сел) или о переправе на берег. Бывалые плотовики вытесывают и привязывают вдоль бортов 2-4 небольших весла-лопатки, которые можно легко достать с перевернутого плота и на спокойном участке подгрестись к берегу. Практика показывает, что люди после переворотов до берега в конце концов добирались, а вот спасти плот и вещи удавалось не всегда. Поэтому при прохождении мощных сливов, на которых существует реальная опасность переворота, организуйте страховку плота ниже порога. Лучше всего это делать с помощью надувной лодки или байдарки, на которой можно завести на берег швартовый конец.

Как уже говорилось, снятие плота с камня или переправа на берег могут потребовать 2-3 часа, так что на сложных участках реки не плывите до темноты, а приставайте на ночлег, имея в запасе хотя бы 2 часа светлого времени. Для компенсации этого придется раньше отчаливать и соответственно раньше вставать. Чтобы привыкнуть к такому распорядку, переводите часы и живите по собственному "декретному" времени, установив его так, чтобы темнело примерно в 23.30.

С точки зрения безопасности определенные преимущества имеет плавание группой в 2-3 плота, конечно, если они не слишком маленькие и на каждом есть достаточно опытный лоцман. Хотя при этом мелкие аварии случаются чаще, но не допустить перерастания их в крупные будет легче. Появляется возможность выставить ниже порога страховочную группу, в случае посадки плота - организовать квалифицированную помощь с берега, догнать плот, с которого после переворота или прижима к стене смыло команду. Группа не окажется в бедственном положении, если с застрявшего плота не удастся снять вещи. Недостаток такого способа плавания - большая затрата времени на изготовление плотов, на прохождение разведанных участков реки по очереди (чтобы реализовать преимущества группового плавания), на различные мелкие аварии и неполадки, задерживающие всю группу. Это нужно иметь в виду при планировании времени, чтобы потом не пришлось устраивать гонку, и в любом случае не плавать группами более чем в 3 плота.

Расстояние между плотами на ходу следует держать таким, чтобы были видны маневры судна и жесты экипажа. Тогда путь для всей группы выбирает лоцман первого плота, а последующие идут за ним в кильватер. Наблюдая сзади за работой на первом плоту, легко вводить необходимые поправки (принять больше в сторону, начать грести пораньше и т. д.), в результате плавание на втором и третьем плотах становится безопаснее. Соответственно и требования к лоцманам ведомых плотов могут быть ниже. Догонять на плоту трудно, а иногда и невозможно, а подождать, выйдя из струи, про- сто. Поэтому за правильную дистанцию между любой парой плотов должен отвечать плот, идущий впереди. Свободному от гребей члену экипажа или одному из кормовых гребцов поручается следить за дистанцией и сигналами идущего сзади плота, докладывать лоцману обо всех изменениях и подавать сигналы на задний плот. За поведением переднего плота лоцман следит сам. Сигнализация между плотами осуществляется отмашкой руками, а при большем расстоянии - тряпкой. На голос не надейтесь: уже в нескольких десятках метров часто ничего не слышно. Дальше, чем голос, слышен милицейский свисток - им можно пользоваться для привлечения внимания. Основных сигналов нужно не много. Это - "Внимание, впереди опасность!", "Иди правее (левее) меня!", "Срочно приставай к правому (левому) берегу!", "Увеличь (сократи) дистанцию!".

В нижнем течении, где река становится проще, плоты можно объединить в один - или временно, связав их бортами, или постоянно, соединив цугом. Стыковать плоты лучше вершинами бревен, оставив более мощные комлевые подгребицы для работы. Плоты удобно соединять двумя нетолстыми бревнами, расположенными по бортам и врубленными, а затем привязанными к шпонкам или ронжинам. Бревна могут лежать сверху шпонок или ронжин (что хуже) или плавать в воде и крепиться за выступающие в стороны концы шпонки или ронжины. Чтобы в этом случае связующие бревна не соскакивали вбок при работе обеих гребей в одну сторону, их нужно еще привязать в 1-2 местах к крайним бревнам ставов. Хорошо и более простое крепление, когда ставы вплотную привязывают один к другому за соседние шпонки в 2-3 местах 5-миллиметровым тросиком или прочной веревкой.

Надувные плоты.

С 60-х годов широкую популярность среди туристов-водников приобрели так называемые "надувные плоты", грузоподъемность которых в основном обеспечивается за cчет автомобильных камер или других заполненных воздухом мягких емкостей, прикрепленных к сравнительно легкой раме. Сверху к раме крепятся подгребицы и настилается палуба из жердей. Основной недостаток таких плотов - они требуют больше денег, времени и сил на приобретение "плавсредств" и доставку их к реке. Однако благодаря малому весу надувные плоты по сравнению с деревянными имеют лучшие "мореходные" качества, а для их постройки не нужен хороший сухостой. Последнее позволяет плавать как по интересным рекам таежной зоны, где в местах с удобными подходами уже почти не осталось сухих деревьев, так и по рекам Крайнего Севера и даже юга нашей страны, текущим в безлесных зонах.

Конструкция.

Баллоны. Для надувных плотов чаще всего используются отслужившие свой срок автомобильные камеры. Разрывы в них вулканизируют или заклеивают резиновым клеем общеизвестными методами. Поверх наклеенной заплаты, особенно если дыра была большая, накладывают бандаж из любой материи или хотя бы из веревки. Таким путем удавалось восстанавливать камеры с полуметровыми разрывами. Выгоднее брать камеры больших номинальных размеров: они изготовлены из более толстой резины (что повышает их прочность) и обычно имеют большее отношение объема (т. е. грузоподъемности) к собственному весу. Однако очень большие камеры, например от трактора "Беларусь", неудобны конструктивно: при укладке их в один ряд плот получается узковатым, а в два - слишком широким. Хорошо ложатся в два ряда камеры от грузовиков ЗИЛ, МАЗ и КрАЗ, причем первые удобнее использовать для плотов на 3-5 человек, вторые и третьи - на 8-10 человек. Чем сильнее накачана камера, тем больше ее грузоподъемность, но тем больше и опасность разрыва при посадке плота на камень. Поэтому, если в реке ожидается много камней, нужно брать больше камер и надувать их слабее, а если стремнина реки чистая, можно камеры накачивать сильнее и ограничиваться меньшим их числом, что важно при протяженной пешей части путешествия.

Основные параметры наиболее удобных и часто используемых камер сведены в таблицу, а обозначения размеров показаны на рис. 42.

Параметры камеры\Марки автомобилейЗИЛ-150
ЗИЛ-130
МАЗ-200
МАЗ-205
МАЗ-500
КрАЗ-219
МАЗ-502
КрАЗ-214
Обозначение шины260-2012,00-2015,00-20
Грузоподъемность, кг (объем, л)125200300
Наружный диаметр накачанной камеры, м1,051,151,25
Высота H накачанной камеры, м0,250,320,38
Вес, кг4,27,09,0

При отклонении в толщине резины разница между фактическим весом и его табличным значением может достигать 1 кг. Размеры камеры зависят от того, как она накачана. Объем тела растет пропорционально кубу его линейных размеров, поэтому при растяжении резины в каждом направлении всего на 15% объем и грузоподъемность камеры увеличиваются примерно в 1,5 раза. В таблице приведены значения размеров и грузоподъемности, которые получаются при средней степени накачки камеры. Сильное местное сжатие такой камеры при переезде плота через камень не вызывает ее разрыва.

Вполне возможно, что по мере накопления опыта камеры будут накачивать сильнее, повышая тем самым их эффективность. Уже сейчас есть опыт плавания на камерах МАЗ, накачанных до 240 л.

Для определения грузоподъемности накачанной камеры удобнее всего замерить портняжным сантиметром длины окружностей L и l (см. рис. 42) и вычислить объем по формуле:

где:

Если обмеривалась ненакачанная камера, то полученную по формуле величину объема нужно увеличить в 1,5-1,8 раза для учета растяжения резины.

Оценить грузоподъемность камеры можно и по ее паспортными данным. Размер автомобильной шины определяется двумя числами, которые отлиты на боковой поверхности камеры и покрышки и приводятся в автомобильных справочниках. Первое из них обозначает ширину профиля шины и примерно равно высоте H накачанной в свободном состоянии камеры (см. рис. 42), а второе - посадочный диаметр обода колеса - практически равно внутреннему диаметру d накачанной камеры. Если любое из чисел находится в интервале от 130 до 800, то данная величина измерена в миллиметрах, а если оно лежит в интервале от 5 до 35, то величина измерена в дюймах (1 дюйм равен 25,4 мм).

Пример. Шина 260-20 имеет ширину профиля 260 мм и посадочный диаметр 20 дюймов (510 мм), т. е. H=0,26 м, d=0,51 м.

При ориентировочной оценке веса камеры можно считать, что он в 20-30 раз меньше ее грузоподъемности.

Хорошая норма грузоподъемности баллонов для надувного плота - 200 кг на каждого члена экипажа, Это число учитывает вес не очень тяжелой рамы, подгребиц, гребей, настила из сухих жердей, рюкзаков и обеспечивает достаточный запас плавучести. Если конструкция плота сильно отличается от общепринятой, необходимую грузоподъемность придется подсчитать особо.

Для накачивания камер нужно взять с собой автомобильный насос (у мотоциклетного слишком малый объем). В случае поломки или утраты насоса выйти из положения можно следующим образом. Вывинтив золотники, надувают 2 камеры ртом насколько возможно, затем соединяют резиновой трубкой вентили обеих камер и, встав на одну из них, перегоняют воздух во вторую.

Вентиль камеры имеет наружную резьбу для присоединения шланга насоса и внутреннюю для крепления золотника (клапана, не позволяющего воздуху выходить обратно). Для защиты золотника от засорения на вентиль навинчивается колпачок. Верхняя часть кол- пачка, имеющая шлиц, служит ключом для завинчивания золотника. У старых камер наружная или внутренняя резьба может быть повреждена, поэтому ее нужно заблаговременно проверить и, если необходимо, выправить. Накачивать камеры быстрее и легче без золотника, что вполне возможно, так как большинство автомобильных насосов имеет собственный обратный клапан. Если при завинчивании золотника из камеры вышло слишком много воздуха, ее повторно поддувают уже с золотником. Поскольку во время этих операций золотники нередко тонут или проваливаются в щели между камнями, их нужно взять с запасом. Если резьба вентиля повреждена настолько сильно, что выправить ее не удалось, можно надеть на вентиль отрезок резиновой трубки, закрепить шпагатом или проволокой и, накачав камеры, перевязать трубку, согнув ее пополам, как у футбольного мяча. Опустив вентиль в воду, проверьте его герметичность. Надутые камеры не оставляйте на солнце - от перегрева они лопаются. При качке на волнах камеры трутся о прилегающие детали рамы плота, в результате сучки и неровности коры постепенно "проедают" напряженную резину, поэтому при постройке плота соответствующие детали рамы нужно зачищать топором.

Для ремонта поврежденных камер необходимо иметь резину для заплат (кусок камеры), рашпиль (шкурку или самодельную терку из консервной банки), резиновый клей (100-200 г для каждого большого разрыва). При прочих равных условиях разрывы получаются тем, больше, чем сильнее накачана камера. Вообще, если река не изобилует острыми камнями, камеры рвутся редко и норма подъемной силы 200 кг на человека вполне обеспечивает запас плавучести для спокойного причаливания в случае разрыва одного, а на большом многокамерном плоту и двух-трех баллонов.

Для крепления камер к плоту раму, если она тяжелая, приподнимают на бревенчатой кладке, а если легкая, ставят на ребро или переворачивают. Камеры привязывают любой веревкой диаметром 5-7 мм (если река большая и частых посадок на камни не ожидается, допустима широкая тесьма). В среднем требуется около 10 м веревки на камеру. Камеру привязывают в 4 местах к двум жердям или поперечинам, через которые ее подъемная сила передается раме. На сложных реках, чтобы после сильного удара все члены экипажа не оказались плывущими на своих "персональных" камерах, последние дополнительно связывают друг с другом по длине плота, охватывая и силовые поперечины рамы, и крайние бревна, если они есть. При разрушении рамы такая система перевязки хорошо удерживает вместе все детали бывшего плота.

При постройке надувных плотов кроме автомобильных применяют камеры от волейбольных или баскетбольных мячей. Последние лучше, но дороже. Камеры в 1-2 ряда помещают в длинные цилиндрические оболочки из прочной ткани и полученные гондолы привязывают снизу к раме плота. Для оболочек удобна мешковина: она легко пропускает воду. При использовании плотной ткани (легкий брезент) в нижней части оболочки нужно сделать ряд отверстий диаметром несколько сантиметров для спуска воды; в противном случае на волнах уровень воды внутри гондол будет выше "ватерлинии" и плот будет нести лишний груз.

Находят применение 2 типа оболочек для камер. Первый тип - сшитый цилиндрический мешок, завязанный с обоих концов. Вдоль него на верхней стороне делают отверстия с шагом, равным диаметру накачанной камеры, сквозь которые сложенные камеры просовывают внутрь, и там надувают до упора в оболочку. Отверстия позволяют заменять лопнувшие камеры, не разбирая всей конструкции. Второй тип - прямоугольное полотнище с отверстиями и петлями из тесьмы вдоль длинных сторон. Уложенные вдоль, надутые камеры заворачивают в полотнище, которое затем зашнуровывают. Шнуровать оболочку нужно отдельными секциями, так, чтобы при разрыве одной камеры не пришлось развязывать всю гондолу.

Рис. 41. Крепление однорядной (а) и двухрядной (б) гондол к раме плота.


Гондолы привязывают к продольным жердям рамы плота (рис. 41). Просто обматывать камеры и жерди веревкой не очень надежно: когда река тащит плот боком по камням, гондолы могут оторваться. Лучше снизу оболочки с шагом, равным диаметру камеры, пришить петли из тесьмы, продеть в них продольную веревку (репшнур) и закрепить ее на носу и корме рамы. Поперечную веревку, охватывающую жерди и гондолы, нужно продеть в те же петли и завязать (или хотя бы обернуть) вокруг продольной веревки. Для надежного крепления поперечные связи должны идти с шагом, равным диаметру камер. В крайнем случае их число можно сократить вдвое.

Иногда волейбольные камеры используют не самостоятельно, а лишь для облегчения деревянного плота, собранного из лиственницы. В этом случае гондолы укладывают вперемежку с бревнами. Бревна скреплены тремя шпонками, а гондолы прижаты сверху жердями, привязанными к шпонкам. Такая конструкция целесообразна на маршрутах, имеющих протяженную пешую часть и проходящих по заболоченной лиственничной тайге, поскольку сушины там с малой плавучестью. Объем камеры мяча можно вычислить по формуле:

где

Так, волейбольная камера, раздутая до диаметра 25 см (L=0,78 м), имеет объем 8 л, а раздутая до диаметра 32 см - 17 л. Диаметр 32 см можно считать предельным, так как у некоторых камер при этом начинают пропускать швы или они просто рвутся.

Камеры от мячей по надежности уступают автомобильным: они лопаются при ударах о камни. По опыту походов, волейбольных камер нужно брать в 1,5 раза больше, чем необходимо для заполнения гондол. Однако камеры от мячей позволяют значительно выиграть в весе. Волейбольная камера весит около 100 г, а полный вес комплекта вместе с оболочкой и веревками составляет около 3,5 кг на человека.

Надувные плоты стали строить недавно, и камеры - далеко не последнее слово в этой технике. Удачные конструкции получаются на основе надувных резиновых лодок. Идут поиски более легких емкостей для воздуха. Так, уже были попытки использовать мешки из тонкого пластиката, которые, как и камеры от мячей, помещались в длинную цилиндрическую оболочку. Вес мешков и оболочки составлял около 1,5 кг на человека.

Рама - основа надувного плота. К ней крепятся камеры, подгребицы, багажник. Размеры надувного плота, в отличие от деревянного, определяются не требуемой грузоподъемностью, а характером реки, размерами камер и удобством размещения людей. По крупной реке с высокими волнами и достаточно широкими проходами между камнями легче плыть на большом плоту, шириной 3-3.5 м и длиной 8-10 м. На нем просторно, он спокойно идет по волнам высотой 2-3 м, не кренится при сильной работе гребями или при попадании в водоворот. Поскольку площадь плота при этом существенно больше площади, занимаемой камерами, их раздвигают к бортам для лучшей остойчивости и рассредоточивают по длине: равномерно, если загрузка плота симметричная, или примерно так, как показано на рис. 42-44, при размещении груза и пассажиров на корме. Проведя несложные расчеты, можно уточнить положение камер для нестандартного случая. Если река небольшая и изобилует узкими воротами, ширину плота лучше делать 2,5-2 м и даже меньше - как позволяют камеры, а длину выбирать исходя из возможности размещения гребцов. Хорошей проходимостью обладают широкие плоты, у которых камеры расположены в 2 ряда, а вдоль оси судна между ними есть свободный канал: в грядах валунов часто бывает легче найти два метровых прохода, разделенных небольшим камнем, чем один двухметровый.

Рис. 42. Пример конструкции надувного плота с тяжелой рамой:
1-4 - силовые поперечины; 5-7 - бревна-лонжероны; 8 - П-образная подгребица; 9 - укосина; 10 - страховочные колья; 11 - жердь, удерживающая настил; 12 - тонкие поперечины, воспринимающие подъемную силу камер; 13 - колья настила; 14 - основные размеры автомобильной камеры.


В зависимости от толщины основных элементов конструкции при данном размере плота рамы можно условно разделить на тяжелые, средние и легкие. Один из вариантов плота с тяжелой рамой показан на рис. 42. Основу рамы составляют лонжероны 5 и 6, скрепленные силовыми поперечинами 1-4. В качестве лонжеронов используют сухие бревна приблизительно такого же диаметра, как и для полностью деревянного плота тех же размеров (для 8-10 человек около 30 см в комле). Поперечины изготавливают из более тонких сухих бревен и на концах вытесывают посадочные трапеции, которые заклинивают в пазах лонжеронов, как шпонки деревянного плота. На сложной реке ограничиваться кормовой и носовой поперечинами нельзя: такая конструкция не обладает достаточной жесткостью и на крутых волнах или при посадке на камень пазы (особенно носовые) скалываются. Носовая н кормовая поперечины, применяемые как основа для подгребиц, должны быть толстыми (около 16-20 см, если на греби работают 3-4 человека). Средние могут быть тоньше. Их расположение необходимо согласовать с размерами и размещением камер и положением укосин или стрел подгребиц (например, как показано на рис. 42).

Лонжероны - не только силовой элемент конструкции: они обладают существенной грузоподъемностью. Чтобы использовать ее, не увеличивая осадки плота,камеры и лонжероны нужно установить на одинаковой высоте. Для этого камеры располагают между лонжеронами, а их подъемная сила передается на раму через тонкие (5-7 см) баллонные поперечины, врубленные в верхнюю часть лонжеронов. Расстояние между поперечинами в каждой паре зависит от размеров камер (для мазовских - 70 см).

Иногда в середине рамы крепят третье бревно (на рисунке показано пунктиром), однако это вряд ли оправдано. По конструктивным соображениям диаметр его приходится брать меньше, чем лонжеронов, поэтому относительное увеличение грузоподъемности получается небольшое. Жестко скрепить его со всеми поперечинами не удается, так что и как силовой элемент оно работает слабо. Если же третьего бревна нет, то вдоль середины широкого плота образуется канал для пропуска камней.

Настил при этой конструкции удобнее делать поперечным. Сухие колья диаметром 5-7 см хорошо очищают от сучьев, обрубают по месту и укладывают между лонжеронами (рис. 42). Сверху их придавливают двумя идущими вдоль бортов жердями, которые крепят к поперечинам веревкой или гвоздями. Колья носовой части настила на длине 1-2 м переплетают по краям веревкой, чтобы получилось подобие циновки, иначе через 1-2 дня волны его растреплют. Колья удерживаются на месте многочисленными поперечинами и не перекатываются под ногами. Достоинства поперечного расположения кольев - простота закрепления настила и легкая разборка его для доступа к камерам. Возможен вариант конструкции, когда баллонные поперечины не ставят, а поверх силовых поперечин укладывают вдоль плота длинные жерди, одновременно служащие настилом и воспринимающие подъемную силу камер. В таком случае все жерди настила должны быть привязаны или прибиты к силовым поперечинам. Достоинство продольного настила - немного более низкое положение рамы относительно камер (и соответственно чуть меньшая осадка), недостаток - необходимость иметь 50 м тонкой веревки или соответствующее количество гвоздей для крепления настила.

Иногда сплошной палубы на надувных плотах не делают, а застилают лишь небольшие площадки для гребцов и вещей. Хотя плот при этом получается несколько легче и строить его быстрее, но в аварийных ситуациях по нему невозможно быстро передвигаться, а на спокойных участках на нем неуютно.

Назначение тяжелых лонжеронов - увеличить момент инерции плота относительно его продольной оси, что уменьшает опасность переворота. Дело в том, что надувные плоты гораздо чаще переворачиваются на высоких волнах, чем деревянные. Имея большой запас плавучести и очень малый момент инерции, они все время держатся на поверхности воды, повторяя все ее неровности, а попав бортом на крутую и высокую волну, наклоняются на угол, превышающий критический. Если по бортам расположить тяжелые бревна, увеличение веса рамы не превысит 25-35% веса обычного деревянного плота, т. е. надувной плот будет оставаться достаточно легким, а его момент инерции (т. е. "инерция на переворот") возрастет в несколько раз, достигнув 50-70% момента инерции деревянного плота. В результате волна не успеет значительно накренить плот, а лишь затопит его борт, и опасность переворота уменьшится. В этом и заключается основной смысл тяжелой рамы. Если больших волн не ожидается или если экипаж умеет проходить их не переворачиваясь, применять конструкцию рис. 42 нецелесообразно из-за ряда ее недостатков:

  1. трудоемкость в изготовлении, связанная с большим числом пазов;
  2. большой вес, затрудняющий снятие плота с камней;
  3. большая габаритная длина плота по сравнению с длиной, занимаемой камерами. Крайние поперечины должны крепиться не ближе 0,5 м от концов бревен во избежание сколов, а камеры не должны располагаться вплотную к толстым поперечинам (особенно к кормовой), так как, если резину защемит между камнем и поперечиной, камера лопнет. Если подгребицы не крепятся к крайним поперечинам, последние можно сдвинуть внутрь плота, разместив между первой и второй парой камер, тогда третий недостаток будет устранен.

Рис. 43. Пример конструкции надувного плота с облегченной рубленой рамой (настил не показан):
1 - лонжероны; 2 - поперечины; 3 - жерди, воспринимающие подъемную силу камер.


Рама более легкой конструкции показана на рис. 43. Лонжероны изготавливают из сухих или даже сырых бревен диаметром 12-18 см, в зависимости от размера плота, и, как в вышеописанной конструкции, скрепляют 4-5 поперечинами. Поперечины в пазах нельзя слишком сильно расклинивать: тонкие лонжероны изгибаются, в результате нос и корма будут погружены в воду. Поскольку рама с лонжеронами указанного диаметра получается достаточно легкой, она может целиком находиться над водой, т. е. камеры могут быть опущены ниже. Поэтому они крепятся не к "персональным" поперечинам, как в предыдущей конструкции, а к общим продольным жердям, привязанным или прибитым гвоздями под поперечинами, что сильно упрощает конструкцию, особенно при большом числе камер. Если настил поперечный, его укладывают на лонжероны, как в предыдущей конструкции, или прямо на продольные жерди. Продольный укладывают непосредственно на камеры, под поперечины, между жердями, прижимающими камеры. На продольном настиле мокрее, чем на поперечном, расположенном выше, однако он, проще в изготовлении. Камеры привязывают к продольным жердям, поперечинам и лонжеронам. При использовании камер от мячей меняются число и расположение жердей, к которым они крепятся.

Основное достоинство рам описанного типа в том, что при достаточной легкости все основные элементы удается скреплять с помощью пазов и клиньев, т. е. применять технологию сборки, привычную плававшим на деревянных плотах и не требующую проволоки или веревки для вязки. Этим в основном объясняется как появление, так и популярность этой конструкции. Однако такая рама не отличается высокой надежностью. Из-за жесткости соединений в узлах крепления возникают большие напряжения при ударах плота рамой о камни или при перекосах на крутых волнах, а так как бревна тонкие, пазы получаются слабые и легко скалываются. Чтобы иметь легкую и надежную раму, необходимо применять менее жесткие, "упругие" соединения, позволяющие элементам рамы смещаться и поворачиваться относительно друг друга - тогда нагрузка будет распределяться сразу на несколько узлов и элементов.

Такому требованию удовлетворяет легкая вязаная рама, по-видимому наиболее подходящая для надувного плота. Изготавливается она из жердей диаметром 8-12 см в зависимости от размера судна. Лучший материал - сырая ель, можно использовать березу и лиственницу (последняя хуже). Сухие жерди имеют трещины и подгнившие участки, поэтому их нужно брать потолще. Удобнее и быстрее скреплять раму гвоздями и отожженной 3-миллиметровой стальной проволокой. Для плота на 8-10 человек требуется около 30 м (1,6 кг). В каждое пересечение элементов продольного и поперечного набора вбивается гвоздь длиной 150 мм, а затем пересечение перевязывается крест-накрест проволокой. Поскольку нагрузки распределяются на много узлов, гвозди работают вполне удовлетворительно. Можно вязать раму без гвоздей. Тогда для удержания деталей набора от взаимного смещения в местах пересечения нужно делать вырубки примерно на 1/4 диаметра жердей. Вырубки ослабляют элементы конструкции и замедляют работу. Можно вязать раму капроновым репшнуром. Все соединения последовательно перевязывают длинным концом, не разрезая его на части. В узлах, подверженных знакопеременным нагрузкам (например, крепление подгребиц), веревочную петлю натягивают клином или закруткой. Иногда для вязки применяют 3-5-миллиметровый стальной тросик. Скрепляемое соединение охватывают отрезком тросика, концы его связывают узлом или сплетают и полученную петлю натягивают, закручивая палкой. Концы тросика обматывают изоляционной лентой или материей для предохранения камер. Тросик очень прочен, но работать с ним труднее, чем с проволокой или веревкой, поэтому употребление его оправдано лишь при вязке толстых деталей набора рамы, особенно при изготовлении подгребиц.

Рис. 44. Пример конструкции надувного плота с легкой вязаной рамой (подгребицы не показаны):
1 - лонжероны; 2 - нижние поперечины; 3 - верхние поперечины; 4 - жерди настила; 5 - укосины; 6-7 - типовые соединения на проволоке с гвоздем и на веревке с врубкой.


В конструкции легкой вязаной рамы (рис. 44) 4-6 тонких (8-12 см) лонжеронов непосредственно воспринимают подъемную силу камер, число которых зависит от требуемой грузоподъемности. Крайние лонжероны укладывают комлем вперед, средние - комлем назад. Снизу лонжероны скреплены поперечинами, расположенными между камерами. Две поперечины (при необходимости можно и больше) располагают сверху лонжеронов. Они используются для крепления багажника, укосин или наклонных стрел подгребиц, а также для прижатия настила. Жерди настила задвигают с носа и кормы между верхними и нижними поперечинами (продольный настил). Чтобы жерди держались крепче, верхние поперечины нужно осадить пониже, сделав в них вырубки под лонжероны. Хорошо прижатый настил разгружает лонжероны от изгибающих моментов. Сплошной настил из жердей, работая на сжатие в поперечном направлении, частично воспринимает нагрузки при ударе плота углом. Жерди для настила из соображений уменьшения веса нужно по возможности брать сухие. Если на носу и корме настил приподнимается, его можно дополнительно придавить парой легких поперечин. Для увеличения прочности и надежности рамы большого плота (на 8-10 человек) между поперечинами лучше поставить укосины, показанные на рис. 44 пунктиром. Укосины делают из вершинок жердей, идущих на изготовление деталей основного набора, и крепят обычным путем к лонжеронам и поперечинам. Укосины в большой мере обеспечивают распределение нагрузок между элементами конструкции и, как показала практика, позволяют раме выдерживать сильные удары о камни. Существует другой вариант конструкции - когда все поперечины и укосины располагаются над лонжеронами, а настил укладывается поверх поперечин. На таком плоту несколько суше, но жерди настила приходится крепить особо, гвоздями или веревками.

При использовании камер от мячей число лонжеронов рамы определяется числом гондол. Располагать камеры лучше вдоль бортов по всей длине плота, тогда под серединой можно пропускать большие камни. Это важно, так как камеры от мячей чаще лопаются при наезде на камень, чем автомобильные. С этой точки зрения применяемое иногда расположение гондол двумя широкими группами под кормой и носом, а тем более закрепление их поперек плота, неудачно.

Плот с вязаной рамой очень легкий - примерно 600 кг на 8 человек, и силами экипажа его можно переносить через камни, вытаскивать на сушу для ремонта камер и т. д. Короткие непроходимые участки можно обносить по берегу, что позволяет в приемлемые сроки проплывать по таким рекам, на которых деревянный плот пришлось бы строить несколько раз. Изготавливать плот с вязаной рамой быстрее и легче деревянного: отпадают тяжелая работа по трелевке леса, вспомогательные операции по прокладке дорог, изготовлению стапеля. Как правило, подобные плоты целиком делают за 1-2 дня. Из-за обилия мелких деталей, которые можно производить параллельно, желательно иметь на каждого члена группы по топору, причем большинство из них могут быть легкие (1-1,2 кг). Двуручных пил можно не брать совсем, а заменить их ножовками или лучковыми. Для вязки проволокой нужны большие пассатижи (лучше двое).

Подгребицы. П-образная подгребица, так хорошо работающая на деревянном плоту, для надувного в своем простейшем виде непригодна, поскольку крепление ее за крайнюю поперечину ненадежно. Подгребица рухнет не только при переломе лонжерона или поперечины, но даже при скалывании паза лонжерона, в котором крепится поперечина. Такая поломка может вызвать тяжелую аварию потерявшего управление плота. Поэтому П-образную подгребицу можно ставить лишь на плот с толстыми лонжеронами и поперечинами, снабдив ее укосинами, как показано на рис. 42. У концов укосины делают полукруглые вырубки, которыми она садится на стояк подгребицы и на вторую поперечину рамы. Точки крепления перевязывают.

Лучше подгребицы на надувном плоту изготавливать так, чтобы они сами представляли жесткую независимую конструкцию с большой площадью опоры. Такую подгребицу можно поставить сверху на раму и прикрепить к нескольким ее элементам, тогда поломка отдельных лонжеронов или поперечин не выведет подгребицу из строя. В худшем случае прямо на ходу подгребицу можно заново привязать к целым деталям рамы.


Рис. 45. Конструкции подгребиц надувных плотов.

Чтобы П-образная подгребица удовлетворяла этим требованиям, ее придется усложнить (рис. 45, а). Вертикальные стояки снизу врубаются в пазы бревна-основания, служащего в первую очередь деталью подгребицы, а не силовым элементом рамы. Диаметр его меньше диаметра подушки. В подушку кроме стояков таким же образом врубают укосины, которые специальными вырубками на других концах захватывают расположенную поверх лонжеронов поперечину. На бревне-основании снизу делают неглубокие вырубки, которыми оно садится на лонжероны. Все точки крепления к раме перевязывают. Расположение подгребицы поверх лонжеронов защищает ее от ударов о камни. Большое число посадок "в паз" компенсируется их простотой: оси каждой пары соединяемых элементов взаимно-перпендикулярны. Это существенно при нехватке плотницких навыков.

На рис. 45, б изображена шатровая подгребица, имеющая вдвое меньше деталей, чем предыдущая. В месте пересечения бревна боковых укосин выбирают наполовину, а после сборки в самом узле пропиливают паз для греби. Чтобы соединение не было из-за этого ослабленным, бревна приходится брать толстые, диаметром 16-20 см. Задняя укосина может быть тоньше, лишь бы в ней удалось сделать достаточно глубокую вырубку, охватывающую место соединения боковых бревен. Весь узел стягивают тросиком, проволокой или веревкой. Чтобы при выполнении боковых укосин не ошибиться в месте и угле запилов, предварительно на готовой раме собирают из тонких кольев легкую модель подгребицы, а затем полученные длины и углы переносят на бревна. Изготовление подгребицы требует некоторого навыка, тем более что сколько-нибудь значительно регулировать ее по высоте практически невозможно.

Легкую и прочную конструкцию подгребицы предложили водники из Горького (рис. 45, в). Хотя число элементов в ней большое, детали, а также их соединения простые и не требуют от исполнителя высокой квалификации. Доска для подушки, толщиной 8-10 см, шириной 20-30 см и длиной 160-180 см, вытесана из бревна. Каждое соединение скреплено гвоздем и обвязано 3-миллиметровой проволокой. Отверстия для проволоки в доске и средней задней укосине прожигают или сверлят тонким буравчиком.

Хороша для надувного плота подгребица с наклонными стрелами ("саянская" - см. рис. 19). Бревно-упор, имеющее вырубки для лонжеронов и привязанное к ним, может играть роль мощной поперечины, а стрелы, прикрепленные ко второй поперечине, при достаточной прочности подгребицы работают как диагональные распорки, не позволяющие раме перекашиваться. Другой облегченный вариант крепления подгребицы с наклонными стрелами показан на рис. 45, г. Вместо бревна-упора использована поперечина, а стрелы заведены сверху передней поперечины под заднюю. Конструкция не отличается надежностью: из-за малого расстояния между поперечинами согласно правилу рычага при работе возникают большие усилия, стремящиеся сдвинуть или сломать поперечины и стрелы. Поэтому все элементы должны быть глубоко врублены друг в друга и крепко связаны, но даже и в этом случае такую облегченную конструкцию можно рекомендовать лишь для малых плотов, где на греби заняты не более 2 человек.

Греби для надувного плота делают такие же, как и для деревянного. Не нужно ставить греби слабее, потому что сам плот легкий. Необходимая прочность гребей определяется не весом плота, а силой гребцов, и всякое недоиспользование этой силы неоправданно уменьшает маневренность судна.

Палуба надувного плота обычно находится выше над водой, чем деревянного, и высота подгребиц получается соответственно ниже. Поэтому не всегда удается все вещи расположить сзади так, чтобы они не мешали работать гребью. Часть груза приходится помещать у передней подгребицы. Это не вызывает больших неудобств, так как нос надувного плота волны заливают значительно меньше, чем деревянного. Рюкзаки можно ставить прямо на настил палубы, а не приподнимать их, как часто делают на деревянных плотах.

Страховочные колья можно надежно закрепить лишь в толстых лонжеронах или поперечинах. Как наладить эффективную страховку, которая не мешала бы жить и работать на плоту с легкой рамой, пока не ясно. Может быть, крепить наклонные колья за детали подгребиц и натягивать между ними вдоль бортов леера? Или ничего специального не ставить, учитывая, что на крайний случай достаточно близко от людей находятся подгребицы и опутанный веревками багажник (а то и два)? Практика пошла в основном последним путем, и не без оснований. Надувной плот заныривает меньше, чем деревянный, удары о выступы смягчаются баллонами, а посадка на гладкие камни происходит совсем плавно. После посадки надувной плот почти всегда держится на плаву, а не уходит под воду и не встает на ребро, как деревянный. Все это позволяет тренированному экипажу даже на сложных участках чувствовать себя на плоту вполне уверенно, используя в качестве третьей точки опоры лишь гребь. Если предстоит прыжок с крутого и высокого слива, то для страховки можно 2-3 раза обмотать вокруг кисти репшнур, другой конец которого закреплен за раму. Видимо, дальнейшая практика покажет, каким путем следует идти. Кстати, то же самое относится и к конструкциям некоторых типов подгребиц и рам, еще не прошедших широкой всесторонней проверки в различных условиях.

Особенности плавания.

Из надувных конструкций только плот на основе камер от мячей, заключенных в продольно расположенные оболочки, может перемещаться поперек реки за счет использования продольного уклона и перепада скоростей воды. Плоты на основе автомобильных камер или надувных лодок при встречающихся реально скоростях скольжения имеют практически одинаковое сопротивление движению в любом направлении. При заметном уклоне воды такой плот скользит в сторону наибольшей крутизны независимо от того, куда направлен его нос. В местах, где соседние участки воды имеют различную скорость, плот не будет сдвигаться в более быструю или более медленную воду. Перемещение плота поперек реки возможно лишь за счет работы гребей, но при этом из-за высокой удельной мощности он сдвигается быстрее деревянного. Высокая маневренность снижает требования к квалификации лоцмана и всего экипажа, а при достаточном опыте позволяет проходить без посадок такие участки реки, на которых деревянный плот не раз пришлось бы снимать с камней. Даже плот на волейбольных камерах быстрее передвинуть гребями, чем ждать, пока он соскользнет в сторону сам. И если на тяжелом деревянном плоту, где удельная мощность гребей невелика, при лавировании приходится применять весь арсенал средств перемещения поперек реки, то на надувном плоту нужно лишь следить, чтобы его ось совпадала с направлением воды, и действовать обеими гребями. Отворачивать нос плота в сторону в лучшем случае бесполезно. Это неподчинение судна плотоводческим канонам с лихвой компенсируется той легкостью, с которой плот перемещается поперек реки в результате работы обеих гребей. И нарекания воспитанных на деревянных плотах лоцманов на то, что надувной плот не управляется одной задней гребью, навеяны не слабой маневренностью надувного плота, а, скорее, легкой грустью расставания с уходящим в прошлое тонким ремеслом...

Малый вес плота при большой плавучести дает возможность проводить его через сложные шиверы и пороги силами лишь части команды. Поэтому в составе экипажа могут быть менее опытные водники, которые на участках малой и средней сложности пройдут хорошую плотовую школу под руководством более опытных товарищей, а на сложных шиверах и порогах будут играть роль береговой страховочной команды и заниматься кинофотосъемками (чтобы хорошо отснять прохождение длинной шиверы 2 человек недостаточно).

При наезде на камень надувной плот ведет себя лучше деревянного. Последний приподнимается весь, и сила, с которой он давит на камень, составляет значительную часть его веса. Возникает большое сопротивление движению, и самостоятельно преодолеть такой камень деревянный плот может только при очень быстром течении. На надувном плоту камера, находящаяся над камнем, проминается, и, если давление воздуха не слишком велико, усилие для этого нужно небольшое. Соответственно небольшой будет и сила трения, удерживающая плот на камне. В результате препятствие будет пройдено гораздо легче. Прочности камер тяжелых грузовиков вполне хватает для прыжков через окатанные водой валуны. Опасаться нужно лишь "молодых" камней, которые еще недостаточно сглажены.

Можно ожидать, что для преодоления сильно забитых камнями рек появятся сочлененные надувные плоты, рама которых состоит из нескольких поставленных одна за другой независимых секций. Секции у бортов плота связаны веревкой так, что они могут поворачиваться друг относительно друга вверх-вниз, но не могут поворачиваться в стороны. Баллоны закреплены как обычно в 2 ряда под стыками соседних секций или под их серединами так, что на каждую секцию приходится в среднем по 2 баллона. Не исключено, что такой плот при соответствующем перемещении по нему экипажа сможет преодолевать даже невысокие надводные камни. На участках, где желательна более жесткая конструкция, сверху вдоль плота можно привязывать 2-3 лонжерона необходимой толщины. Лонжероны можно задвигать в соответствующие гнезда между верхними и нижними поперечинами так, как это сделано с жердями настила на рис. 44.

Коварны для надувного плота высокие и узкие камни типа пирамид и зубов: они попадают в отверстия камер и надежно держат плот, а при большой скорости могут даже порвать баллон. Для их преодоления удобно вдоль оси плота иметь не занятый камерами канал, о чем говорилось выше. Снимать надувной плот с камней и мелей легче, чем деревянный. Достаточно экипажу перейти на один конец плота или слезть в воду, как осадка разгруженной части или всего плота уменьшится. Если это не помогает, то силами экипажа обычно удается приподнять плот и перенести его через камень.

Важное преимущество надувного плота по сравнению с деревянным то, что, будучи прижат течением к камню, он почти никогда не встает на ребро. Это объясняется большим запасом плавучести (что особенно проявляется, если команда отошла от заливаемого борта), а отчасти - меньшей парусностью настила, имеющего много щелей. Непотопляемость в соединении с малым весом практически ликвидирует опасность потери плота на камнях. Если при большой скорости воды и неудачном стечении обстоятельств плот все же встанет на ребро, то для того, чтобы он всплыл, можно частично разобрать настил.

Волны мешают работать экипажу надувного плота меньше, чем деревянного. Деревянный плот сначала протыкает любую, даже сравнительно небольшую, волну и только потом начинает всплывать, а надувной почти все время держится на поверхности, заливают его лишь самые большие и крутые волны. Это свойство надувного плота объясняется не просто малым его весом, а малым отношением веса к максимальной грузоподъемности, т. е. все тем же относительным запасом плавучести, который у надувного плота легко сделать большим. Правда, это несколько уменьшает остроту ощущений при прохождении сливов и участков с высокими валами, чего никогда не забывают отметить сторонники деревянных плотов.

Благодаря способности надувного плота постоянно держаться на поверхности воды, обе греби могут работать даже при 2-метровых волнах, требуется лишь умение носовой команды (особенно загребного) выбирать подходящие моменты для гребков. Конечно, гребля в таких условиях менее эффективна, но она обеспечивает плоту скорость поперечного перемещения, как правило, большую, чем скорость бокового соскальзывания деревянного плота, на котором в этом случае передней гребью работать вообще невозможно. Прерывать работу передней греби приходится лишь на отдельных очень больших или закрученных волнах, но и здесь обычно не возникает необходимости носовой команде оттягиваться назад. Достаточно лишь поднять повыше гребь, чтобы лопасть прошла над волной.

Высокие крутые волны опасны для небольших надувных плотов (шириной около 2 м) из-за возможности опрокидывания. Как уже говорилось, переворачиваются надувные плоты чаще деревянных, и забывать об этом не следует. Некоторым утешением, правда, может служить то, что небольшие плоты иногда удавалось перевернуть обратно прямо в воде, не подходя к берегу, однако река не всегда позволит это сделать. Если плот небольшой, то идти нужно точно по гребню слива, вовремя подставляя нос под косые валы. На маленьком плоту хорошие результаты дает четкая работа "колясочника".

Может создаться неправильное мнение, что надувной плот по всем параметрам лучше деревянного и последний пора сдавать в архив. Однако у деревянного плота есть качества, благодаря которым он останется в арсенале средств для сплава наряду с надувными плотами и резиновыми лодками. Это прежде всего его доступность. Для постройки деревянного плота требуется лишь простейший плотничий инструмент, который есть у любой таежной группы. Второе ценное качество деревянного плота - малый вес снаряжения, которое необходимо нести с собой. Поэтому группы, интересующиеся не только реками, но также вершинами и ледниками горно-таежных районов (отчего пешая часть у них получается весьма протяженной), при выборе средства сплава будут чаще ориентироваться на деревянные плоты.

Третье ценное качество деревянной конструкции - исключительная прочность и надежность. Водники уже освоили почти все реально досягаемые большие реки, и теперь, видимо, начнется этап покорения более мелких рек с очень крутым падением (скажем, больше 10-20 м/км на протяжении десятков километров); рек с быстрым течением и таким обилием валунов, что чистых проходов найти наверняка не удастся и придется с полного хода ударяться о камни рек, где сливы порогов по характеру приближаются к водопадам, а на прижимах удары о стену практически неизбежны. Камни на таких реках в силу их "молодости", как правило, угловатые, и вполне возможно, что единственно подходящим средством сплава по ним будут маленькие деревянные плоты, может быть с привязанными на палубе у подгребиц баллонами. Имея с собой легкий самодельный полиспаст или альпинистскую лебедку, группа объединенными усилиями может снять плот практически с любого камня. И наконец, пройти сложную реку на надувном плоту - не одно и то же, что пройти ее на деревянном: второй способ отличается большей спортивностью.


А в конце концов, даже неважно, на каком плоту вы поплывете - на деревянном или надувном. Со временем появятся новые конструкции, значительно более совершенные, чем описанные в этой книге, появятся новые приемы управления плотом, будут пройдены новые реки, но самое важное, что останется и потом, - неповторимое впечатление от непосредственной схватки со стихией, которое дает сплав на плоту по быстрым рекам.

Счастливого плавания!

Литература.

И.Потемкин
СПОРТИВНЫЙ СПЛАВ НА ПЛОТУ
Редактор Л.Г.Трипольский
Художник Ю.В.Шалков
Художественный редактор В.К.Сафронов
Технический редактор М.А.Полуян
Корректор С.Н.Замула
Сдано в производство 25/VI 1969 г.
Подписано к печати 1/ХII 1969 г. № А09262.
Формат 84Х108 1/32. Бум. тип. № 2.
Печ. л. 4,5. Уcл, п. л. 7,56. Уч.-изд. л. 8,62.
Бум. л. 2,25. Тираж 11000 экз.
Издат. № 3745. Цена 26 коп. Зак. 435.
Издательство "Физкультура и спорт"
Комитета по печати при Совете Министров СССР
Москва, К-6. Каляевская ул., 27
Ярославский полиграфкомбинат Главполиграфпрома
Комитета по печати при Совете Министров СССР.
Ярославль, ул. Свободы, 97.

Оцифровал и прислал - Михаил Сухарев