ЗАПИСКИ БЕЛОСНЕЖКИ-2,

ИЛИ ДА ЗДРАВСТВУЕТ ШЕРПИНГ



Зарисовки



 

Самолет. Москва-Барнаул

«Уважаемые пассажиры, наш самолет прибывает в город Барнаул через двадцать минут. Застегните, пожалуйста, ремни безопасности». Наконец-то закончатся эти мученья, ведь сон в самолете краток и неглубок… «Уважаемые пассажиры, из-за погодных условий в Барнауле наш самолет направляется в город Кемерово». Теперь на карте, висящей дома, можно будет поставить еще один флажок.




Кемерово

Сладко посапываю на диванчике в VIP-зале полупустого аэровокзала города Кемерово (произносится нараспев), где нас благополучно заперли – вдруг разбежимся. Сквозь дрему слышу бренчание Андрюхиной гитары, переливы губной гармошки Гриффина и бульканье краснодарского вина, разливаемого Митей. Сон прерывается трелью телефонного звонка – это Миха, наш адмирал, который с остальными пятью участниками летит другим рейсом. «Вы где? Мы уже в Барнауле». – «А мы в КееЕЕеемерово».




Аэропорт Барнаула

В зале прилета нас встречает бодрый и веселый Миха, чего не скажешь о других пассажирах рейса КрасЭйр. Шурик и Кирилл вяло здороваются, Дима потерянно бродит с бутылкой пива, Володя осилил лишь кивок головой, только Витек радостно нам улыбается. Да, видимо, ожидание было необычайно томным.




ГАЗель


Спать в таких условиях практически невозможно, любимая подушечка постоянно куда-то сползает, а смотреть на дорогу откровенно страшно – кажется, что ГАЗель несется по ночному Чуйскому тракту с космической скоростью, а в повороты входит с каким-то уж совсем подозрительным креном. «А сколько километров до Малого Яломана? Скажите мне точно!» - вот уже полчаса терзает Митя адмирала. «Митя, СПИ».




Тропа на Шавлу

Вместо заказанных восьми лошадок нам дали лишь шесть, посему каждый из ребят несет по рюкзаку. Меня же почетно освободили от ноши. Спасибо! Памятуя о том, что с лошадей что-то из груза вечно будет сваливаться, задерживая движение каравана, убегаю вперед вслед за адмиралом и Шуриком. Тропа вьется все выше и выше, я натужно пыхчу, взбираясь на очередной взлет – вот что значит два месяца не посещать спортклуб.




Стоянка под кедрами

Высота 2100 метров над уровнем моря. Наконец-то команда воссоединилась. Лошадки догнали наш авангард практически перед самым Оройским перевалом, последние пешкодралы пришли спустя полчаса, аккурат к свежезаваренному душистому чаю. Кто-то из ребят мимоходом вручил мне маленький букетик с ягодками земляники. Муррр...




Стрелка Шабаги и Шавлы

Добежали. Я в авангарде. По рации сообщили, что алтайцы посадили Гриффина на лошадь. Долговязый Серега и лошадь – понятия, на мой взгляд, совершенно несовместимые! Тут из-за кустов, пригарцовывая и сияя от счастья, гордо выезжает Гриффин. Белая лошадка аж вся ссутулилась под тяжестью седока и трех рюкзаков. После того как новоиспеченный наездник был вынут из седла, последовал эмоциональный рассказ об узкой тропочке над обрывом, оступившейся лошади, застрявшей в стремени ноге и коричневых штанах.




Нижнее Шавлинское озеро

От этой красоты захватывает дух: бирюзовая непрозрачная гладь воды, снежные горы и зеленый лес по берегам. Хочется остаться тут навсегда. Впрочем, как минимум три часа полнейшего единения с природой мне обеспечены. Решив, что 34-километровый забег по горам в один день это чересчур для меня, осталась на нижнем озере, в то время как ребята побежали на верхнее. Однако скучать не приходится, новые знакомые из Кузбасса (это практически КееЕЕмерово) угощают жареной колбаской.


Верхняя Шавла

Сегодня второй день сплава. Вернее, даже и не знаю, сплава или шерпинга (от слова «шерп» – в простонародье «носильщик»). Сначала мы несем вещи по тропе вдоль Шавлы, потом плывем на пустых катах до места, где оставили вещи. Или наоборот, сначала плывем, а потом несем вещи. Запутаться можно. В общем, пока больше несем, чем плывем. Мы с Митей чистенько прошли пороги Эшафот и Мономах. Впрочем, плыть на пустом Тритоне по такой малорасходной реке одно удовольствие. Во время прохождения Эшафота рация на моей руке буквально разрывалась какими-то криками и воплями. Ну вот еще! Буду я в пороге обращать внимание на всякие там рации! Зачалимся – разберемся. «Юлька, это твоя красная гермочка проплыла?». Ах, мой новый фотоаппарат!..




Шавла

Несколько экстремально зачалившись на струе, ждем с Митей остальные экипажи. Неожиданно из-за поворота появляется перевернутый желто-зеленый катамаран Гриффина и Димы, следом несется, пытаясь догнать аварийный кат, экипаж Кирилла и Шурика. Однако, опасаясь завалов впереди, они экстренно чалятся к нам. Честно говоря, я не на шутку перепугалась – где же Гриффин и Дима?! Кирилл успокаивает – оба потерпевших аварию гребца выбрались на берег, Дима на правый, а Гриффин на левый. Оказывается, в пороге Дима так усердно греб, так греб, что коленный упор не выдержал и с треском лопнул, и матрос непроизвольно покинул судно. Как рассказывали очевидцы, Гриффин виртуозно управлял катамараном в гордом одиночестве и успешно прошел несколько сливов, пока не перевернулся при заходе в улово.




Где-то на верхней Шавле

Почти вся наша команда толпится на правом берегу и принимает участие в шоу под названием «спасение рядового Джа». Желто-зеленый катамаран болтается кверху брюхом на камне посреди реки. Водный поток раскачивает его, ревет и норовит полностью разломать. Гриффин как истинный капитан не может бросить свое терпящее бедствие судно и предпринимает несколько неудачных попыток подобраться к катамарану вброд. Капитана сменяет матрос Димка - все безуспешно. Кто-то начинает натягивать через реку полиспаст. Так продолжалось примерно час, пока не подоспели наши литовские друзья на катамаранах четверках (мы несколько раз помогали им чалиться и вытаскивали из завала), которые быстренько обвязали одного из своих веревкой и пустили в воду на выручку к Джа. Пара минут и - о, счастье! – катамаран спасен, причем со всеми привязными к нему вещами, как-то: палатка, фотоаппарат, спирт и прочие личные принадлежности.




Шавла

Сажусь на катамаран к Кирюхе. Наши с ним напарники, а также мой кат путем хитрых манипуляций во время спасательной операции оказались на противоположном берегу. Шуриковские упоры мне явно маловаты – что говорить, стройный юноша – тем не менее, как-то втискиваюсь. Удачно перегребаем струю, чалимся в улово, делаю последний мощный гребок… левая нога выскальзывает из упора… ой, я оказываюсь в воде… пытаюсь ухватиться за какие-то веревочки, веревочки остаются у меня в руке, так с веревочками и плыву, плыву и знаю, что где-то впереди жуткий порог Уйгур. Жить-то как хочется! Саженками, саженками, саженками - и в улово к берегу. Уф, спасибо лосевским тренировкам самосплава, даже испугаться не успела, чего не скажешь о Кирюхе. Опрометью кидаюсь к команде требовать свои законные килевые.




Лирическое отступление-загадка. О женщинах

Официально считается, что в состав нашей группы входит девять мужчин и одна женщина, то бишь я. Однако хочу приоткрыть завесу тайны – у нас было как минимум еще две женщины! Женщина электронная. Компактна, словоохотлива, почти блондинка. Всегда знает точный ответ на вопрос - который час, прекрасно осведомлена о забортной температуре воздуха, умеет кукарекать. Помогает просыпаться дежурным вовремя. Женщина жидкая. Почему они решили, что это женщина, мне до сих пор не понятно. На тюбике - фотография симпатичного пухлого младенца. Судя по аннотации, эта женщина снимает раздражение и успокаивает.




Шавла

Темно и звездно. По ущелью дует мягкий теплый ветер, который мы тут же окрестили горным феном. Десять тельц лежат кружком под тентом и заворожено смотрят на разноцветные лампочки, сооруженные из налобных фонарей и пластмассовых рюмок. Сегодня все слегка притомились, можно считать - это наш первый полноценный ходовой день. Довольно много прошли по воде – заметьте, именно по воде, а не по суше! Дежурные порадовали компотом из свежесобранных ягод. Вкуснотища!




Шавла. У порога Кечу

Прохладное утро, промозглый ветер, дождь. Надевать гидру нет совершенно никакого желания. Как говорит Гриффин: «Вкусная конфетка, шоколадка, гидриться!». Пожалуй, одной шоколадкой тут не обойтись… Вдруг накатывают предательские мысли: «А что я тут делаю? Мокро, холодно, противно. Вместо того чтобы нежиться на лазурных пляжах какого-нибудь Средиземноморья, я шатаюсь в компании мужиков по лесам, горам и рекам. Зачем мне все это?! Может пора завязывать со сплавом и переходить на более цивильный отдых?». «По коням!» - раздается команда адмирала. Сливчик, вальчик, камушки, маневр, брызги. Проходим с Митей порог практически без команд, умело чалимся. И уже не так холодно, и совсем не противно, и накрапывающий дождик уже не раздражает, а пляжи Средиземноморья больше не кажутся такими привлекательными.




У порога Неустроева

«Мы отвратительно прошли порог, это позор! Почему ты не делаешь последний гребок перед сливом?! Сколько раз можно повторять?! Нас постоянно разворачивает! Все ужасно, у нас ничего не получается!», - так кричала я на Митю после прохождения порога Неустроева. Окружающие с большим недоумением наблюдали за происходящими разборками между напарниками. Кто-то даже снимал это на камеру. «Юля, нас разворачивает вправо – на тебя», - робко пытался возражать Митя. Но я бушевала, как фурия. Митя, прости меня, пожалуйста! Мы же очень недурно прошли порог Неустроева. Женщины – они такие порой «внезапные, противоречивые такие все».




Стрелка Шавлы и Аргута

Дух Шавлы определенно неравнодушен к разного рода цифровой фототехнике. На сей раз его привлекла зеркальная фотокамера Кирюхи. Видеокамеру чудом удалось отбить у духа, правда непонятно, заработает ли она когда-нибудь вновь. Очередные спасработы на последних метрах бирюзовой Шавлы прошли на пятерку. Всем «зачет». Зафотографировашись, Кирилл с Шуриком умудрились классически влететь в прижим буквально за десять метров до впадения Шавлы в Аргут. «Ребята, это мой первый боевой киль!», - восторженно сообщил Кирюха, вылезая из реки.




Река Аргут. Порог Атланты

«Я порог обношу, Кирилл тоже. Время пятый час. Решайте сами». Таков приговор адмирала. Все экипажи радостно и как-то с облегчением соглашаются обносить Атланты. Может потому, что только что, обнося вещи, пробежали порядка полутора километров, когда в пылу страсти промахнулись мимо места, где ждал адмирал. Может, из-за обилия мемориальных табличек на камнях у порога. Только мы с Митей расстроены так, что даже вкусный бекон на перекус не приносит радости. Два чувства борются во мне: амбиции водника и здравый смысл. Порог вполне проходим, его же ходят каждый год, и вода сейчас средняя. Главное, держаться левого берега, пробивать бочки и не попадать вправо в сифоны. Да, мощь реки страшная, но знаю точно – нам с Митей это по силам. Мы можем пройти этот порог. Можем. Время уже к вечеру, все устали. Действительно, порог опасный, не даром столько табличек. Если уж мужские экипажи отказались его проходить, то куда лезу я? В итоге здравый смысл, а может стадный инстинкт, берет верх. Довольный народ хрустит сухариками и легонько надо мной подтрунивает. Слезы подступают к глазам. Если кто-нибудь скажет еще хоть слово про Атланты - тут же разревусь.




Кафе «Аргут» (стрелка Аргута и Катуни)

На последнем сплавном участке до стрелки с Катунью влезали с Митей во все возможные бочки, порог Ворота прошли по центральной струе – умыло с ног до головы. Настроение ни к черту. Атланты никак не отпускают меня. Едва ступив на берег, тут же требую моральной компенсации в виде перцовки. Что ж, будем пытаться поднимать настроение с помощью допинга. Часа через четыре обнос Атлантов уже не кажется таким позором. Команда шумно и радостно расслабляется – спортивная часть маршрута закончена, впереди дневка на стрелке и всего три часа сплава по спокойной Катуни.




Дневка. Кафе «Аргут»

Безумно болит голова, видимо, допинга вчера было слишком много. Зато настроение к концу вечера заметно улучшилось. Спасибо команде, никто больше не упоминал Атланты в моем присутствии. Ух, хорошо вчера отдохнули, задорно, только голова очень болит. Сил хватает, чтобы выползти к завтраку, съесть дежурную кашу и уползти обратно в палатку. Часть команды полезла на ближайшую горушку на другом берегу Аргута, ни дня без пешки! Сердобольный Вовка скармливает мне две таблетки нурофена. Вещь! Полчаса, и я уже человек! Человек настолько, что лезу в компании Димы и Вовы на ближайшую гору – ни дня без пешки!




Лирическое отступление II. О реакции

А вы знаете, что в походе самое главное? Правильно - реакция и кетчуп. В этом походе реакция как нельзя кстати, потому как кетчупа у нас мало, по пачке на ужин. У кого нет реакции, тот ест макароны без кетчупа. А еще мы экономим чай. Потому что завхозка просчиталась? Нет, потому что адмирал, ответственный за закупку и хранение чая, запрятал пакетики по разным закоулкам своего рюкзака и никогда не знал точно, сколько же чая у нас осталось, каждый раз выдавая неточные цифры. А еще я забыла половник, и дежурные каждый раз вырезают из пластиковой бутылки черпак. А еще мужики все время хотят есть…




Кафе «Аргут». 11-й день похода

Перед обедом ребята устроили между собой социологический опрос на тему «если тебе сейчас предложат сочный, румяный кусок мяса с жареной картошечкой или Памелу Андерсон, что выберешь ты?!». Поразительно, семеро из девяти выбрали мясо с картошкой и только двое Памелу Андерсон. Хотя эксперимент нельзя назвать чистым, потому как те двое, что выбрали Памелу, успели съесть макароны с кетчупом.




Катунь-река. 12-й день похода

Полтора часа сплава в режиме «бревна» до деревни с пивом. Намедни Митя проспорил мне ящик этого напитка, утверждая, что от кафе «Аргут» до поселка Иня нет никаких деревень, не говоря уже о пиве. Наивный, если уж я готова спорить на ящик пива, то значит полностью уверена в своей правоте. Магазин маленькой деревеньки лишился всего пива, которое было в наличие (7 бутылок), десятка консервов «Килька в томатном соусе» и двух килограмм пряников. Два последних пункта были съедены тут же на берегу. Признаюсь, ничего вкуснее в жизни я не ела.




Катууунь-реееекааа. 12-й день похода

Пять катамаранов сбились в причудливую кучку, образовав конструкцию под названием Катундра. Пиво ходит по кругу, периодически навсегда исчезая в какой-нибудь из дальних оконечностей Катундры. Неожиданно адмирал говорит: «Юлька, отвернись!». (Журчание.) Боже, такого от Михи я никак не ожидала. Наш адмирал - всем пример, а тут вдруг такое! Впрочем, примеру тут же следует и Андрюха. Мда… шел 12-й день похода.




13-й день похода

Полубессонная ночь в ГАЗели, долгожданная мягкая кровать в гостинице «Барнаул», горячая яишенка на завтрак и ставшая почти традиционной баня при 3-м Хлебзаводе, любимый ресторанчик Гранмуллино, прогулки по ночному Барнаулу и взмах руки с трапа самолета. Все это будет потом, а сейчас я лежу на катамаране в компании своих друзей, подо мной плещется бирюзовая Катунь и припекает жаркое алтайское солнышко.




Занавес.





Записки созданы по мотивам похода по маршруту Шавла – Аргут – Катунь и не претендуют на точное описание.

Участники:


Михаил Коёкин (Mike_Koyokin) – адмирал
Витя Троицкий

Кирилл Соколов
Шурик Панов

Сергей Собинов (Griffin)
Дима Королев

Володя Митькевич
Андрей Зерний

Юлия Погребенко (JULA)
Митя Колосков (demetrek)

 

           
 
           

 
Остальные фото можно найти здесь.

Юлия Погребенко,
Сентябрь 2007 г.
Редактор Ирина Терешкина
Фото:

Сергей Собинов
Витя Троицкий



   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |