БАЙКА ИЗ СКЛЕПА*

 

Пошел мужик за хлебом.

Вышел из булочной, авоськой помахивает,

                                                                                                                                                             довольный идет,

 песенку напевает.. и рраз!!

Вдруг его переезжает трамвай.

Тело отдельно, голова отдельно..

 Голова, откатываясь:

 «ну, ни  х..я себе, сходила за хлебушком!..»

 

Старый анекдот

 

 

 

     Наше курортное путешествие неожиданно отличилось траблами разных мастей - вот уже не знаешь, где тебя судьба офигачит! 

Самым легким оказался мой дар Духу Реки – когда злой порыв ветра примитивно сдул  фирменные сплавные штаны  в бурные молочные волны, где они и канули. В общем, подарок Едрене Фене… Штаны снятся до сих пор!... Еще один гадкий облом настиг Луувита - он утопил в Ценгеле фотик. Правда, его выловили и пытались сушить, но до конца похода он так и не заработал.

 

Самой неприятной стала эпопея с баллонами от "Скаутов". На этот раз отличилось ФМК: баллон, сделанный из каррингтона, дважды стравил у Вука в районе неправильно приклееных в первый раз сосков. Их просто оставили, заменив другими, и забыли. А в Монголии они начали травить. Соски пришлось вырезать и заклеивать дыры заплатами, на что ушло много часов и мата... Наш с Котом "Скаут" буквально проверял нервы на крепость - проверенный дома, он вдруг начал дико травить правым баллоном в начале похода. Настолько дико, что Костику приходилось чуть ли ни каждые полчаса на ходу руками(!) подкачивать эту сволочь... Так мы и ехали: погребли - надули, погребли - надули... Вынутый и обнюханный группой баллон дыр не показал - очевидно, стала травить поверхность. Может быть, от старости... Баллон я с горя отвезла на Красную Сосну в "Рафтмастер" - на экспертизу и замену. Хорошо еще, что мы плыли не по морю - это был бы полный пипец!

 

Самым мощным ударом по группе оказалось сильнейшее отравление - неизвестно чем - Миши. На Даяне всем снились красочные сны, гуляли лебеди и ловились крупные рыбы, но эти радости быстро померкли перед грозной аномальщиной

 

...В этом году Монголия пережила очень суровую зиму, что явилось для скотоводов гуманитарным бедствием. Однако на западе нашим глазам предстали довольно многочисленные стада. Отловленного на Хургане барана-неудачника мы долго везли на крыше «буханки» по горам и долам, и он уныло и мучительно мотался под знойным солнцем, предсмертно обгадил всю крышу и обоссал мне камеру, жалобно блеял, но не умер, как я надеялась.

Барана было жалко. Надо было его тайно отвязать на Даяне и дать пинка на волю, но он все равно бы сдох, ибо растился именно для убиения. Да и группа бы  не простила мне своевольства.  Для лишения его жизни и разделки был приглашен местный житель, за часть мяса и шкуру. После чего команда неделю употребляла бедолагу в виде разнообразных блюд… Хотя, учитывая, сколько у нас осталось лишней жрачки к антистапелю – как раз размером с барана – нужды в нем особой не было. Меня же тошнило при одной мысли о бараньем мясе. Я поела его один раз в маринованном виде, кажется, после обноса, когда потеряла много сил и была голодной, как волк. Все остальные разы страшные кусочки были тайно отправлены "за борт" из миски, птичкам и мышкам...

Может быть, это за  мучения рыжей скотины  мы дорого заплатили  – народ блевал, дристал и мучился всеми видами ЖК-расстройств (не путать с жидкими кристаллами!...8)))

В итоге самый молодой член  команды капитально слег.  Может быть, он не вынес жары, или не вымыл руки перед едой Но вскоре ему стало совсем худо.

 

Куча лекарств и промывка марганцовкой не помогли. Дело стало приобретать угрожающий оборот, и пришлось поспешно отправлять юношу в больницу в ближайший по карте поселок, на случайном  «УАЗе», почти за сто километров от озера... Учитывая окружающую убогую обстановку, имелись шансы на неблагополучный исход, что отнюдь не придавало радости при дальнейшем сплаве. Из-за отсутствия связи мы несколько дней ничего не знали о Мишиной судьбе. А из-за потери двух бойцов нам пришлось реорганизовывать экипажи, чтобы продолжать сплав на имеющихся судах - кате и двух лодках.

Мише очень повезло, что его отец  - врач… Айболит собрал манатки и сам повез сына в Улан-Хус. В  результате капельница, уход и тенек сделали свое доброе дело, и через четыре дня мы благополучно воссоединились на среднем течении Ховда.

И, слава Всевышнему, все это случилось в Монголии, где есть жизнь и дороги, какие-никакие. Я с трудом представляю, что бы мы делали в полной глуши

 

 

Однако на этом неприятности не закончились. И тут я позволю себе небольшую клюкву - уж больно охота хотя бы один эпизод расписать литературно... :))

Буквально в предпоследний день похода неожиданно отличилась я, человек осторожный и вроде как разумный. Но и на старуху всегда найдется проруха, дело известное...

Отправившись на часок погулять - в надежде подкараулить у норы сурка – я закинула камеру на плечо и налегке двинулась вдоль берега. Одному Богу известно, зачем я надела на это мероприятие велоперчатки и взяла треккинговую палку!.. Очевидно, мое высшее Я уже все знало наперед… 8)))

Уже на обратном пути, буквально в трехстах метрах от лагеря, проходя скалу, резко обрывающуюся в воду,  я полезла на нее не в том месте.  Где-то была точка ошибки, развилка Судьбы, с которой все и началось… Проще говоря, никогда не надо щелкать одним местом, даже если вы на матрасе.

 

 

С трудом  карабкаясь наверх по еле заметным выступам в расщелине, как старый королевский  пингвин, я материлась сквозь зубы и смутно припоминала, что меня  здесь не было. «Гражданка, вас здесь не ползло? не висело?...»

Что-то было не так…

Когда, наконец, я осознала, что это не та тропа, и что я лезу куда-то не туда, то решила попробовать спуститься тем же путем назад, и снова поискать нужный «вход» на скалу. Но не тут-то было – камень, за который я ухватилась, чтобы перенести центр тяжести, неожиданно вырвался из-под рук и полетел вниз, в воду… я съехала и оказалась прямо в сыпухе, на которой  в ужасе распласталась. С этого момента каждое движение тащило меня вниз, к скальному обрыву. Единственное, что  спасло от неминуемого падения – каменная плита, немного торчащая перпендикулярно склону. Я обхватила ее рукой, зацепилась и перестала дергаться, пытаясь осознать свое положение. Хотя  и известно, что жизнь – игра, стало почему-то неуютно и сжался желудок…

 

Очень скоро пришлось признать, что случился попадос… Настолько серьезный, что я даже не снимала этот процесс – мозг был взъерошен и постоянно занят просчитыванием вариантов спасения.

Кроме того, начни я снимать, и все могло бы кончиться по-другому.  Потому что таким образом я бы высказала  свое пренебрежение ситуацией.  

 

…Песочно-каменная сыпуха, градусов под семьдесят,  через три метра обрывалась в пропасть, внизу призывно шумел Ховд, ласково выставив вверх, как мечи, сланцевые останцы. Назад пути не было, вперед – тоже, вверх – та же сыпуха, без малейшей возможности зацепа. Вот так я раскорячилась.

Вниз было нельзя, ну совсем – как минимум,  увечья, да еще падение после этого в сильную струю. Это окончательно отравленный поход  команде, если меня придется транспортировать. Кроме того, загубленная видеосъемка всего похода после плавания.

Спокойно, Сова.

Что можно сделать? Давай считать варианты передвижений.

 

…Однако результат  всех просчетов был неизменен – вниз.  И все вроде бы очень близко, я даже вижу, где проходит тропа! Но… видит око, да зуб неймет.

Кое-как держась за камень, я порылась свободной рукой в карманах жилетки: навигатор, перочинный ножик, налобник, антикомарин, запасной аккумулятор, таблетки от поноса – ничто из этого помочь не могло.  «Вот б….!» - подумала я. Всю жизнь отходила от лагерей только в полной амуниции! И тут – на тебе, бабка, новый год.

Рацию я не взяла, потому что не собиралась далеко отходить, топала по руслу, да и на базе ничего не включали. Пистолет остался в палатке, но и его помощь была бы сомнительной: с берега меня не видно – вишу над водой, а простой выстрел мало кому что скажет. Все  сигнальные патроны отобрали в аэропорту…(на мой взгляд, полное мудачество, учитывая, что патроны в железных корпусах, а сигнализация в тайге иногда бывает нужна, как воздух…) Даже защитный талисман остался в палатке!!!

Но я всего-то вышла «за хлебушком»…

Кто бы мог подумать?!..   мать..    мать… 

Сове нужна помощь.

Я улыбнулась этой простой мысли,  кое-как  укрепилась на склоне,  врывшись в него задом, и принялась орать.

 

 

Орала я долго, тоскливо и во всю глотку, вспугнув удода внизу, и нескольких коршунов на скале сверху, живших в расщелинах.

«Аааааа-а-а!!!!»

«Ребяяятааа…..!!!!!!!!! Костиииииик!!!  Памагииии-тееееееееееее….. ааа…»

Чтобы вытащить меня с верхней тропы, требовалась только пара мужиков с «морковкой». Дело пяти минут. И все мужики находились совсем рядом,  в лагере, в предвкушении дневочных блинчиков.

Блинчики должны были печь мы с Ленкой.

Меня никто не услышал.

 

Солнце скрылось, подул ветер и стало холодно. Я принялась ерзать, чтобы согреться, и вдруг почувствовала, что конкретно еду вниз! В ужасе я крепче обняла плиту, и засучила обоими ногами, как мышка, которая в известной притче взбивала молоко… 

 

 

…В обнимку с плитой  мы провели долгое время.

И далее сучить ногами пришлось беспрерывно – так я согревалась и взбивала свое «масло».  Месиловка создала иллюзию опоры и дала какое-то время на обдумывание ситуации – будучи человеком нерешительным, я делаю шаг только тогда, когда стопудово уверена, что будет положительный результат. Здесь уверенности не светило и половины. Однако вечно висеть на одной руке и месить ногами песок тоже невозможно.

Все равно придется что-то предпринимать.

 

Неожиданно около лагеря появилась красная куртка Леши. Он взобрался на горку, и, казалось, смотрел прямо на меня. Я стала орать с удвоенной силой и размахивать палкой, надетой на запястье правой руки. В  надежде, что на фоне неба это движение станет заметно.

Леша ушел.

Как выяснилось позже, он вышел поснимать, ничего не видел, и не слышал - из-за сильного шума реки. Сова, как назло, всегда одета в камуфляж.

 

 

 

…Я еще раз оглядела поле боя – обстановка по-прежнему без мазы, вишу уже час. Стало реально холодно, как бывает в горах, когда скрывается солнце. Ветер принялся леденить спину - я выскочила одетой в расчете на жару. Если провишу еще столько же, то заработаю воспаление легких. Надо что-то делать… Но куда податься?!  

Ноги устали.

 

Прошло еще минут двадцать. Левая рука, обнимая камень, онемела.

Я неожиданно вспомнила, как меня  детстве почти сбросила угнанная лошадь. Из-за хреново сделанного самопального «седла» и подпруги я съехала к ней почти под живот. Около моей головы мелькали здоровенные копыта – лошадь несла галопом куда-то, не чувствуя на себе седока… Фактически, я висела на одной ноге, зацепившись ею за спину животного. И четко знала – ослаблю ногу – упаду, а лошадь размозжит меня  задними копытами. Не со зла, конечно, а механически.  От осознания этого тощая нога буквально закостенела, хотя сил в ней не было никаких.

Сейчас сцена почти повторилась – только на этот раз роль «фиксатора жизни» играет левая рука. Я неожиданно порадовалась, что когда-то играла в волейбол. Может, поэтому рука еще держится?...

Правая помочь не может – я вишу боком, почти спиной к склону, и  она цепляется за небольшой кустик  колючки, растущий под камнем – вот для чего, оказывается, я надела перчатки!  Шипы по 2.5 см, острые и жесткие, как сталь.

Слежу, чтобы с руки не сорвалась палка  -  чувствую, что она мне еще пригодится…

 

Порывы ветра усилились,  пришлось спрятать шапку в карман, чтобы не улетела, аки штаны.

Закапал дождь. Наконец, до меня дошло, что помощь не придет. Возможно, меня станут искать ночью, но во тьме   манипуляции станут совсем проблемными. Да и рука до ночи не выдержит. А темнеет в Монголии быстро, особенно в ущелье.

«Держись, клешня!»  - ласково обращаюсь я к своей бедной конечности, - «получишь пирожок!...»

 

По-настоящему испугавшись темноты,  я определила для себя единственный путь  спасения - так как пути нет никуда, то только вперед!… Там, впереди, торчит из склона похожий камень-плита. Нужен точный прыжок. Но чтобы до него допрыгнуть и ухватиться, нужна точка опоры, а ее нет, везде сыпуха. Если я промахнусь или задержусь - сразу уеду. И неизвестно, надежен ли он, соседний камень. Хотя, это последний шанс – за ним, метрах в двух – еще камень, а дальше место, на котором, похоже, можно встать на четвереньки и  доползти вверх до тропы. Нужно успеть, пока хоть что-то видно. Никто не знает, что ты висишь, все думают, что ты далеко ушла гулять. Решайся, долбанная Сова!...

 

Но я не могла решиться - все, что я разрывала ногами под собой – тут же уползало вниз.  Положение казалось безвыходным.  Я с тоской посмотрела под ноги и поежилась… Нужна всего пара прыжков! Еще раз прокрутив в голове сценарий падения на останцы и в воду, утопление камеры -  мысленно отмела такой результат. Правда, был еще один вариант - аварийный. Оставив камеру на камне, сознательно "слиться в пропасть", стараясь причинить себе минимальный ущерб. Камера на ружье, у которого есть кожаный ремень - его можно будет потом постараться зацепить спиннингом сверху на тройник, или спуститься со страховкой. Но имелся один нюанс - если внизу нет пары метров глубины с песчаным дном, то слишком велик риск. Вода белая, ни черта не видно. А ну как там всего полметра с камнями?... Тогда переломы и отбитые места обеспечены. Нет уж....

Рискованно извернувшись, я с трудом дотянулась и потыкала кончиком палки  камень – вроде бы не шевелится. Хотя…  кто знает, что с ним станет, когда я за него ухвачусь и повисну всей тушей.  Тут-то  висеть пока надежнее…

И все же  надо действовать.  Я принялась раскапывать себе «опорную» площадку на пути к камню треккинговой палкой. Маленький пластиковый набалдашник совершенно не приспособлен для таких манипуляций, но я разрыла им целую траншею! 

Наконец, плацдарм был разровнен.

Однако меня ждал облом – когда я осторожно попробовала перенести туда левую ногу, все сразу провалилось  вниз. Взревев отборным матом, я заново принялась рыть и строить, стаскивая грунт сверху.  Вниз полетели ошметки, песок и камни… Они с шумом падали в реку, которая бурлила внизу под скалой и ждала меня. Я провожала их взглядом и мысленно показывала Ховду фигу. Меня вдруг залило краской стыда: дожила до сорока пяти лет, ума не нажила, и лежу здесь, на сыпухе, дура-дурой!!!

Исторически ненавижу долбо.., но вот и моего лба коснулся прохладный ветерок естественного отбора...))

Обида на саму себя придала сил – я злобно прищурилась, как ледниковая белка, и стала орудовать палкой с удвоенной силой, кучкуя и трамбуя мелкие камешки на дне моего "окопа".

 

Но неожиданно случилось то, чего я боялась больше всего – то ли слишком основательно подрыла склон, то ли шибко елозила – плита под левой рукой, моя единственная опора и  надежда не улететь вниз – зашевелилась и...... стала выползать из гнезда!.... да… да..

…Бабушка, вы живете около стадиона?

Да-да! Да-дада!...

…..АААААА!!!!!!!!!!!!!!.............

 

И тут мозг (а мозг ли?...)  заработал с фантастической скоростью, словно он спал, а его стегнули камчей – мое тело само вдруг быстро перенесло увесистый «центр тяжести»  на… куст колючки – единственное, что еще держалось на склоне.  Я почувствовала, как с десяток здоровенных шипов вонзились мне в зад. Но боли почему-то не было.. а местные кустики, как оказалось, имеют длинные цепкие корни, и держатся до последнего – это дало мне нужную секунду…

Через  секунду  мною был совершен гигантский прыжок к плановому камню, с опорой на сделанную площадку.

И того мгновения, пока грунт держался под ногой, хватило, чтобы я достигла своей цели и повисла на ней. Незаконченный «плацдарм»  со зловещим шуршанием осыпался вниз.  Но я уже, не оглядываясь, ломанулась к следующему камню – тут все решала только быстрота и наглость. И откуда только взялись…?!

За две секунды я произвела действия, которые жевала полтора часа, и которые казались нереальными в принципе…

И вот  уже,  как обезьяна, я карабкаюсь по шатким камням к тропе… наверх, наверх! УФФФ-Ф-Ф…

В голове ревут вагнеровские трубы победы!

 

…Придя в лагерь, я изо всей силы получила по башке алюминиевым веслом – мощным порывом ветра сорвало тент, который с трудом поставили мужики.

Трубы замолкли.

Ничего не оставалось, как кинуться в палатку, сделать несколько глотков странного вина, купленного в Улан-Хусе,  и по-белужьи зареветь. Я лежала, всхлипывала, что-то бормотала и размазывала слезы по грязной роже… Потом, вытащив зеркальце, попыталась осмотреть свою пятую точку. Крови не было! Более того, не было даже следов уколов!...
Чудеса, да и только. Осознав, что я прикоснулась к одной из тайн мироздания, я еще раз жадно отхлебнула из горлышка и задумалась... В желудке, наконец, потеплело, он расправился и улыбнулся.
Когда стресс был частично снят,  пришлось ползти помогать Ленке печь вожделенные блинчики, хотя руки и ноги дрожали – а куда деваться? Аппетит нагулян просто зверский!…

 

* * *

 

Безобидный поход  за сурками добавил  седых волос. Но не обошлось и без бонусов: из-за того, что на мне были перчатки, я не разодрала в этой истории ладони, роя склон, хватаясь за острый сланец и кусты. Учитывая, что перчатки без пальцев, «бороться за жизнь» они не мешали – наоборот, помогли.

Героическая итальянская  палка «masters», земля ей пухом, по приезде в Москву заклинилась намертво – мавр сделал свое дело… Камера, надетая на фоторужье, сильно обдолбалась о камни, но, к счастью, все отснятое осталось живо. А жуткие царапины на тушке панасоника  будут долго напоминать эту зловещую историю…8)))

 

Надо сказать, что на этом чужбина не закончила войну – я еще раз сильно ударилась черепом о низкую притолку в мазанке, уже на границе. Настолько сильно, что упала с помутившимся сознанием.  И в довершении насадила руку на ржавый крюк в сортире на Чуйском тракте…

Азия словно выгоняла, выпихивала меня, приговаривая «не надо, Сова, ездить на юг, нечего тебе там делать, не твое это,   сколько раз говорено – езжай, дура, на Север!!!...»

 

Может, оно и правда…?

Неприятный эпизод произошел  в аэропорту. Серегу, который решил пронести в ручной клади бутылку с алтайским бальзамом, завернули. Вместе со здоровенным ножом, который забыл вынуть из сумки Паша. Из-за этого задержали самолет на двадцать минут, заставив нас сильно вспотеть. 

Это был последний пинок от древнего  государства… Монголия - прекрасная и хищная, как орхидея, наконец, отпустила нас...** J

 

 

 

*  * *

 

 

Ханума

19 июля – 7 августа 2010 г.

 

Фото: Ханума, Vuk

 

 

Фотоальбом - Ханума

Фотоальбом - Вук

Фотоальбом расширенный - Вук

 

В НАЧАЛО

НА ГЛАВНУЮ

 

 

 

* - знаменитый сериал ужасов, с ведущим-мертвецом

** - Миши не фотках нет. Фотофобия.

 


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  База треков |  Творчество |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |