Гаврина Ася
КОНКРЕТНЫЙ
Отчет о военно-спортивном Мабуканском*
Водном походе по Псковской губернии
за период от 22.07.90..
(все фамилии – реальные)
р.ВЕЛИКАЯ  фотки...

...Итак, после бурных, непродолжительных сборов колесный
пароход "Черный Тряпкин**" отбыл в маршрут последам своей
собственной боевой славы.
                Это была старая, видавшая виды посудина, усеянная
заплатами и разными словами; на носу ее торчалдубовый, грубо
сработанный Мабука*, в дань традиции одетый вчешую и с
женскими грудями.
   Восемнадцать*** горделивых труб, нечеловеческисмердя,
сбивали по пути все ублюдочные московские мосты,но милиция
не решалась приблизиться к "Тряпкину" - он шелпод защитой…

  Защищал пароход боевой крейсер "Адмирал Макаров",с
одноименным адмиралом на борту. Макаров имелв подчинении
одних женщин, которые постоянно ошивались накамбузе - как
всякий истинный художник, адмирал любил женщини пожрать.
      Между мачтами крейсера уже колоритно трепыхалисьна ветру
связки сушеных грибов, несвежих подлещиков иженское белье.
   В бочке , высоко на мачте Флагмана сидел графСтроганов, борода
пучком, и зорко глядел в монокль - он долженбыл
вовремя замечать камни, мосты, плотины и подаватьсигнал криком
адмиралу Ботину, который сидел на палубе в груженомбомбами
трофейном  вертолете...
  Адмирап всегда был трезв, и потому вызывал легкоераздражение, но с этим
приходилось мириться, так как без бомб жить былотрудно. Когда на
горизонте показывался чужой корабль,мост, илипросто надо было спрямить
путь, Ботинъ вылетал на боевое задание.
Адмирала частенько посылали в деревни за молокоми
картошкой, и он всегда привозил их бесплатно,не забывая на
обратном пути разбомбить сельсовет.
 

...Взвезднулось.
Луна, как розовый орех, недобро зависла над горизонтом.
    Природа подло затихла, словно выжидая чего-то...
Тряпкин зловеще колыхался на мачте, подмигиваямудрым глазом
окрестным разорившимся деревенькам. Чета Романовых,тайных
наследников престола, разъезжавших под кодовойфамилией
"Ромашковы", вышла подышать свежим ночным воздухом.
    Женская половина четы привычно навострила ухо:
- И-pрaз., и-два, трах-тарарах!! - все болееотчетливо слышалось
сзади.
             Это налегли на весла макаровские мамзели; самже
     адмирал картинно стоял на носу крейсера, держав руке наполовину
     выпитую пятилитровую канистру с добрым французскимвином
     урожая 2000 года.

 Барышни старались не глядеть на канистру, однакогребли
веселей, застенчиво скрепя десятифутовыми веслами;адмирал же,
напротив, глядел на барышень, и у него медленноподнималось
чувство прекрасного.
Посудина разогналась не на шутку...
- Не гребы-и-и! - заорал граф Строганов из бочки,но было
поздно - крейсер с разгона врезался в зад "ЧерномуТряпкину",
раздался зловещий  скрежет и в огромную пробоинухынула
вода.
   Тут же утонула графиня Рябова, но было не донее -
спасали шмотки, фотоаппаратуру, ящики с пивом.

  С нечеловеческим треском отломился и рухнул вводу Мабука. В
трех метрах от него бился с собственным "я" графМакаров:
канистра тянула его ко дну, но бросить ее онне мог. Рядом
с криками "Иван Купала, Иван Купала'" счастливоплескалась
графиня Новоторцева, ни во что не одетая.  "Будетмокрота!" -
радостно думал тем временем адмирал Ботинъ, летаянад всем этим
делом на вертолете и подумывая, не сбросить либомбу-другую...

  Барон Мизеркофф с графиней Воробьевой ничегоне заметили:
Они сидели в общем салоне и мирно наигрывалиджаз: сам барон
задумчиво растягивал тульскую трехрядку, молодаяже дама
кокетливо дудела в берестяной рожок - никогдаони еще не были
так близки к народу!
- Что там за крики? - лениво осведомился барон,не переставая
фальшивить.
- А хрен его знает! - достойно ответила графиня.- Опять,
небось, незапланированный мабукарий!

…В этот момент за бортом решено было перевернутьпаро-
ход, чтоб вылить воду, и разговор скоропостижнооборвался...
  Только все утряслось, как налетела новая беда-
разбуженная суматохой на болоте цапля сослепуврезалась в
Ботинский бомбовоз, Адмирал ничего не успел сообразить- он
как раз брился, но опытное кресло успело катапульгироваться.
Вслед за этим гулко янцнули бомбы, и над болотом
зависла мертвая, нечеловеческая тишина...
...Когда дым рассеялся, стало видно, как тути там
медленно всплывают глушеные графья, графини идохлая рыба.

- Рыбу, рыбу собирай! - орал на берегу уцелевшийМакаров,
размачивая сачком из собственных штанов. - Будетсегодя рыбка!
Кучка барышень на берегу скоро уже варила в канеуху...

- Ну, это просто праздник какой-то ! - выразилобщее мнение
барон Мизеркофф,обнаружив в своей миске 18 вареныхбатареек.
Высокие особы, ругаясь и гремя ложками, чиннорасселись
вокруг костра.

 Последними вспыли Фон Сплавники, держась за руки,как
два октябренка, и пока они, мирно покачиваясьсреди дохпой
рыбы, обсуждали, не пора ли им отужинать, всеуже было съедено.

- Господа! - внезапно предложил тайный наследникпрестола,
- а не выжрать ли нам по случая, такскать, массовогокиляния?

 Все были "за", кроме Ботина, который еще не вернулся
после катапультирования, да и вообще не пил.

- Что ж , так и будем решать этот вопрос…

  Канистру пришлось отбирать у Макарова силой.Разлили по
первой, потом по второй...По традиции разливаливосемнадцать
раз, и каждый раз Строганов прятал в бороде заначку.

...Короче, уже после третьего раза священный ликМабуки, надежно
врытого в болото, был осквернен грубыми нападкамимолодого, но
наглого графа Макарова, который валялся одновременноповсюду.
   Мадмуазель Новоторцева, отбросив всякий стыди так и
не одевшись, была, по собственному признанию,готована 18
подвигов. Графиня Гаврина, как женщина честная,с трудом
затащила подгулявшую мамзель в палатку, послечего горько
пожалела об этом, пытаясь отстирать спальники проспав всю оставшуюся
ночь под дубом...

    Макарова тоже удалось затащить в палатку.
"Между первой и второй - промежуток небольшой..."- тоскливо
бормотал пьяный граф историческую фразу, силясьвтиснуться
между двумя женщинами. Женщины, нечеловеческисмердя чесноком,
хитро поблескивали в темноте красными глазками.

 Фон Воробьева, с трудом фиксируя непослушные зрачки,
приставала ко всем проходившим мимо мужчинамс одним вопросом:
"Ну, хочешь, я выучусь шить? А, может быть, вышивать?!",отчего те шарахались
и убегали прочь.
"Я скоро выучуcь прясть!" - безнадежно кричалаим вслед графиня, терзая гитару-
но и эта добродетель не могла их остановить.

  Граф Строганов, выжав бороду в стакан, под шумокспер из
общей гермы банку тушенки и теперь в темнотецеплял оттуда
вилкой  дождевых червей - это была лучшая шуткаграфини
Гавриной!
   Неожиданно в темноте раздалось "Янц!" “ А, ч-черт!” -это,
наконец, вернулся адмирал Ботинъ, Он был чистовыбрит и страшно
голоден, но, как мы уже знаем, жрать было нечего.

  Обиженно высморкавшись в белую перчатку, адмирал
насадил на прутик свой партбилет и стал угрюможарить его.
"Не хлебом единым!..." - хитро улыбнувшись, успелаподумать я.
Больше я ничего не помню....
 

--------------------------------
*-    Мабука       –  Идол, которому в те годы поклоняласьнаша компания.
** - Тряпкин       -   Ленин
*** -    18              - священное Мабуканское число
 
 
 
 
 
 

   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |