Андрей Ладыгин

ОДНАЖДЫ В ПЕРВОМАЙ
Скучно жить без приключений!


- О-оля-я!!!
  Мы с Ольгой чуть не подскочили от радости.
  Это же наши ребята кричат, значит, где-то недалеко они, наверное, за лесистой горушкой. Может, случилось что? А может, из-за темноты не могут плыть дальше?
- Димка-а! Мы здесь! Плывите сюда! - завопили мы в два голоса. Но только ветер прошумел в ответ в вершинах сосен. И снова еле слышно: «О-оля-я!»
Значит, далеко, не слышат... Значит, судьба нам сегодня ночевать раздельно. Интересно, как это у нас получится? Ведь у ребят в байдарке остались палатка, «спальные» коврики, котелки, продукты, топор. А у нас зато все спальники и фонарь. Что делать? Идти навстречу - вверх по течению? Нет, в такую темноту это, пожалуй, нелепо.
- Э-эй! Где вы?!
Уже ближе! Сюда идут, наверное. Точно: хрустят шаги по другому берегу Исьмы. И вот уже совсем близко:
- Вы что, с ума сошли? Куда унеслись? Почему не подождали?
- Вот видишь, я говорила, раньше надо было останавливаться, - шепчет мне Ольга. - Ребята правильно обиделись.
- Димка, если вы недалеко, возьмите фонарь и плывите сюда, - говорю я. - Мы пойдем вам навстречу, разгрузим лодку...
Говорю - а сам думаю: нереально. Течение быстрое, завалы сплошняком, они и белым днем с боем дались, а ночью на них только глаза колоть ветками.
- Вот и идите к нам пешком, а мы больше не двинемся! - Димка зол на нас, и справедливо. - Или ночуйте здесь, как хотите.
 - Ладно, мы остаемся. Спички-то у вас есть?
 - Есть, - Димка захрустел прошлогодней травой, удаляясь к лесу. И сразу сгустилась тьма, тревожнее зашумел ветер, швыряя в лицо едкий дым костра. Дровишки тут паршивые, ольха да корье, сырые, трухлявые, дыму от них... Ну, да делать больше нечего.
Ломаем три гнилых ствола - на ночь должно хватить. Теперь постель. Вниз - коврики из «Катрана». Сырые - ничего, подсушим. На них брезентовую упаковку. Потом спальник. Еще одним спальником укроемся. Поверх него - упаковка от «Салюта», на котором плывут ребята - оба Димки, или по-другому - Митьки, а также братья Карамазовы - так их год назад прозвали в походе (хотя один из них приходится братом мне). Байдарку ставим на ребро с одной стороны «постели», с другой разводим костер-нодью. Теперь хоть снег повали - не замерзнем.
Лежим и ждем: приплывут или нет? Но с каждой минутой надежда ослабевает. Как же так вышло? Никто, конечно, не предполагал, что встретит нас подмосковная Исьма (приток Протвы) сплошными завалами и малой водой уже в майские праздники. Те, кто до этого ходил по ней, обещали красивые берега и быстрые перекаты, да и в книжке ни слова о том, какой тут «лесоповал»... С километр проплыли без проблем, а дальше - ну, словно Мамай прошел... Добили нас две огромные березы, упавшие так, что ни справа обнести (обрыв), ни слева (болото), ни под ними пролезть (слишком низко лежат), ни сверху переползти (слишком толстые стволы). Умудрились вылезти на них и, притапливая «Катран» ногами, пропихнуть-таки по этим «мостом»...
Ольга тогда все жаловалась - на работе не складывается, коллектив подобрался не очень, только устроилась, уже уходить тянет... После берез спрашиваю ехидно: «Ну как, на работу не тянет?» Оглядывается: «Ты знаешь, а ведь я сейчас об этом думаю...»
   Конечно, о стоянке надо было подумать раньше. Не в семь часов вечера. И ребят поджидать - видно же было, что сильно отстают. А ведь, казалось бы, здоровые оба, как на подбор, не то, что мы с субтильной Ольгой. Видимо, «Катран» сто очков вперед даст «Салюту», да и «Тайменю», пожалуй. Мы ведь ни одного завала не обнесли - где протиснулись, как под теми березами, где по-тюленьи, обдирая днище, переползли поверху. Да, спешили, хотелось не только найти стоянку поудобнее, чтобы и с дровами, и от ветра прикрыто было место, но и дойти хоть до какой-нибудь деревни из тех, что обозначены на карте. Плыли же в полном неведении! Ясно было только, что маршрут срывается и до конечного пункта - Боровска - нам и за неделю не дойти, не то что за праздники. Надо сниматься раньше - но где? Спросить не у кого, лес глухой по берегам.
   И когда мелькнул за деревьями свет окошек, когда расступилась чаща и нашлась наконец хорошая полянка, мы тут же встали и развели костер, надеясь дождаться ребят. Теперь вот утра дожидаемся. А из деревни доносится музыка, люди празднуют Первомай...

  В полночь проснулся от шороха, включил фонарь. Оказалось, здоровенная жаба забралась на подушку из вещей, норовит нырнуть под спальник. Отогнал непрошенную гостью, поправил костер. Не холодно? Вроде, нет. Есть хочется? Тоже нет. Значит - спать...

  Часа в два ночи начал накрапывать дождь. Потом заморосило сильнее. Забрались под спальник, как в пещеру. Костер держится, не гаснет. Кладу сверху еще одно полено и пытаюсь заснуть. Но в шорохе дождя слышатся то шаги, то голоса. Далеко в поле одинокая сосна вдруг задвигалась, смещаясь то вправо, то влево. Мерещится? Или вправду идет кто-то к нам через поле?
   В три часа ночи, наконец, «провалился», а когда проснулся, было уже пять и совсем рассвело. Ольга спит, калачом свернувшись под совершенно мокрым спальником. Дрова на исходе - а дождь между тем льет с прежней силой. Собрав волю в кулак, выбегаю под его холодные струи и бегу за дровами. Все сырое, с веток капает, вмиг промокаю до нитки. Но в кустах заливаются птицы и ветер шумит в кронах, а это значит, дождь скоро кончится. Интересно, как там наши?
   И тут слышу: стучат о ветки весла, раздаются бодрые команды. Плывут, плывут парни, веселые и почти сухие. Оказалось, застряли они как раз у тех самых злополучных берез и вынуждены были ставить палатку на низком левом берегу, чтобы в темноте не карабкаться на обрыв. Костра разводить не стали - и, конечно, замерзли в палатке без спальников, оттого и вскочили ни свет ни заря. Из солидарности с нами даже не стали ужинать...
  Только развесили сырые вещи вокруг костра, как дождь кончился.        Позавтракали от души, передавая сгущенку по кругу и снимая на камеру физиономии, выражающие верх блаженства. (Где-то теперь эта трехминутная черно-белая кинопленка?..) Смеясь, перебрали подробности прошедшей ночи. А потом... собрали рюкзаки, переправились на другой берег и всего за час (!) дотопали до автобусной остановки у моста, от которого отплыли накануне.

  Постскриптум.
  Знакомые наши, не пожелавшие разделить с нами компанию, в те же дни высадились на Исьме десятком километров выше. Ситуация повторилась с точностью - исключая холодную ночевку....

1991 г.



 
   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |