Реклама: Продаем Заклейщики и упаковщики коробок.

Главная  |  Клуб  |  Лента  |  Блоги  |  Галерея  |  Форум  |  Фото  |  Видео  |  Тексты  |  Снаряга  |  Погода  |  Связь 

 

             Золотая  Гора

 

 

" ...осенью возвращаешься в город,
идешь по ночной улице,
а вокруг все сверкает и блестит,
и манит, как золотая россыпь...
Идешь, и думаешь -
а ведь кругом говно!..."

 А.Х.Змиев,

«Записки старателя»

 

 

 

Действующие лица:
Кот (Костик)
Ханума (Ася)
Илюха (Илья)
Брусника (Ленка)
Vuk (Леша)
Айболит (Паша)
loovit (Сергей)

 

Все совпадения названий, координат, имен и ников считать случайными.

 

 

 

1.

 

 

…Мои друзья, посмотрев фильм про путешествие в Оймякон, не упустили случая спросить: а что это в руках у Константина? По-нашему – Кота. Чем это он там размахивает, на мшистом склоне Лабынкыра?…

 

 

А это мы взяли с собой металлоискатель, золотишка в нелюдимых местах поискать. Натаскала я его предварительно на зубной коронке, зарытой в землю. А вдруг – самородок?!  Места-то хорошие, а мыть лень. И кому это нужно – корячиться часами с лотком в руках, в ледяной воде. А вот сразу  найти кусочек было бы здорово. Правда, вероятность его нахождения почти нулевая, ну так  тем интереснее.

Самородки в нашей стране искать и присваивать запрещено, они принадлежат государству. Даже самые малюсенькие  Покупай лицензию, собирай артель, окучивай свой прииск – и плати налоги. А если просто так поискать – ни-ни! Ущемление потенциального золотого запаса страны.  Вот грибы собирать – это можно.  Хоть обожрись, а стратегическим запасом они не являются.  Или хариус в реке. Или сердолик на берегу. За остальное тебя посодют – а ты не воруй!

 

Шарились мы, шарились по ручьям, под камнями, по коренным выходам, в воде и на суше,  да все без толку.  Аппарат пищит, как резаный, на горячие* камни. Обколешь такой камень обухом, а внутри… опять камень. И так тридцать раз на дню.

Сядешь на пенек, съешь пирожок с копченым ленком, и задумаешься… Добыча рыжья - тяжелая вещь, требует умения, упорства, знаний и времени. И еще удачи, конечно.  Без удачи, на роду написанной, в такое дело лучше  не соваться! А то нос оторвут.

И вообще, может, тут в долине один песок, а самородков нет. Скорее всего, так и есть.

 

Но надежда на чудо все равно умирает последней. Тем более что ходит по здешним местам красивая легенда о Золотой Горе…  Типа, есть где-то в Оймяконье одинокая кварцевая гора, почти вся напичканная  золотом, долбанешь пару раз – и засверкает рассыпуха под лопатой… Из горы той  ледяной ручей вытекает, вниз по ложбинам бежит, и самородки под каждым валуном в ямках кучкуются.

Давно ищут эту гору и местные, и пришлые старатели, да все никак не найдут…

А есть ли гора?...

 

 

* * *

 

Мы прогребли мелкоразливистый Лабынкыр и почти незаметно влились в Туору-Юрях. Этому счастливому моменту предшествовало попадание в завал нашего с Котом «Скаута». То есть почти попадания, вовремя за кусты схватились  Все уже на стрелке нас ждут, а мы матюкаемся и жалуемся по рации, что никак не можем вылезти болота, пришлось просачиваться через боковой ручеек. 

С неба солнышко улыбается, вода прозрачная журчит по камням, Кот лодку волочит по мелкоте, а я краем глаза все посматриваю – не блеснет ли где золотинка?

 

Туора  вовсю радовала нас красками пейзажей и обилием даров, но чего-то, как всегда, не хватало.  В один из теплых дней, шатаясь по сопкам в поисках дичи, Илюха наткнулся на  заимку. Старую-престарую, почти полностью разваленную и мохом поросшую    Ну, да и вызвал по связи свободный народ, поглазеть, пощелкать. Черт его дернул, конечно, 

 

Мы притащились, с опаской пощупали влажный гнилой сруб, поснимали. Честно сказать, это уже были одни развалины, а не заимка. Лет сто здесь никто не жил, а то и больше. Крыша по-якутски плоская, не двускатная, а часть заимки под землей, типа полуземлянки. Я заметила, что место совсем дикое: сплошная заваль кругом, старые лиственницы стоят хоть неплотно, но  промеж них ходить тяжело, нога по колено проваливается, а на подступах везде вообще бурелом, без матери не пролезешь… Только бурундукам одним весело, конечно – снуют себе, в дырках запасы прячут.   Тропка вроде во мху есть какая-то, но скорее всего зверье к ручью на водопой протоптало.

 

 

С реки домик не видно, далековато.  С одной стороны глубокий ручей, с другой – скала и осыпь. Мимикрия!

 

 

На крыше - толстенный слой мха, потому и сверху эту избушку, скорее всего, вертолетчики отродясь не видели.  В общем, повеяло стариной, легендами,  и всякой древесной гнилью.

Внутрь залезать никто, понятно, не захотел – того и гляди крыша обвалится или пол рухнет  в преисподнюю,  на соплях времени уже все держится, на честном слове… В долине ветров почти не бывает, так что… Стояли, курили, снимались на фоне.

Но тут Кот – возьми да и выпендрись!  Пойду, говорит, гляну, что там внутри, дайте фотоаппарат кто-нибудь!

 

…Кот свой новенький «Кэнон» профукал, как известно, еще в Якутске, и ходил обездоленный. Поэтому он больше всех хотел найти   хотя бы малюсенький самородочек! Типа, в коллекцию на память. И с детектором не расставался.  Понятно, все тоже хотели найти по малюсенькому, но машинка-то одна… нехай, бедный Костик развлекается! Все равно ничего не найдет.

 

С опаской даем ему «мыльницу», в общем. Вход, закрытый приваленной штакетиной, оказался совсем низкий и узкий, словно нора, здоровенному Коту пришлось согнуться в три погибели. Он аккуратно пролез внутрь и скрылся во тьме.

Некоторое время из домика не доносилось ни звука, только луч фонаря метнулся за щелью между бревнами, заросшей грязной паутиной и лишайником. Потом несколько раз конкретно взвыл тесоро**, и мы насторожились…

 

- Костик золото нашел! – хихикнула Ленка.

- Это старые гвозди пищат, - рассудительно ответил  Илья,  и крикнул: - Ну, чего там?

- Ничего! – в щели показалась улыбающаяся физиономия Кота, уже изрядно запачканная то ли сажей, то ли  еще каким-то столетним мусором.  - Тут печка была, и нары. Все сгнило и в мышином дерьме! Супер! 

Лицо исчезло.

- Мешки старые… пустые вроде… Ржавый чайник! – глуховатый голос Костика доносился из недр развалюхи… - Топор без топорища… ой… млять!!! .. ыыыы.. – вдруг взвыл мой капитан.

Раздался треск ломающегося дерева и вслед за ним грохот падающего тела.  Пока народ оцепенело переваривал событие, Илюха уже полез внутрь, на подмогу.

 

- Костик  провалился! – крикнул он. – Не ходите сюда!

- Глубоко провалился-то? – деловито осведомился Леша, навинчивая новый объектив.

- Да не…  нога под пол ушла!

 

Через минуту в низком проеме появилась лохматая голова Ильи:

- Кажется, Кот лодыжку свихнул. Мужики, подсобите кто-нить 

 

В результате в заимку, кряхтя, полез Айболит. Айболит – врач, хоть и гинеколог, ему сам Бог велел спешить на помощь страждущим... Костика вытащили на свет и прислонили к старой лиственнице. Он стоял, подогнув ногу в колене, как аист, держа в одной руке металлоискатель, а в другой… вдребезги разбитую «мыльницу». Лицо его было растерянным и морщилось от боли. 

 

- Кажись, у мыльниц не сезон… - философски вздохнула Ленка: это был ее аппарат. 

- Ленка, я куплю тебе два новых, чесслово! – пробормотал герой-первопроходец и всхлипнул. Но мужчины не плачут!

 

В замшелую развальню больше никто не захотел лезть. Мы поволоклись обратно  в лагерь, где остался Серега, уже битый час варивший здоровенную утку. Волшебный запах супа витал над тайгой, заставляя столбенеть окрестных голодных зверюшек. Я подумала, уж не приманим ли мы медведя на свою голову.

 Мужики нежно поддерживали Кота, который подпрыгивал на одной ноге и матерился - вот уж денек не задался!

 

В тот вечер все напились, и Кот возьми и ляпни вдруг, глядя в костер:

- А я золото нашел!

 

Наверное, если бы Костик был трезв, он бы ни в жисть этого не сказал,  но спирт, настоянный на красной смородине, и чуть-чуть разбавленный водами местного девственного ручья…а  потом еще покурили…   это страшная сила.

 

Мы некоторое время все помолчали, и тоже потаращились в костер, но там ответа не было, конечно же.

 

- Много нашел-то? – спросил кто-то из мужиков, просто так, поддержать интересный разговор.

- До х !  Одному не унести, наверное… – просто, по-русски ответил Кот и  загадочно, но как-то криво улыбнулся. Типа,  жалко секрет выдавать, но одному и впрямь не унести…

 

И тут я  почему-то подумала, что он не врет, да и машинка пищала на цветмет, однозначно… Конечно, это могло быть что угодно, даже медная пряжка, но так думать неинтересно, сами понимаете…

 

И пяти минут не прошло, а Илюха, охочий до чудес, уже стоял с топором в руке, с ружьем за плечами, с пристегнутым подствольным «прожектором» и радостно  блестел глазами в рыжем свете огня:

 

- Ну, че сидите, вороны? Встали, пошли уже, клад искать!

 

Все засуетились, загомонили в предчувствии афигенной истории. Несмотря тьму и полночь,  спать вдруг резко расхотелось. Сове понятно - слово «золото» на всех без исключения действует одинаково!

«Рюкзак какой-нибудь возьмите!...»

Рюкзак взяли, альпшнур не нашли, в итоге схватили Лехину моркву, на всякий случай, для увязки чего-нибудь, фальшфейер, рации, ножи, фонари… снялись и поперлись в ночь, как партизаны на разведку.  Выглядело это совершенно феерически: Илюхи уже не видно, он семимильными ускакал к избе, дальше цепочка пьяных хронов   продирается через бурелом, громко ищет в полной тьме проход; за ними осторожно ползу я,  всматриваясь в каждый метр – ну, ни черта в темноте не вижу!... а позади всех, словно  кривой Базилио, скачет Кот на деревянном костыле,  который ему выстругали в лагере, и орет: «Подождие меня, гады, все равно без меня ничего не найдете!!!...»

 

…В развальню опять запустили Илью, дав ему рацию – уж партизанить, так по полной программе. Рация долго молчала, Илюха, очевидно,  шарился по стенам и углам, потом догадался все же обследовать дырку в полу.  Послышалась какие-то удары, как будто что-то сбивали топором, и вновь все затихло. Наконец, рация в моей руке зашипела и на  весь лес сообщила,  что под полом… стоит небольшой ящик,  очевидно, полный золота, и который поднять довольно сложно.

Тут как раз и Костик подоспел, тяжело дыша:

- Ну вот, а что я говорил! Это я нашел!....

- Ни фига себе, находочка… - выдыхнул кто-то рядом, и смачно утер сопли.

 

Народ жадно зашумел…

- Спокойно, товарищи! – сказала Ленка, и неуверенно добавила. – Думаю, там всем хватит.

 

 

 

Тут  вылез Илья, и мы сгрудились вокруг. Он протянул поцарапанную руку - на ладони лежал маленький кривой кусочек желтого металла, плоский и размером не больше раздавленной вишни. Все направили свет фонарей на этот кусочек и шумно засопели. Самородок  был слегка похож на собачью голову.

- Это точно золото?

- Очень похоже! – важно сказала я, беря его в руку и взвешивая – да, маленький кусочек, но для своего размера весьма тяжеленький. Откровенно говоря, я никогда вживую не видела самородного золота, но тут сразу поняла, что это ОНО.

 

 

  В общем, чтение золотоискательских форумов перед поездкой не прошло даром. Я уже знала, что самородки вещь редкая, и если уж водятся гнездами, то отнюдь не в масштабах ящиков.

- И что, там все такие?

- Не, там песок один, а этот сверху в бумажку завернутый лежал. Ящик-то небольшой, на самом деле, не шибко тяжелый, но ухватить не за что, чтобы вытащить…

- Фигня, на веревках вытянем!

- Интересно, откуда он там? Ящик, в смысле…

- Тут вольный старатель, видимо, жил, еще до революции.

- Наверное, все  намытое прятал, а потом сгинул куда-то, или убили… Может, медведь заломал.  Так и не успел вывезти. Заимку с реки не видно, тропы внятной нет, а в лесу на нее только случайно напороться можно.

-  Эй, а в домике никаких приспособлений, часом, не было для мытья?  Ну, корыта там разные…

Илюха почесал затылок:

- Не, че-то не заметил.  Костик, а ты видел?

Кот неопределенно пожал плечами и промолчал. Вид у него был хмурый… может, нога после пробежки болела.

- Это не колчедан, часом, какой-нибудь сраный, или пирит?

- Какой, нафиг, пирит! Пирит не пищит под катушкой!

- Давайте проверим.

Проверили –  пищит отменно! Да и округлости налицо, и цвет нужный. 

 

 

Тут уместно сделать небольшое отступление.

…Увы, не могу сказать, что я отнеслась к происходящему спокойно и иронически. Вроде бы будучи абсолютно равнодушной к богатствам и побрякушкам, я неожиданно для себя испытала  совершенно новое чувство. Конечно, там первую скрипку играла прелесть таинственной находки, но… я уже в уме начала прикидывать, на что потрачу  свой миллион!!!  Уйду нахер с работы, куплю дом и буду писать дебильные женские детективы. По два в месяц. Мдя…. Какие глубинные, оказывается, и низменные чувства может вскрыть в человеке ящик с железом, которое общество признало валютой… Неужели это и есть она... та самая Жадность?

 

Каждый взял пощупать маленький запретный кусочек  и со сладким вздохом клал его обратно в Илюхину ладонь.

- Что-то он какой-то бледный… - засомневался Паша,  поднеся к нему палец с обручальным кольцом, для сравнения.

- Хы, да у тебя в кольце до фигища меди с серебром! А здесь – настоящее золото…

- А это что за бумажка? – спросила Ленка.

- Бумажка из ящика!... Упаковка, типа,  – Илья помахал в несколько раз сложенным мятым листочком перед нашими носами, явно из школьной тетрадки. – Самородок в ней один только лежал, честное слово! Завернули, чтоб видно было… Я обратно заверну, если никто не против, а то еще затеряется.

 

Никто против не был. Но тут я снова выступила, хотя и с большой неохотой, однако сочла это должным:

- Знаете, что старатели говорят? Нашел самородок – закопай обратно! От греха подальше… Не дословно, конечно, но что-то типа того. За это убивают легко. И проблем с людьми государевыми не оберешься… И не государевыми тоже. А главное – не реализуешь никак, дохлый номер. Либо слить за полцены местной артели, да если бы знать, существует ли такая, и примут ли вообще, без вопросов. А то начнут душу трясти  – где нашли да откуда столько взяли, и потянется ниточка… а потом еще и грохнут по дороге, чтоб остальное найти… гы-гы… Можно с собой взять, конечно. Но все объявы в газетах и Интернете о скупке самородков дают не барыги, а оперативники. 191-я статья УК и три года тюрьмы обеспечены.

 

В общем, застращала я народ не по-децки, а тут еще до кучи подал голос до сих пор молчавший Сергей:

- Граждане!  Ася ведь права… лучше все это закопать обратно нафиг, весь ящик.  Золото несет с собою… ну-у…. в самом лучшем случае – проблемы и ссоры. Вам что, даров местных мало?

- Как это - закопать?! – закричали все, и я в том числе, сама не знаю, почему…

– Кто не хочет – тот не берет, остальным больше достанется!!!

 

…А кому больше достанется?

Кот нашел ящик, но таки случайно, а избу нашел первым Илюха, но он в эту сторону ни в жисть бы не пошел, кабы Брусника, собиравшая грибы,  отсюда не вернулась и не сказала, что видела тут кабаргу, кабаргу пошел снимать Вук и передал по рации Илюхе, что видит на каменистом склоне стаю куропаток,  а всех сюда вообще привезла Ханума, ну, и так далее…

В итоге поделить решили на всех поровну, а каждый делает со своей долей, что хочет.

 

 

Ты не поверишь, уважаемый читатель, но Лесному Духу оставили как раз самородок, кинув обратно под пол. Мне было жалко его, но команда таким образом решила уплатить небу за халяву и превентивно разрубить узел дележки неделимого.  «Так не доставайся же ты никому!» ©

Ну, оно и верно. Кроме того, провоз самородка в самолете чреват. Не дай Бог – обнаружат при просветке!  Возьмут всех за задницу, мало не покажется.

 

Ящик в итоге  вытянули,  разворотив все в избушке окончательно. Содержимое с немалыми трудами перекочевало в рюкзак, предварительно проверенный на предмет дыр: Айболит надел его на голову и вращал, а все вокруг светили налобниками. Убедившись, что рюкзак имеет аж три маленьких дырочки, послали гонца за гермой, так оно понадежнее будет…

Потом в лагере всю ночь взвешивали полиэтиленовые мешочки с песком на рыболовных Пашиных весах. Еще несколько дней назад на нем вздергивали ленков и налимов, а теперь поди ж ты! – ЗОЛОТО!!!

Сколько в итоге навесили – не скажу, это не имеет большого значения в нашем повествовании… Скажу только, что даже на семь рыл вышло вполне прилично. И стали мы думать, как это все провезти в Москву…

 

По такому поводу еще по кружке налили, разгалделись и принялись мечтать, кто на что потратит столь неожиданный подарок неба.  Дохлый грамм золота стоит семьсот рупий, а дальше  низшая математика…

Я больше жужжать на тему не стала, пусть люди порадуются, да и самой порадоваться хотелось, конечно.   А радоваться есть чему: никого не убили, не ограбили, здоровья не потеряли - и столько денег враз поимели! Правда, золото  – еще далеко не деньги, но в тот момент это было неважно.

 

 

Народ, знамо, пробухал на радостях до рассвета, а я, как существо непьющее, предавалась  всяким еще размышлениям на пару с кружкой чая, не столь радостным. Что меня точило весь вечер, так это именно подарок, вернее, его объемы. Чтобы намыть такую долю, которая досталась каждому, надо пахать, может, не один сезон. Природа, она такая – если что одной клешней даст, второй обязательно отнимет. Котофеич вот знает, почему у него один фотик пропал… я уж говорить  здесь не буду. Но  поверьте на слово - все в этом мире уравновешивается и равнораспределяется. Интересно, чего нас за это лишит «хозяин горы»…  Предчувствия и мысли распарили мозг…

 

 

Потом все легли дрыхнуть,  понятно, до обеда, положив головы в палатках на свои мешочки, не иначе, чтоб не пропали, значит…

Я свой мешочек засунула в спальник, в ноги, все время просыпалась и щупала его пяткой  - на месте ли, родимый? Потом вырубилась и  приснился  мне кошмар, то ли Черный Старатель, то ли Синий… Хозяин, страшный такой, с пустыми глазами и весь в мокрой земле, с чертными ногтями, с кайлом в руке. Он мне говорит зловеще: «...А знамо ли тебе, ничтожная, откуда то золото, что вы забрали? Сколько крови из-за него пролито? Клад не вам принадлежит!.. » «Мы же самородок специально оставили...» - испуганно блею я. «Малый кусочек я вам дарю, а остальное золото верните, лоботрясы! Оно принесет вам несчастье...» «Боюсь, что поздно пить боржоми, - угрюмо отвечаю я, - все уже во власти... это... больших планов... Изыди прочь, пративный!... »

 

 

2.

 

Утром я вылезла в куст за палатку, потому что пузырь просто разрывался от беспокойства, и затаилась, слушая лес… Было довольно тепло, а кровососы отсутствовали, и вообще, природа вокруг была удивительно хороша.  Тут в чащобе хрустнула ветка, я подумала, что мишка лазит, и обратно в палатку  свою тушку запрятала. Лежу, не спится, думу думаю...

 

 

Днем все снова собрались у костра, с красными глазами, и делали вид, что крепко спали. Поставили кипятиться большой кан  – массовый сушняк у группы, понятно. Сижу, зашиваю разодранную  в буреломе штанину, и тут Илюха ко мне подсаживается, затягивается сигаретой и тихо выдыхает:

«А самородочек-то исчез! Вот так-то…»

Я шиплю удивленно: «А ты откуда знаешь?!» 

«Да не спалось что-то…» - смущенно отвечает он, - «… решил с утрева прогуляться в сторону избы, заодно курей посмотреть, нам на ужин. Взял ружье и попер. Смотрю – опа! Вроде тень метнулась у развалюхи… Я за ствол встал, ружье наизготовку... Затаился, но никого так и не увидел больше. Закралось у меня подозрение, что дело нечисто. Подождал немного, потом в заимку залез, а в проломе-то пусто! Я же сам туда вчера клал, хорошо помню, куда… Уперли самородок, короче, вместе с бумажкой. Следы пытался вычислить, но ни фига не читаемо… Ты чего так уставилась? Не я это, клянусь!»

«Илюх, расслабься, верю!... А ты хоть что-то успел заметить? Что за тень? Человек?!...»

«Ясно, человек! Но фигуру я только мельком видел, со спины… Примерно с меня ростом, на вид крупный…»

«То есть скорее европеец, чем местный, якут?»

«Ну… похоже….»

«А одежда? Хоть что-то помнишь?»

«Неа… одежда темная, вроде зеленая… толком не врубился, утром туман был

«Фантастика…» - шепчу я… «Не говори пока никому, что был там и что видел… А вообще хреново!"

"Угу... есть хорошая фраза – жадность фраера сгубила! Ой, не нравится мне все это...»

 

- Вы что там шепчетесь? – с подозрением спрашивает Кот.

 

Втыкаю я иголку в штанину и, кряхтя, встаю: 

- Граждане! Все это очень мило, конечно, но давайте все же решим, как мы провезем наше золотишко и как будем реализовывать, чтобы не засветить всех остальных, источник, и так далее.

Тут Серега опять голос подает:

- Провезти все равно не сможем. Предлагаю поставить задачу по-другому - как продать? Это реально, скорее всего, только в местном улусе.  Можно попробовать в Сордоннох заехать. Максимум - в Томтор, дальше будут проблемы. В столице без толку такие вещи продавать, точно говорю. Гемора потом не оберетесь! Есть предложения?

 

Но все закричали, что здесь светиться не будут, себе дороже, лучше тихо отвезти домой, а там, типа, разберемся. Стали думать, в чем провезти…

 

- Хорошо  бы в трубах от катов, но увы… рамы-то все деревянные. В «Скаутах» костей тоже нет… - развел руками Вук.  – Остаются только шмотки.

- Надо хорошо прятать, - подает голос Айболит. – Если одного застукают, всех прошмонают.

- В каком смысле  прошмонают? Ты на теле собрался провозить? А рамка?!

- Ну, я багаж имел ввиду. Учитывая, что вопреки известным рискам и запретам мы спокойно провезли и ножики, и спирт, и фальшфейеры, почему бы нам и металлический песок не провезти?

 

 Да, тут Паша был прав. Досмотр был ахрененным. Спирт-то ладно! А вот за Котовьи четыре факела надо с нашей таможни драть четыре шкуры. Хорошо, что мы не террористы, а всего лишь туристы  и добропорядочные русские граждане. Хотя, возможно,  наши честные рожи все за нас уже сказали? Тоже вариант…

 

- Кстати, есть одна хорошая идея… - задумчиво протянул Костик, – Ваше оружие ведь не просвечивают? Напихать в стволы и заткнуть пробками!

- Вот глупость! – нахмурился Илюха, - стволы вытаскивают и смотрят на свет обязательно.

- Ага, - бормочу я, -  точно… ой…  есть идея получше! Илья, Паша, у вас патроны остаются, чтоб обратно везти?

- Полно, я еще и трети не отстрелял! – кивает Айболит. 

Илюха сложил руки на груди и уставился на меня:

- Где-то штук двадцать осталось.  Ты что же… думаешь заместо дроби золото насыпать?

- Точно! – радостно подтверждаю я. – Дробь выкинуть, песок внутрь, снова запыжить… По весу будет почти то же самое.

- Идея хорошая, но влезет только моя часть, да и то, боюсь, не вся.

- Можно еще снять декоративную накладку с приклада, выдолбить в дереве норку и туда досыпать… накладку снова навинтить.

- Хорошая мысль!

- Не, «тулку» портить не дам.

- Да ты себе новую купишь, еще лучше! – зашумел народ.

- Ну, хорошо, - соглашается Илюха, - а как же вы? Сами же говорите – если найдут спрятанное у одного, начнут основательно трясти всех. Я и Паша свое заныкаем, а ваше найдут, как пить дать. И тогда уж никому не поздоровится. Да еще приклад убивать… Не, ну его наф… - махнул он рукой.

 

Все притихли и задумались. Я села снова шить, но дело не шло,  мозг уже был занят другим:

- А на теле точно нельзя? Интересно, как рамка на это среагирует…

- Да, кстати… хорошо, что мы самородок не взяли!... – громко заявляет Илюха, а сам по лицам – зырк, зырк! будто невзначай…

 

…- а то если бы взяли, уж его точно найдут при просветке, и хозяину  крышка. Ну, и всем остальным, вероятно.

 

Но ни один мускул ни на одной харе даже не дрогнул при упоминании о самородке!

Мы с ним взглядами быстро переметнулись, и я незаметно там плечами жму, мол, облом, шоковая терапия не сработала…

 

- Кстати, песок можно попробовать пронести на теле! – говорит Ленка. – В смысле, в швы одежные запихать и зашить, а потом  Аськиным металлоискателем «обыскать» человека, проверить, запищит или нет. Так же можно сделать?

- О! Не вопрос! – отвечаю я. – Поставим самую высокую чувствительность, муха не пролетит. Хоть разок гребаный детектор  пригодится в настоящем деле…

 

Да уж, надо сказать, что я не раз пожалела, что мы эту фигню с собой поволокли. Здоровенная дура, а отдачи ни на грош. Один лишь раз  с толком поверещал, когда  мы гвозди возле старого моста искали, чтоб столик для пьянки сколотить…

 

- Еще можно в весельные шафты засыпать и заткнуть деревянными пробками!

- Точно, неплохая идея…

 

…А тут снова Серега гундит, как недобитая совесть:

- Граждане, завтра мы уходим дальше по реке, сегодня – последний день, чтобы все вернуть на место. Не наше это, и не надо вообще с золотом связываться. Думайте. Я бы вернул!

 

На размышление осталась одна ночь.

 

…Пели без гитары у здоровенной нодьи, а Костик на варгане отчебучивал, не хуже любого оленевода, да тут же и задрых потом на коврике…

 

 

3.

 

 

На следующее утро мы принялись  сворачивать лагерь, чтобы плыть дальше.  Новые  приключения буратино – это, конечно, здорово, а график-то подгонял! Все молчали и сосредоточенно увязывали мешки, но было видно, что народ нервничает.  Вернуть  драгоценный металл на место так никто и не захотел,  а это был наш последний шанс избавиться от тяжкого бремени  ненужных мыслей и волнений.

И надо бы чужое оставить, а что-то  внутрях неспокойно. Золото не отпускает цепкой желтой лапой! Вот оно, говно какое, оказывается!  Вообще от мыслей не отлипает…

Посовещались мы и приняли решение все воссоединить и закопать, только не здесь, а где-нибудь далеко в  тайге, на равнинной части, когда будем ехать обратно. Все равно в пути заночуем, или на перекусь встанем.  Лопата в УАЗе есть, присыпем в глухом месте и запомним точку по приборам. 

Это было правильным, на мой взгляд, решением – вот когда точно узнаем, как можно провезти, да  где продать без ущерба для здоровья, вот тогда пошлем из Москвы пару бойцов откапывать наше сокровище.  А то еще, глядишь, через годик-другой наконец-то разрешат и физическим харям драгметалл добывать! Тогда вообще проблем со сливом не будет. Золото не портится, а только в цене растет, так пущай себе полежит, до лучших времен.

Немного поспорили, где лучше закопать  дары небес – до Сунтар-Хаяты или после, за Алданом,  да  какие знаки-зарубки поставить. Сдали увесистую хиковскую герму с золотом  -  Илюха пожертвовал! - на катамаран, и пошли шмотки доупаковывать, с чувством выполненного долга. И, надо сказать, с большим облегчением в душе.

В общем, поплыли дальше, лелея в душе желтую неожиданность и перекатывая в уме  всякие приятные суммы и планы…

 

 

 

Но вскоре случилось непредвиденное. Кто бы мог подумать, что такое случится на матрасе!  На одном из хитрых поворотов, где глубокая и мутная, словно зеленая моча,  Индигирка, разнеслась в несколько проток, цепляясь водою за корявые когти топляков,

Серега и Паша со всего маху налетели на корягу.  Катамаран, как самый медленный, шел последним, и за поворотом нас не видел. Мужики, конечно, слышали в эфире сообщение о двух бревнах под водой с торчащими суками, но прижаться влево не успели… Правый баллон был пропорот аж в четырех местах!  Кат  насадился, как курица на гриль, моментально осел под Лувитом, и так застрял на струе, накреняясь все больше и больше.  Айболит заорал по рации, что у них проблемы и чтобы мы срочно чалились и бежали на выручку.  Но срочно зачалиться в протоках невозможно, потому что негде. Так что первые спасатели с веревкой, с матом ломясь через прибрежный бурелом, появились минут через пятнадцать.

Они увидели жалкую картину: мужики стоят по пояс в стремнине на топляке, пытаясь удержать полузатопленный кат, одно из креплений развязано и по реке вниз бодро плывет рюкзак Сережи.  Но самое страшное ждало нас впереди…

 

- А где же золото?! – заорал Илюха, и все уставились на катамаран.

 

И точно -  красного мешка на раме не было! Очевидно, он соскользнул в воду, когда развязалась крепежная лея… А так как герма тяжелая, она тут же пошла на дно.  

 

Почти час мы стаскивали кат и ловили рюкзак, который, к счастью, зацепился лямками за первый же боковой завал.  Делать нечего – встали лагерем на гнилом берегу, и стали думать, как найти канувший мешок.  Заставили Илюху напялить  неопреновый подводный костюм, в котором он ловил налимов на озере, надели на грудь рюкзачок с камнями… 

Но Индигирка – это не хрустальный Лабынкыр!   На месте трагедии глубина оказалась всего около двух метров,  однако сносило так, что даже альпшнур, за который мы держали Илью, не помог, его вечно выкидывало в разных местах. Наконец, он вылез, совершенно задохшийся, и сказал, что обыскал весь поворот, но ни хрена не видно из-за мути, которую несет вода. Дно полностью завалено полузанесенным коряжником.  И еще, возможно, мешок уже сильно «уехал» вперед, он хоть и тяжелый, но немного воздуха в герме все же было!

Все загалдели, что не может быть, такую тяжесть вода не снесет далеко, наверняка где-то на дне зацепился, нужно еще поискать, пока светло… Илюха ответил, что больше нырять не будет, устал и замерз. Тогда костюм с трудом напялил Кот и пошел в воду. Но снова напрасно.

А в один из заходов мы чуть не потеряли Костика – он неудачно нырнул и зацепился неопреном за топляк.  Вытянули, когда уже был на последнем издыхании…

Больше в воду никто не полез. Ну его в пень, это золото, жизнь дороже. Да и валить надо! Иначе не успеем к переправе. Жалко было, конечно. Решили, что вернемся сюда обязательно, с другой экипировкой, побазарили, зафиксили точку в навигаторах… Заклеились скоренько, согрели чайку и  поплыли дальше.

Вот так глупо мы потеряли неожиданно свалившееся на наши головы богатство. Бог дал – Бог и взял!

 

 

Все расстроились, конечно.  Особенно  злы были на катамаранщиков. В группе назревал раскол – как раз то, чего так боялся Сергей!  Ну прям провидец, блин. Еще до переправы все переругались,  последний день прошел в раздраженных репликах,  молчании и косых взглядах.  Постреляли, конечно, выпили, даже пару песен спели, но все равно невесело было. Напились с горя – и понеслось длинным языком! Дошло до того, что мужиков обвинили в сокрытии мешка. Типа, не свалился он, а спрятан в тайге. А аварию потом подстроили, чтобы списать убыток… Потом родилась еще более заковыристая версия, что Лувит специально утопил герму, и вовсе не там, а еще раньше, так что зря за ней ныряли… Потом накинулись на Леху, которому было поручено привязать мешок. Напоследок вломили мне, как инициатору идеи повезти все кучей   В общем, прощальный вечер удался на славу.

Утром мы свернули лагерь, сели под ивняк и продолжали угрюмо  ждать «буханку» на мешках.  Ленка ушла собирать голубику, но вскоре вернулась,  боясь пропустить что-нибудь интересное, и сделала вид, что читает газету...

 

И не зря!  Потому что интересное только начиналось.

 

Гнетущей атмосферы первым не выдержал Сергей…

 

- Второй  день несете всякую чушь, слушать противно. А почему все  так уверены, что золото в тайнике – старые запасы? Мало ли, что избе сто лет… Это, скорее всего, свежий старательский схрон, и в ящик кто-то уже не первый сезон складывал, а мы его грабанули! Причем внаглую! Понятно, что по дури и случайно нашли, но все равно.  Мы кто? Обычные воры! Вот и правильно, что все сгинуло. Кстати,  я почти уверен, что за нами кто-то следил из леса, а потом шел по берегу. Я еще в то утро, когда самородок нашли, вышел по нужде и видел, как  возле лагеря кто-то метнулся в лес.

- Ого… А что ж ты сразу не сказал?  

- Не хотел никого пугать, - махнул рукой Лувит, - думал, может, показалось с похмелья... или медведь.

- Медведь  - тоже неплохо!

- Шутки шутками, а все это плохо кончится, братцы.  Видите рощу на той стороне?  Там люди. Они сегодня ночью появились… Я по дыму костра их ночью засек, хотя они в лесу, а не у берега стоят.

- Ничего себе…

- Вот те на! 

- Кстати, и самородок-то в тетрадный листок был завернут!  Такие разве были до революции?

- Может, и были…

- Да ни фига!

- Вспомнили! О чем вы раньше думали?!

Команда недобро зашумела.

Я подошла с Сергею.

- Ты действительно думаешь, что они за нами следят? Скорее всего, это просто рыбаки из Сордонноха.

- Здесь рыбы нет…

- Это для спиннинга нет!... Ну, хорошо. Ты мне объясни тогда, как за нами шли. Это с какой скоростью надо по тайге лазить, чтобы за лодками угнаться! У нас скорость пофикчена больше десяти километров в час! – возмутилась я.

 

Тут, смотрю,  Вук  уже листами генштаба зашелестел, как будто ждал вопроса:

- Смотрите, Туора от заимки делает гигантскую петлю на восток, и потом возвращается.  Если идти пешком, то срезается почти треть, совершенно реально не только нас догнать, а даже раньше придти на точку. Если тропы знать. А где мы собирались встать последним лагерем – знал весь улус!

- Ну, тогда эти люди не видели, как мы золото утопили… И будут нас пасти. Вот блин!

- Да уж… – махнул рукой Айболит, вставая,  – Ясно, что дрючить эскадру будут у переправы, больше негде. Дорога одна!    Пойду-ка я порыбачу, что ли…

- Паш, тебе же сказали – рыбалки тут нет.

- Ну, хоть так покидаю…. вдруг повезет! А то тошно как-то…

 

Все проводили Айболита подозрительными взглядами.

 

- Между прочим, мы могли плыть до самого Оймякона… это тоже было в планах, помните?

- Да, млин, граждане, вы чего? – вопит Илюха,  - Уже сколько у моста топчемся! Вчера костер жгли до небес, орали, ракетницей пуляли. Тут даже не захочешь – увидишь. Да и якуты, помнишь, проезжали на «луазе»? Может, стукнули кому надо… Если за нами кто-то следил, то все понятно. Хорошо еще, что вообще не пришили… за такие дела могли бы.

- Мда… Невесело.

- Так, значит… получается, и самородок не мы увели? – тут Илья, словно вдруг вспомнив что-то, обводит всех  взором, полным надежды.

- В смысле – увели? - с удивлением поднимает голову  Кот.

- Кто увел?! – ахает Леша

 

Делать нечего, я встаю, как хмурая туча, но Илюха меня опережает:

- Я после той ночи, когда золото нашли, ходил на охоту, и у избушки человека видел. Потом в проломе смотрел, пусто там… Этот  гад самородок и спер!  - говорит он, нервно закуривая. 

 

Хорошо, что вчера стрельнули на трассе у якутов пачку, а то и закурить нервно было бы нечего…

- … думал, из наших кто… звиняйте уж… Теперь понятно, что мы чужое взяли, а он свое забрал. Вот и пасут нас. Да ну его нафиг, это золото… Хорошо еще, что нас  этой ночью, как кур, не перерезали за такие бабки. Радуйтесь, господа старатели! Скорее надо отсюда сваливать...

 

Тут все опять разгалделись, понятно. Крик поднялся столбом, но уже не обидный, а просто так.

- Спокойно, товарищи… – пытается утихомирить нас Ленка, – Золота нет, и волноваться больше не о чем.

После чего вздыхает.

 

 

 

4.

 

 

В общем, теперь не осталось сомнений, что за нами кто-то следит с самой Туоры.  

И все  тут же помирились.

Но стало как-то неуютно...  Мужики принялись зыркать вокруг, тайга  враз стала опасной и чужой, лишний раз и отлить не сунешься…

А тут еще Ленка масла в огонь подлила, сказав, что рано утром кто-то явно у завала стоял, и за лагерем наблюдал. Она, типа, помыться перед дорогой решила, поэтому одна тихонько к реке двинулась, пока лагерь еще спал. Уже подошла к топлякам, разделась, стоит, жмется – холодно! И вдруг кто-то как ломанется с треском через завал, а через пару секунд и след простыл! Только и заметила, что человек, а не зверь. Струхнула порядочно... Ну, и в результате не стала мыться, быстро одежду напялила и вернулась.  Теперь ясно, что это чужаки, которые за мостом встали.
Народ офигел, конечно. Илья предложил, если машина вдруг не приедет, по очереди с Айболитом ночью караулить лагерь, с заряженным оружием. Мало ли случаев, когда шмотки у турья перли. А то еще чего похуже... Пока спорили, стоит или не стоит это делать, чтобы кого-нибудь своего в темноте не подстрелить,  неожиданно подходит сам Айболит и как-то растерянно произносит:

 

- Люди! А я бумажку нашел…

- Ну, так используй по назначению! – оскалбился Кот.

- Какую бумажку? – напряглась я.

- Из которой кусочек  золота вынули. Тетрадка в клеточку… Ну, помните, когда Илья самородок принес? Там карта какая-то была нарисована. Бумажку выронили у нас под носом! Во-он там… – он указал на груду топляков у воды.

- Ой… Значит,  они точно здесь были! – испуганно пискнула Ленка.

- Мать честная… - охнул Илья.

- А что за карта?...-  еще сильнее напряглась я.

- Да не карта… так, схемка от руки…

- Вот, блин, а мы даже не посмотрели! Кстати, а почему это – была? – удивился Кот.

- Ну… - замялся Айболит, - это…..

- Что – ЭТО?!

 

Паша тяжело вздохнул и потупился. Дальше из него с трудом вытянули душераздирающую историю о том, как он пошел к реке, перелез через завал  и неожиданно почувстовал, что… в общем, прихватило. Положил спиннинг на землю и сел под  корягу.

А бумажки-то  с собой нету!  Ни лопуха, ни мха, ничего путного, вокруг только камни, песок да сухие ветки от топляков. И тут видит – лежит прямо перед ним комочек  бумажки. Совершено сухой и на вид чистый. Прилетел с дороги, может, ветром занесло. Или  лазил тут  кто-то, да выронил. Все же переправа, народ ходит.  Там и следы  на песке виднелись, чьих-то сапог вроде, не разглядел.

…Короче, бумажку двумя пальцами осторожно взял… Ба! Да это та самая, что у Ильи в руке была. Все так же свернута в четыре раза, только пустая, без самородка. Развернул, а внутри что-то  синим карандашом нарисовано, типа карты, корявенько. Пока сидел – рассматривал из любопытства, хотя ничего толком не понял.

- Ну, и?...

- Ну, и… потом использовал по назначению… - совсем сник Паша, осознав, что сделал нечто ужасное.

 

- Ты ее порвал? – грозно спрашиваю я.

- Не-а… зачем, она и так маленькая…

- А что там хоть было, примерно?

 

Айболит крепко задумался, почесал затылок и произнес:

- Вроде излучина большой реки, какая-то гора или сопка, с нее сбегает ручей с двумя развилками. С десяток мест на сопке и ручье помечены крестиками, где-то большими и жирными, где-то  мелкими.  Ммм… Два креста, кажется,   были обведены в круги. Еще пунктир  хитрый вокруг горы, очевидно, тропа… И ни одного названия не было, никаких пометок, кроме высоты у одного из крестиков.

 

- А высоту помнишь?

- Нет… - уныло ответил Паша. – Цифирку я не запомнил… Сто с чем-то. Не думал, что так важно.

- Балда! Да это же Золотая Гора!!! Картиночка-то поценнее ящика с золотом будет! – кричу я.

 

- Ё-моееее… - протянул  кто-то. – Вот мы дураки-то!

 – Ну да! Идиоты! Помните, что я вам про кварцевую гору рассказывала? Теперь по излучине и форме ручья место вычислить – как нефиг делать, даже если автор с картографией не дружил! Эх, такую зацепку погубить!  Мама дорогая…. –  я схватилась за бошку и застонала.

 

- Ну, чего кричать-то? – тихо произнесла Ленка, нервно поправляя очки… – Бумажка-то еще цела, я так полагаю…

 

Все, как по команде, вытаращились на нее.

 

- Бумажка, я полагаю, в говне! – зловеще произнесла я.  – Ты что же думаешь, что мы…

- Я ничего не думаю… - еще тише сказала Ленка и густо покраснела.

 

И тут  Сережа вдруг опять загундосил:

- …Да тише вы! Разорались... Забыли, что за нами слежка? За такую бумажку запросто могут убить! Давайте все  сожжем нафиг, вместе с завалом…

- Ты что, сдурел?!  Священную бумажку?! - зашипела я, - Да ты знаешь, за сколько ее можно продать  заинтересованным людям? Или воспользоваться самим, на следующий год. А что, поедем?...

- Конечно, поедем! - радостно зашептали остальные, нервно оглядываясь, - вечно ты, Серега, боишься чего-то!

 

Короче, идею «золотого» похода на следующий год в итоге все поддержали. Тем более, что ящичек наш – тю-тю, просрали.

Но тут, друзья мои,  встала воистину неразрешимая проблема. С одной стороны, есть бумажка, на которой начертана ну уж если не дорога  в рай, то путь к беспечной жизни всего нашего коллектива, однозначно. С другой стороны, чтобы воспользоваться этой бумажкой, надо изъять ее из кучи, и каким-то образом привести в надлежащий вид, не испортив самое ценное – картинку.

Вопрос встал ребром. Образно говоря, можно ли ради кучи золота нырнуть в кучу дерьма?  Это, конечно, очень сложный  выбор.

А как бы поступили вы?...

 

Почетное дело сначала предложили Айболиту, по понятным причинам. Но Паша вдруг категорически отказался. Даже когда ему повысили ставку, пообещав отсыпать сколько хочет, с лица. «Вот если бы вы мне налили по сколько хочу с лица, тогда, возможно, я бы и рискнул,.. А на нет и суда нет!».

Выпить у нас как раз уже не было, все уколдырили в последнюю ночь…

Тогда решили кидать жребий.  Тянули разноцветные спички, и с зеленой головкой досталась Илюхе. Илья подержал ее в руках, словно взвешивая последствия,  выпустил клуб дыма,  а потом вдруг побурчал, что ну его лесом, он и так неплохо живет. Деньги, конечно, очень не помешали бы, но не такой говенной ценой!

 

После этого я прямо предложила: может, среди нас просто есть доброволец, который сидит и молчит, а в душе уже готов на все ради счастливого будущего? Всего-то надо: подойти к дресьве, вытащить бумажку за уголок, обмыть ее в реке…

- Ася… Обмыть не получится… - вздыхает Айболит.

- Это почему же?

- Там, похоже, химический карандаш, или чернила. В воду кинешь – все, прощай схема. Там только если  руками как-то расправить, стереть аккуратно…

 

Задача явно усложнилась.

 

- Паша! – спрашивает Кот, вставая и потягиваясь, – А ты что вчера ел, кстати?

У меня глаза вылезли на лоб...

- Котик!  -  мурлыкнула я, - Неужели ты…?!

 

Все окаменели в предчувствии…

 

- Я вам чё, фекальный эквилибрист? – засмеялся Костик, потом вытащил откуда-то из себя варган и произвел на свет несколько заунывных звуков. – Я просто узнать хотел, с чего понос-то. Вроде ничего дурного не ели… Ась, а ты сама не хочешь, кстати? Ну, как организатор путешествия…

 

 - Я не могу! – честно призналась я. – Мне при одной мысли становится дурно… И потом, я все-таки женщина. Ладно бы еще своя куча… но чужая! Вук… А ты чего молчишь?

- А  чего опять я?! – вылупился Леша и даже отступил на шаг, как будто его собирались бить, – Я и так нормально зарабатываю вроде… на жизнь и походы хватает

 

Серега сказал, что у него уже все выращено и посажено, и любой ценой добывать деньги уже неохота…

 

- Блин, народ, я не поняла! – злобно говорю, – Тут что, никому бабки не нужны? Когда мешок утонул  – все чуть ли ни рыдали от горя, а тут целая гора золота светит, и хоть бы кто ногой дрыгнул! Кстати,  Лен, это же была твоя идея… ну, что бумажка еще цела и никуда не делась. Ты ведь, наверное, имела что-то конкретное ввиду?

- Ну, да, имела… - промямлила Брусника, и в ужасе посмотрела в сторону реки… - Но я не думала, что я… что меня… Я это… лучше пойду грибы пособираю? Быстренько пожарим, пока машины нет. И вообще, мы же сюда не за золотом ехали! Так, отдохнуть…

 

- Лен, тут грибов нет, ты уже все собрала! – обламывает ее Лувит.

 

Все скорбно замолчали, а Костик предложил:

- Знаете что, братцы? Есть мысль.  Сильно подозреваю, что бумажку кто-то выронил, когда лез через завал. Вместе с самородком. Паша ходит в очках, бумажку-то он увидел, а самородок, небось, где-то рядом лежит, в песке.  Поищем? У нас еще часа два есть, думаю, все равно делать нечего…

 

 

5.

 

 

Удивительное дело!  Только что отказались от космического богатства, а за маленьким кусочком радостно побежали. Неисповедимы пути…

Я говорю:

- Стоп, дело серьезное, давайте сначала  настрою машинку!

Настроили, в общем,  и пошли всей толпой на берег копаться.  Я хожу кругами рядом, советы разные даю, ногой песок да камешки ковыряю. Все старательно обходят зловонную кучку, кокетливо прикрытую горстью лесного мусора. Сбоку  виден клочок заветной бумажки… но видит око, да зуб неймет!

Каждый берет металлоискатель, ищет,  потом со вздохом передает другому. Ничего нет, кроме мусора.  «Тесорка» орет, не переставая, на нервы давит. Поперли лесом крышки от пивных бутылок, гайки, гвозди, банки ржавые консервные, даже старый ножик… Цивилизация, ётить!  Уже весь берег вычистили, железо под кустом горкой свалили. И наступила тишина.

 

- Ой! – говорит вдруг Ленка. – Паша что-то про следы говорил… а мы все затоптали!

- Точно, – сокрушается Илюха. – Черт, как же я не дотумкал  Рыбаки местные в совковых болотниках ходят, сразу бы ясно стало, кто тут крутился!

 

Увы,  береговая отмель уже была вся растоптана разнокалиберными вмятинами, словно на водопой приходило стадо кабанов, которые попутно играли в ручеек и чехарду…

- Ну, что же теперь делать… Детективы из нас хреновые! - вздыхаю я, – Упустили еще одну зацепку.

 

Наконец, народ устал и скучковался на берегу. Кто болтает, кто курит и на мутную воду Индигирки таращится, думает, не искупаться ли перед дорогой, а стояла небывалая жарища… Все уже поняли, что ничего тут нет, кто же будет самородками разбрасываться, а бумажку просто  выкинули за ненадобностью.

 Последним, как умирающая надежда, шарился Кот. Ходит, катушкой над землей водит и в полной тишине песенку странную поет: «…отцвели уж давно хризантемы в саду-у-у… я цветок золотой все никак не найду-уу!! » 

 

И тут вдруг… тесора моя как запищит! Ахтунг!!!...

Все кинулись к Костику, а он ржет… аж слезы текут! И рука с металлоискателем трясется… 

 

- Во дела! – шепчет Айболит. – Так наш самородок…. под… ?!

- И надо же было, тебе, Паша, так метко…

- Я ж близорукий! – Айболит смущенно снимает очки и протирает их грязным платком.

- Надо же,  нашли…

- Это точно оно?

- Золото? Ну да…  я  же на цветмет отстроился.  Тут нечему больше пищать… он и должен был лежать где-то рядом с бумажкой! Самое место…

- Мда… - задумчиво протянул Илюха… - вот и самородочек вернулся…

- Вернулся-то вернулся… А мешок  все равно жалко, - вздыхает Айболит. – Столько планов настроили, блин…

- Это все из-за того, что какие-то гады уперли дар Лесному Духу!… - снова бурчит Илья, глядя на кучу.  Кого он имел ввиду, осталось неясным.

- Но дар-то снова с нами! – ухмыляюсь я.  – Вот он, берите! Грамм сорок будет… как раз на пару хороших фотиков, даже если за пятьдесят процентов сдать.

И подмигиваю.

- А как его продать-то?  Вы всю дорогу мозг парили, что ничего не получится… - возмущается Кот.

- Один кусочек - чай, не ящик!  Сейчас машина придет,  все узнаем…

- Костик,  так с тебя бутылка?

 

Кот грустно мигнул и  почесал левую ладонь  - опять Судьба делает ему Большое Предложение!

И опять пришлось отказаться. Что ты будешь делать!...

Ну, и все отказались – по тем же причинам.  Вот почему многие русские люди никогда не бывают богатыми  Не хотят ковыряться в говне ради золота!

 

Посмеялись мы, повздыхали, да с тем и уехали.

"Костик! А что бы ты сделал, если б самородок в песке лежал?"
"Ну... не знаю... думаю, пропили бы его, не доезжая до Якутска!"
"Ты знал, ты знал!..."

 

 

 

 

А самородок стырила я.  

Из-за своей медлительности чуть на засветилась – это меня видел тогда Илья… Женщина я крупная,  со спины  за мужика принять можно. Хорошо, хоть сдуру вдогон не выстрелил!

И потом, когда возвращалась, меня засек  Лувит.  Понятно, разведчик из меня никакой…

Да, я рисковала, но маленький красивый кусочек оставлять тайге  не хотелось. Собачья голова ждала хозяина и интересной истории! Везла я его с собой до переправы  и все  раздумывала, чего бы такого выдумать прикольного, но ничего не выдумывалось, прямо хоть в кан с ухой подкидывай. А тут жизнь сама замутила интригу.

Проверка на жадность!… Первейшее дело…

 

Решено было сыграть в  рулетку: если хоть кто-нибудь пойдет за бумажкой, то я выиграла, и самородок забираю себе. Если никто не возьмет,  то его получит тот, кто ни разу слово "золото" до отъезда не произнесет. Но жизнь внесла свои коррективы и все чуть не провалилось... самородок, который я всегда носила в боковом кармане штанов, выпал оттуда! Вместе с бумажкой, в которую был завернут, я ее даже толком не разворачивала, только один в палатке с фонариком ночью посмотрела, на месте ли бестолковый кусочек золота, за который люди готовы удавиться…

Ёлки мохнатые… Ведь это меня тогда Брусника увидела. Я рано утром, пока еще все спали, по береговой линии с фотосессии обратно пробиралась. Уже почти дошла,  смотрю – мать честная! Кто-то голый и бледный, словно утопленник… в тумане стоит и на меня смотрит!!! Перепугалась я до смерти и  как ломанусь обратно через топляки… Скакала, как паленый заяц, вот там-то  самородок и выронила.... но еще не знала об этом.  

 

Второй прокол – на месте падения, конечно же, остались следы моих кроссовок. Там песочек как на заказ, намыт в доску. И протектор вычислить проще простого… Когда Паша про бумажку сказал, я чуть в обморок не упала. Рукой в карман шасть… а самородка нету! Еле удержалась, чтобы  не рвануться… Но тогда бы все догадались.

Потом еще Кот выступил, и я совсем приуныла. Все пошло не по сценарию!

Надо было срочно следы затоптать и постараться сделать так, чтобы золото не нашли…

Металлоискатель я на всеядность поставила, и полную чувствительность врубила. Народ же тонкостей не знает. Потому и мусор попер, и желание искать у всех быстро пропало. А Костик хитрый, я его на свою голову на Лабынкыре обучила – взял, да и все настроил как надо, зараза…

 

Ну, а с «пиратской» картой совсем хреново получилось. Тут уж пришла очередь посмеяться над нами хозяину тайника… Прощелкала офигенное богатство, каюсь. Неделю в кармане носила, ума палата!!! Хотя, возможно,  это не та Золотая Гора, о которой все в улусе шушукуются, а просто какая-то левая наброска. Мало ли в долине  рыбных местечек… Не в этой, так на Тарыне  Но кто знает, кто знает…

И пока мужики грузили «буханку», я на всякий случай сбегала, записала координаты кучи дерьма в Pulkovo1942.... И на ближайшей коряге вырезала финкой знак «г». Что можно смело трактовать, как gold.

 

 

* * *

 

 

...Через день езды, после спуска в долину с Сунтар-Хаяты, мы встали на перекус. И тут-то под веселый треск огня Паша раскололся, что все наврал. Ну, пошутил, типа.  Разыграть напоследок решил, в отместку за нападки. Не было на бумажке никакой схемы, чистая она со всех сторон, как душа младенца… Какой же русский не любит хорошо пошутить?!

 

В общем, и карта оказалась липой, и мешок, я думаю, мы уже не найдем никогда. Весенний паводок 2009-ого года разорвет его на тысячу маленьких медвежат, и великая Индигирка засеет золотым песочком свои берега, вернув земле то, что из нее когда-то вынули…

Однако, дорогие мои, еще не все потеряно. Мы-то с вами знаем, что лежит ТУТ…. Паводок будет только в июне, можно успеть!... Фотка внизу - мой вам новогодний подарок. Шанс для тех, кто очень хочет золота!   N 63 19’09.8”, E 143 35’40.2”

 

 

 

 

Три веселых гуся, с размазанной ответственностью:

Ханума

Ася Гаврина

Марфа Московская 

 

Полный отчет о путешествии

 

Москва – Оймяконье - Москва

Август-декабрь 2008 г.

veslo.ru ©

 

 

 

* - «горячие камни»  (жаргон) - камни с высокой минерализацией металлами. Для исключения их влияния на катушку нужно отстраивать чувствительность металлоискателя. 

** -  «Tesoro» – штатовская фирма, выпускающая металлоискатели. 

 


 


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом | --> Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  Белая Сова |  База |