Как я снимала проститутку


 
 
 

 Каждый вечер, часов в 11, я еду с работы по Ярославскому шоссе. Сразу за кольцевой, метрах в ста, они стоят красочным полукругом, без тени смущения, ярко освещаемые фарами одного-двух автомобилей. Тут страждущие господа и товарищи могут подобрать себе девицу любой масти и верткости. Все они молоденькие, стройные, броско одетые; лица, несмотря на трудности профессии, оживленные, на накрашенных губах пляшут полуулыбки, глазки игриво провожают проезжающие авто… Когда начинается дождь, они с обычным женским визгом рассаживаются по своим машинам. И каждый вечер я смотрю на них со смешанным чувством…
 …Однажды моя мама, возвращаясь поздно из театра на Маяковке, увидела такую же картину. «Наверное, выпускницы гуляют, -  с отеческой улыбкой сказала она.  - Так приятно посмотреть!»
 Идея снять проститутку созрела неожиданно – у пяточка с ними
машины неизменно притормаживали, и образовалась легкая пробка. Время на раздумье у меня было секунд тридцать, и я решила – а почему бы и нет? Давненько я не хулиганила, старая, видно, стала, яд уже подсох, да и мысли все больше то душе, то о работе… А тут как раз дали зарплату и подруга с ребенком уехала в Крым, оставив мне ключи от квартиры. Вот они стоят, голубчики. Им ведь все равно, кто их снимет? Кто платит бабки, тот девушку и танцует!
С этой мудрой мыслью я подрулила к обочине, закрыла машину  и направилась к освещенной группе. Проституток было больше, чем обычно, человек пятнадцать – наступал уикенд, все едут на дачи, самый спрос.
Ко мне подошел худой парень в черной футболке и вопросительно-молча уставился на меня. Я внимательно оглядела пеструю стайку блядей, но почему-то не испытала радостных ощущений. То ли их неокрепшие рожи вызвали во мне подсознательный протест, то ли грызли сомнения по поводу правильности моего решения. Однако, почему я должна отказывать себе в маленьких радостях?
- Здесь все? – строго спросила я.
- А тебе кого надо?
- Мне, пожалуйста, побойчее и поразговорчивее, и чтоб без комплексов.
- У нас тут все без комплексов! – усмехнулся сутенер. – И деньги вперед.
- А если она меня не удовлетворит? – поинтересовалась я.
- Это твои проблемы. Может, ты больная какая. А у нас девочки все проверенные!
Мужики смотрели на меня, не скрывая недоверия. Видимо, женщины не останавливаются здесь на съем. Интересно, почему? Многие хотят попробовать, но боятся уронить свое реноме. Или денег жалко. Баба - существо экономное… Интересно, а если бы полукругом тут стояли мужики? Останавливались бы дамы после трудного рабочего дня, выбирали бы… эх, жизнь. Дремучий у нас народ. Когда еще дождешься! Будем брать, что есть.
Я фальшиво вздохнула.
Да, сутенеры смотрели недобро, с ехидством; девицы, напротив, зыркали с интересом и весело пересмеивались, однако строй при этом не нарушали. Рядом остановился «Чероки», во внутренностях салона виднелось несколько лысых голов. Судя по короткому разговору, здесь их хорошо знали. Из джипа внимательно посмотрели на меня – я опасливо отодвинулась от проституток, на всякий случай, и стала скромно дожидаться своей очереди.
Джип уехал.
Строй поредел. Я с легкой грустью отметила, что увели  блондинку слева, высоченную девицу. Вот ведь подалась на легкие хлеба, дурында, а могла бы стать классной баскетболисткой, звездой какого-нибудь задрипанного института…

- А сколько нынче час? – продолжила я прерванную беседу. – Что-то я давно не снимала… эээ…  отстала от жизни…
- На час не сдаются! – хмуро заметил подошедший амбал в кожаной жилетке, с  сотовым в руке. – Или на ночь, или на все выходные.
- Мне только на ночь! – быстро сказала я, вспомнив, что в воскресенье у меня большая стирка.
- Одну берешь?
- Одну. Куры-то клюют… Особо не разгуляешься!
Жилетка хмыкнула, однако назвала цену, и предложила мне ознакомиться с товаром поближе. Уши мои воспламенились, когда я услышала, сколько с меня собираются содрать за одну жалкую ночь – на эти деньги я планировала купить новый пылесос - но отступать было поздно.
- Они все в одну цену?
- Да!
- Спасибо…
Я долго шарила острым взглядом по лицам-маскам, и, чувствуя, что сутенеры уже начинают нервничать, поспешила остановить свой выбор на мелкой рыжей стерве, которая нахально смотрела на меня снизу вверх, жуя жвачку.
- Сколько тебе лет? – спросила я, взяв ее за подбородок.
- Восемнадцать! – не моргнув глазом, соврала она, продолжая монотонно жевать. На вид ей было лет четырнадцать, а то и меньше.
- И что ты умеешь?
- Все! А че вам надо?
Я с грустью отметила, что меня называют на «вы» - неужели так старо выгляжу?
- Увидишь! – загадочно сказала я и подмигнула ей. Рыжая скривилась – ей явно не понравилась перспектива. Своим скромным очкастым видом и простыми «жигулями» я не внушила ей доверия - вполне могла оказаться извращенкой с садистскими наклонностями. Впрочем, выбора у нее не было; да и все лучше, чем обслуживать целый коллектив гопников в загородной сауне, или стоять раком в качестве подставки для пепельницы. Плохо, когда у человека нет выбора…
«И вообще, не такая  уж я и страшная, бывают дамочки и похуже!» - весело подумала я, заглянув в пудреницу.

До квартиры в Мытищах мы ехали молча.
В прихожей я достала ей тапки ребенка, ножка у нее была маленькой, не больше тридцать пятого размера.
- Может, перейдем на «ты»? - робко поинтересовалась я у своей жертвы.
- Можно и на «ты», – без выражения ответила девочка. Она ждала привычных действий и немного нервничала, но я не спешила.
- Телик посмотрим?
- Зачем?
- Ну, надо же чем-то заняться! – усмехнулась я.
Девица помолчала, сосредоточенно что-то обдумывая. Я рухнула в кресло, включила четвертый канал и с наслаждением уставилась в ящик, вытянув ноги.
Прошло десять минут.
- А что, сексом мы не будем заниматься? – уныло спросила она, глядя на меня.
- Нет… - вздохнула я и с трудом сдержала улыбку. – Что-то я расхотела.
- Зря! – оскалбилась рыжая, чавкая «орбитом», - я все умею!
- И когда это ты научилась, от горшка-то два вершка?
- Ха! Знаешь, я сколько за год уже натрахалась? Что только и с кем только не делала!
- И не боишься? – я с уважением посмотрела на нее из-под очков.
- Не-а! Не знаю, как в других местах, а у нас крыша нормальная, менты все схвачены, никто не обижает. Я всегда с резинкой… И вообще, мне это пока нравится.
«Повезло. Не били.» – подумала я, а вслух изумилась:
- Да ты же шмакодявка еще! Как это может тебе нравится?!
- Маленькие женщины созданы для любви, а большие – для работы! – выдала она и нагло посмотрела на меня.
«Это верно!» – подумала я, а вслух произнесла:
- Умная больно. Заткнись уж! И хватит жевать, как корова! Выпить немного не хочешь?
- Угу…

Пока я открывала бутылку вина, купленную по дороге в супермаркете, и резала хлеб, Юлька – так звали девицу – осматривалась.
- Что-то бедно ты живешь!
- Это не моя квартира, - отрезала я. – И не вздумай ничего спереть. Найду – убью.
Она обиженно засопела, всем видом показывая, что мои опасения напрасны. Потом примирительно спросила:
- Ты не куришь?
- Нет.
- А я закурю. Можно?
- Валяй! – я махнула рукой. – Только окно открой пошире.
Юлька взгромоздилась на подоконник и со вкусом затянулась ментоловой, поглядывая на меня. Был самый конец июня, из окна веяло нагретым городом и слышались первые пьяные вопли с улицы – пятница.
Я достала из холодильника сыр, колбасу и томаты в собственной крови. Есть я хотела ужасно; как, впрочем, и всегда. Потом разлила «Массандру» в две рюмки и протянула одну из них рыжей. О чем говорить – мы не знали.
- Ты крашенная? – спросила я, чтоб что-то сказать.
- Ага! – радостно подтвердила она. – Вообще я русая, но на этот цвет мужики почти не клюют.
- И часто ты там… ну, стоишь?
- Да почти каждый день. Ну, если все выходные отрабатывала, тогда в понедельник отгул.
Говорила она буднично, как будто работала продавщицей в кондитерском отделе.
- Родители у тебя есть?
- Мать. Пьет. Я дома не живу, только бабки подкидываю, чтоб с голоду не померла…
«Какая гармония! – подумалось мне, - Не всякое подросшее чадо кормит своих родителей…».
- Давай поговорим о музыке, - сказала я. – Ты какую предпочитаешь?
Она долго, вдохновенно перечисляла известные имена, но вскоре поняла, что русская эстрада не находит отклика в моей душе и удрученно заткнулась.
- Ты в шахматы играешь?
- Неа, что я, больная, что ли?
- Нда… Тогда давай еще выпьем.
- Давай…
- Наркотой не балуешься?
- Курю иногда. Но игла - ни-ни! Что я, больная, что ли?
- Ну, то, что на тебе пахать можно - я уже поняла!
Мы засмеялись и обстановка чуть разрядилась.

После третьей рюмки рыжая мелочь явно захмелела. Да, нестойкая нынче молодежь, пьянеют со стакана – то ли экология, то ли выпивка хреновая… Наше поколение было покрепче, что и говорить.
Она попыталась игриво посмотреть на меня, но ничего, кроме приступа суровой жалости, не вызвала.
Я почесалась и посмотрела на часы – было полпервого ночи.
- Я спать хочу! – сказала я.
- И я тоже… - призналась гостья.
- Давно без секса не засыпала?
- Давно…
- Вот и отдохнешь в кои-то веки… - ухмыльнулась я.
Она по-детски, чуть смущенно улыбнулась в ответ. Было видно, что глаза у нее слипаются; она все еще пыталась быть настороже, но организм расслабился, сигналы в мозг засыпали на ходу.
Мне на мгновение показалось, что она хочет что-то сказать, что-то сокровенное, но не решилась. Может быть, помешала разница в возрасте?
Или просто бездна между нами?

Мы допили бутылку, потом обе приняли душ, я дала ей чистое полотенце и ночнушку. От последней она отказалась, сказав, что привыкла спать голой. Я не стала настаивать, уважая профессиональные привычки.
Я легла на диван, а девочку положила на софу в углу комнаты, на которой спит Катькин ребенок.
- Спокойной ночи!
- Спокойной ночи.
Через несколько минут я услышала, как нимфетка беспокойно заворочалась; затем последовал вопрос полушепотом:
- Слушай, а зачем ты меня вообще сняла?
- Не знаю… - зевнула я. – Скучно стало…
Не буду же я говорить, что мне захотелось выпить, а одна я не пью?!
- За такие деньги лучше б сходила куда!
- Мне не с кем! – честно призналась я.
- Ну и ну! – изумилась она. – А у меня столько подруг – до фига! Я уж мужиков даже не считаю.
- Везет тебе.  А у меня только ручная крыса...
- А где она?
- Дома.
- Красивая?
- Кто?
- Да крыса, блин!
- Да. Спи…

Потом она тихонько засопела, а я задумалась, глядя в темноту.
Да, не та нынче проститутка пошла, не та…  Раньше народ постарше был, посолиднее. Такие матерые бляди! Эксклюзив. Работали в одиночку. Цену себе знали, клиент на дом приходил, иностранцы в основном – итальянцы, югославы…  Я хорошо знавала нескольких дамочек -  посидеть до утра можно было, выпить по-человечески, пару бутылок водки, поговорить о высоком, под гитару попеть, в префик перекинуться… И поехать потом куда, поискать на жопу приключений. Эх, были ведь времена! Как быстро все меняется – глазом моргнуть не успела, у некоторых уже дети, такие, как она…
Я повернула голову и посмотрела на спящую Юльку. Лицо ей щекотал яркий луч луны, но она не слышала его, спала глубоко, как ребенок, приоткрыв порочный рот. Если ничего не случится -  подрастет, оперится, бизнесом каким-нибудь займется, замуж выйдет, детей родит…
 Если ничего не случится.
 
 

2000 г.
 
 


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |