?? ???????
 

Соло без оркестра

 

 

 

 

 

 

 

…Тоньку Сорокину воспитывала бабушка. Так уж получилось.

Росла Тонька дерзкой и непослушной. По заборам лазила.  Бабушка старела,  хотя вязать отказывалась напрочь; а внучка незаметно  жила своей жизнью, закончила какой-то институт и подалась на вольные хлеба.  Посему постоянно  бедствовала и жила за счет пролетных мужиков.

Через некоторое время  мужики ей надоели, захотелось попробовать чего-то новенького… В общем,   увлеклась девка водным туризмом. Кто знает, почему выбор пал именно на воду? Может, бабулины расказы о боевой походной юности сыграли свою партию…  А гор Тонька боялась,  с детства чухалась высоты. Поплавала она несколько лет по Карелии и заскучала. Бирюльки все это.  Никакого, нафиг, адреналина. И в одно жаркое лето  ушла она в сольный поход. Человек – существо гордое. Он должен  преодолевать и покорять, чтобы хоть кто-то его заметил!

Как и все нерешительные люди, Тонька была тщеславна и обладала богатой фантазией.  И цель сложилась высока и благородна -  залезть в задницу поглубже, чтобы  мир ахнул. Потому  маршрутик  выбрала толковый - у черта на рогах и с дурной репутацией. Зато потом все помрут от зависти. В газете «Вольный ветер» появится нехилая статья, как одна баба всех за пояс заткнула.  А то и в «Московском Комсомольце»! Глядишь, и  спонсор  потом найдется.  «Буду походное шмотье на себе рекламировать. Уплыву куда-нибудь в Неведомое,  и флаг воткну. В попу матушке-Земле. Бабок за это огребу и буду жить-поживать, как белая ледь.» 

 

…Сказано – сделано. 

Вездеход   с веселым  водилой, который всю дорогу пытался узнать,  отчего  столичная девка пустилась в столь нелегкий путь одна, и нет ли у нее проблем в личной жизни - довольно быстро и без проблем дотащился до цели. Водила прибыл с напарником, и  Тонька всю дорогу держала на коленях топор.   А вообще, было здорово. Сердце ее запрыгало, когда железная старушка, наконец,  переползла отмеченный на карте брод, еще пара сопок – и вот она, голубушка, Тонькина Великая Цель…

Речка  Черная оказалась почему-то белой от пены.  В пятидесяти метрах от того места, где расположилась Тоня, начинался первый порог. На скале у порога висело несколько табличек  с датами и  именами погибших:  «Смирнов Иван. Заколбасило в бочке.  Сидор Петров. Был без спаса и каски. Гульнара Мураева. Была пьяна, без спаса.  Братья Ухабины. Смыло с рафта в паводок. Сергей Иванов. Просто ебнулся с камня. Был пьян…»   Таблички настроили Тоньку на злобный лад,  и она твердо решила пройти непокорную реку.  Сила воды ее не смутила – больше адреналина. Будет, что рассказать!  Народ обоссыца кипятком.  Надо укрепить камеру ниже по течению и поставить на непрерывную съемку.

 

Бочка за сливом призывно пенилась, ударяясь в каменные зубья, словно насмехаясь над ней, Тонькой, и всеми убиенными ею. «Но я-то пройду! – думала Тонька, плюнув в реку.  – Все мудаки, а я пройду!  Потому что я умна, красива, в спасе и каске. Что посмеет устоять передо мной?!»

 

…Порог растерзал «Ласточку» в клочья и выплюнул на берег еле живую Тоньку.  Полчаса она приходила в себя, блюя водой;  непуганый гнус радостно грыз лицо и  руки, а камера неподалеку честно жужжала, пока не кончилась пленка…

«Ничё! - подумала Тонька, как только обрела возможность думать. - Зато   круто, блин! А кадры, кадры! Емое! За такие кадры я буду год висеть на доске почета Весла.ру! Знай наших… Лодочку жалко -  ремонту не подлежит. А, и фиг с ней… Гулять, так гулять! Даешь соло-пешку! Это еще круче! Ура!!!»

Часть шмоток и еды, упакованных в гермомешки, канула в  небытие, в том числе и рюкзак. Это сразу поубавило  пылу, так как тащить оставшиеся вещи оказалось не в чем. Целый день Тонька шила из остатков лодки резиновый мешок с лямками. С такой смекалкой не пропадешь! Был бы полиэтиленовый каяк – хрен из него что сошьешь… Жизнь налаживается!  Правда, смыло спальник, палатку,  топор и все спички. 

Тонька вынуждена была признать, что чуть не погибла. И что на резинках такие пороги не ходят.  Надо быть осмотрительнее! Но, с другой стороны, плыть уже не на чем, и бояться нечего.  У нее есть почти три недели чтобы  дойти до ближайшей дороги. Три недели дикого кайфа! Можно книгу потом написать и всю жизнь гулять на гонорар. «Как я покоряла Сибирь». Нет, лучше: «Поющая в сосновнике»! Наврать что-нибудь про девять пройденных поргов, Синего водника и  встречу с медведицей.  Все равно никто не проверит… И не забыть кикимору в болоте. Красотищща!

Эх-ма…

 

Через четыре дня хода по скользским камням, болотам  и буреломам  настроение у Сорокиной сильно упало. Еда почти закончилась. Кикимору видела, но заснять не удалось – сел аккумулятор.  Ночью она мерзла, как собака, кутаясь во все, что осталось,  и раздумывала, не повернуть ли назад, пока еще не поздно,  но ретивое не давало. Жива, здорова – негоже паниковать. Только вперед!

«Почто  я не Галкина*, растакую мать?! -  мечтательно материлась она,  пытаясь выбить двумя кремнями искру в мелко накрошенное корье, - Та тащила рюкзак, каяк, и не жужжала.  Правда, у нее палатка была. А  бабуля моя окопы рыла. Потом в лагере сидела. А опосля  в геологи подалась, все родные севера истоптала в резиновых сапогах.  Дочь попутно родила. И хоть бы хны!… А я сопли распустила. Ой, гля-кась… Разожгла! Не может быть…»

Тонька протянула окоченевшие пальцы в слабому огоньку и вновь задумалась. «Отчего люди не летают, как птицы? А дохнут, как мухи?…» Мимо пробежал заяц.  Она кинула в него камень, но промахнулась и заплакала.

…Ночью, лежа под сивой елкой, Тоня вспомнила, как за неделю по похода   задала для пары подружек прощальный ужин в кабаке на Люсиновской…

 

«Инстинкт самосохранения, - талдычила ей умная  Маруся за  стаканом пива, - это основа выживания рода!   У мужиков его нет, понятно. А ты-то,  дорогуша, совсем ума лишилась!?  Где б мы все сейчас были, если  бы ничего не боялись и беса в себе тешили? Окстись, дурища картонная, не ходи одна в Сибирь!  Тебя там медведь сожрет, или гнусь, или надорвешься. А не надорвешься – так потонешь. Некролог тебе в газете напечатают, а не хвалебную статью.»

«Фигня! – бахвалилась Тонька,  знаком подзывая полового. – Еще кружку! У меня соображаловка работает. И вообще, экстрим перерождает человека. Вскрываются, понимаешь, такие, доселе неводомые, пласты в твоем организме. Переборов себя, свой страх, человек взлетает на новую ступень!»

«Ступень чего?»

«Совершенства!» - рявкнула Тонька, чувствуя, как рожа и сердце ее пламенеют от пива.

«Кто это тебе сказал?»

«Ну… народ  поговаривает…»

«Ааа… Да ты хоть знаешь, скока такого народу лбы себе расшибает?»

«Это называется  - естественный отбор. А нас голой лапой не возьмешь. Я всю Карелию исходила. Пора повышать уровень.»

«Все одно -  дура… Это на работе надо уровень повышать. А  отдых зачем себе портить?»

«Сама дура! Думаешь, в городе менее опасно? - огрызнулась будущая солистка. – А если кирпич на голову!? Мне вот сколько раз попадал!»

«Оно и видно.  Самой башку совать к черту в пасть – вот он, отбор этот самый и есть.»

«Как же тогда бабуся моя? Одна по тайге топала, и ничего… Живенькая и веселая!»

«Так она ходила, потому что работа такая была. И обстоятельства. А тебя-то чего несет?»

«Дык вот…  Сама не знаю!» – задумалась  Тонька.

«Лучше ребенком займись, вон он у тебя,  как одуванчик подзаборный.»

«Ребенок вырастет… никуда не денется. Я-то выросла?»

«Тогда крестиком вышивай!» -  хихикнула Маруська.

«Крестиком к себе много внимания не привлечешь… Хочется  совершить чего-то такое… такое… нетривиальное. Чтобы не было потом мучительно больно… Ну, ты понимаешь. Жизнь утекает бездарно!»

«Жизнь сама по себе – благо, - подала голос молчавшая до сих пор В.В. - Каждому она дана своя, как река, со своим течением и характером. И бездарно  прожить ее невозможно. А вот пытаться  изменить  или оборвать ее течение    великий грех.»

В.В. не пила, не курила, два раза была замужем, много знала и все время ходила с карманным молитвенником. Обе подружки  побаивались ее. Но упрямая Тонька не сдалась.  Наскребла по старым друзьям в долг деньжат на самолет  до Уркагана,  кое-какой снаряги и сублиматов прикупила.  Все брала по минимуму, все-таки почти на месяц отбывала. Рюкзак получился под тридцать кило, однако здоровенную Тоньку, полную тестостерона, это обстоятельство не смутило. Аль она не баба из русского селения?! Правда, еще резиновую «Ласточку-21» придется на себе волочь. На каяк пока денег не хватило.  Да и на хрен он нужен, каяк этот.  Он  тут же переворачивается, стоит только в него сесть…

 

…Ночью противно моросило, а утром по следам стало ясно, что приходил медведь, интересовался, какая это сволочь  обожрала его малинник.  Тоне не понравилось соседство, и она ушла вперед, насколько возможно, но и там везде были медвежьи следы. Под вечер  наткнулась на живого медвежонка и бросилась бежать… Бежала, пока не упала… Разбила нос.

Делать нечего – надо попытаться переправиться на другую   сторону реки, вода в которой  ревела, как в унитазе.  Русло узкое, хорошо бы дерево притащить. Но, во-первых, срубить его нечем, во-вторых, тащить такое бревно не под силу. Тоня впервые опечалилась, что она не мужик. Она долго, задумчиво глядела на беснующийся поток,  прикидывая,  как бы попасть на ту сторону.  Выходило что никак,  только если самосплавом. Страшновато… Но возможно.

Противоположный берег был замечательным – светлым,  высоким, с редким лесом.   Более того,  ей почудился шум мотора. Лесовозка!?…  Тонька поняла, что спасена. Но надо переправиться через реку.

 

           Сегодня костер разжечь не удалось. Затух, сволочь. Сорокина сидела во тьме, поджав ноги,  нещадно курила,  глядя на бурливую воду, и спиной прислушивалась к чаще. Однако все приличные медведи нынче спали…  Перед рассветом так похолодало, что зуб на зуб не попадал. Она вытащила фляжку и сделала несколько добрых глотков, унять дрожь. Слава Богу, водку не смыло! Остальное все фигня.

Неожиданно над водой  появилось странное существо, похожее на синего чертика. Чертик  весело резвился на беснующихся валах, взлетал на гребни, потом скатывался  вниз, визжал от восторга, и глазки  его радостно поблескивали желтыми огоньками. На голове у него болталась треснувшая пластиковая каска,  явно великоватая. «Свят-свят!» - подумала Тонька и на всякий пожарный перекрестилась, хотя была неверующей.

«Пшел вон! - крикнула она.  – Меня  чертями не напугаешь!!!»

«Я тебе не собака!  - обиделся Синий. – И не пугать пришел. Так, поговорить… Скучно. Ты  откуда такая будешь?»

«Из Тулы я!» - привычно соврала Тонька, помня, что москвичей нигде не любят.

«Ясно! - прищурился чертик. – А что сюда занесло? Неужто в Туле нет воды?»

«ТАКОЙ нет! Тебе не понять, нечистая сила.»

«Я-то чистая сила, каждый день купаюсь! - улыбнулся чертик во всю пасть. – А вот ты сколько уже не мылась?»

Тонька почесала лохмы, надулась и ничего не ответила.

«Вот не пойму… Что вас сюда тянет? Хоть бы кто ответил… Может, домой вернешься? Еще не поздно! Через неделю на речку опять вездеход придет. Хихи.»

«Зря скалбишься, бесенок. Я в порядке! Жива-здорова,  и времени полно. Меня с  пути не своротишь.»

«Твой ли это путь?»

«Сама выбирала!»

«Я знаю, тебе на тот берег надо. Что, воды совсем не боишься?»

«А что ее бояться, родимую! – задорно выкрикнула Тонька. – Я сама на шестьдесят процентов из воды. Гы-гы.»

«Стихия. Все ж…» - чертик съехал с вала задом наперед, его закрутило в струе, и  долго он ругался на непонятном языке, отплевывая воду. «У тебя дети есть?»

«Есть, а как же! Сын.»

«А ежли погибнешь? Ну, медведь, к примеру, заломает. Не боязно ребенка сиротой оставлять?»

«Я сама сирота.»

«Ага… И как? Ощущения?…»

Тонька вдруг не на шутку  разозлилась:

«Ничего мне не сделается, не каркай!!! Ко всему надо подходить с умом, к стихии тоже. У меня все продумано.»

«Крутая?  А лодку порвала? Это Бог тебя предупредил - не искушай судьбу!»

«Я не верю в Бога.»

«Знаю, и поэтому я здесь.  Хихи. Вертайся лучше по берегу назад… Хорошую тропу покажу! За три дня дойдешь. И грибы есть!» - чертик лукаво посмотрел на нее.

«Не верю я тебе, черт.  Разве можно чертям верить? Заведешь куда-нибудь за Кукуеву  гору, и костей потом не найдут…»

«Ну, а ты, по-твоему, где?» -   сморщил нос синий звереныш.

«И правда - где я?» - вздрогнула Тонька.  Дешевый GPS, купленный перед самым походом, исправно работал, но стал бесполезен, так как бумажная карта утонула, а конечную точку ввести не успела. «Я на речке! – сообразила она. – А напротив – дорога,  куда-нибудь, да выведет! Не путай меня, черт окоянный!»

«Какой же я черт? Я так… катаюсь тут просто… Настоящий черт – он в тебе сидит. И дорога та…»

Тут утренние лучи согнали чертенка, а Сорокина неожиданно уснула, согревшись.

 

Всем назло, Тонька  хорошо рассчитала свои будущие действия. Она накрепко привязала один конец  длинного альпинистского шнура к  сосне, растущей у самого берега, обмотала еще вокруг одной,   а другой  закрепила на спасе карабином. Шмотки оставила, чтобы потом вернуться за ними уже по натянутой страховке.  С собой  тащила еще моток, обвязанный вокруг пояса. Проверила карабин, ремешки на каске и спасе, «медвежий коготь».  Глотнула еще для храбрости, да чтоб  не окоченеть. Денек стоял славный, солнечный, и все говорило о хорошем.

Она еще раз осмотрела поле боя. Река на этом месте делала крутой поворот, и если  удасться переплыть стремнину, то сила воды  должна выкинуть  Тоньку на противоположный берег, где призывно светлела плоская коса галечника. Подергав для верности веревку, она бросилась в поток, и река разом  обняла ее, как родную. Однако сколько не месила девица струю руками и ногами, та  мягко, но неизменно отбрасывала тело, привязанное за поводок,  назад к берегу. После получаса яростной борьбы со стихией Тоня так  замерзла, нахлебалась и устала, что решила плюнуть на это дело.  Все-таки лучше вернуться назад, прав был чертяка. Жизнь дороже…   «Хер с ней, со славой,    и он же - с медведями!» С этими правильными мыслями она устало погребла к земле обетованной. В этот момент  оторвалась петля, за которую крепился карабин. Тоньку понесло… Она попыталась ухватиться за здоровенный камень, торчащий  почти у самого берега, но сил  в руках уже не было.  Обдирая пальцы в кровь, женщина судорожно  цеплялась  за мелкое еще дно, а белая вода  игриво тащила ее все глубже и глубже, в самую утробу, и не давала ни шанса, ни  передышки.

…Свирепо матерясь,  Сорокина  ушла в длинный каньон.

Этой ночью мимо реки шел браконьер Михалин. Он тащил в рюкзаке расчлененную косулю, тихо напевал  под нос и освещал  себе  путь  маленьким фонариком.  И только поэтому  не споткнулся. «О, какая знатная веревка!» - обрадовался он, рассматривая усердные мотки на сосне. «Сгодится в хозяйстве…» Зеленого мешка, прислоненного к  соседнему дереву, Михалин не заметил.

 

…Про Антонину С. потом много писали. И в «Вольном  Ветре», и даже в «МК». И на форумах неделю трындели.  Тела-то так и не нашли, хотя спасатели все обшарили.  Нашли только  мешок из резины, с едой и вещами.  Что  там произошло, на Черной реке?  Никто не мог дать ответа. Кто-то говорил, что Тонька ушла в Другую Судьбу. Или сбежала в Великую Китайскую страну.  Правда, непонятно, почему без вещей. И только  программист  Нечаев знал ответ… «С Сорокиной все ясно – баба! Утопла, дура.  Ну куда она поперлась, ваще?  А я бы прошел, однозначно… Правда, говорят,  на этой  Черной  дождливым летом   паводки сумасшедшие. Ну, так и мы не пальцем деланы. С  мозгами и хорошей снарягой такую речку  отыметь можно!  Эх, зато будет что потом рассказать. Говорят, ее никто еще не прошел до конца. Все будут писать кипятком, когда я выложу дневник!» Поковыряв в зубах, Гена Нечаев решил, что вполне готов к подвигу, и начал неторопливо собираться к вершине своей славы, уговорив жену выделить из бюджета на полиэтиленовый каяк. Жена порычала, но сдалась. Она хотела гордиться мужем.

…А чертик  всю осень катался на волнах, в новой каске. Было скучно. И поговорить-то не с кем… Ну, ничего, будет новый сезон.

 

 

 

2003 г.  Марфа Московская ©

 

 

* Марина Галкина, отважная женщина, совершившая соло-путешествие по Чукотке в 1997 году.

 


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом | --> Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  Белая Сова |  База |